]


Парижская «ядовитая» паника и тайная охота на ведьм в Версале

9 сентября 2021 г. 12:44:18

Шкафчик с ядами (17-й век)

Это малоизвестная история, которую в позолоченных залах Версальского дворца осмеливались обсуждать лишь шёпотом. Она связана с охотой на ведьм при французском королевском дворе и по масштабам превзошла даже более известный случай, который произошёл десять лет спустя в Салеме (штат Массачусетс, США). Убрав занавес помпезных церемоний, которые устраивали в Версале, можно было обнаружить не только непристойные подробности гедонистического мира в рамках старого порядка, но и оккультизм. Скрываясь среди аристократии, теневая сеть практикующих чёрную магию продавала яд тысячам граждан, в основном придворным и любовницам при дворе короля Людовика XIV. Правление Короля-Солнца было отмечено многочисленными убийствами, паникой и скандалом. Также был раскрыт масштабный заговор, который привел к аресту 194 человек и казни 36 осуждённых, в том числе десятков знаменитых аристократов, по обвинению в отравлении и колдовстве. Эта капания получила название «Дело о ядах».

Придворные Версаля

Когда 17-й век подходил к концу, при Версальском дворе начали происходить странные вещи. Представители французской знати начали таинственным образом умирать один за другим, никого не предупреждая о своей безвременной кончине. Несмотря на то, что практика вскрытий находилась ещё в зачаточном состоянии, экспертам удалось обнаружить весьма тревожную деталь: внутренние органы у всех трупов были почерневшими – явный признак отравления.

Следователи пребывали в недоумении, пока не выяснилось, что сеть прорицателей – по сути, ранних европейских фармацевтов – поставляла яд тысячам граждан. История приобрела неожиданный поворот в 1672 году, когда полиция провела обыск в лаборатории недавно умершего армейского капитана, ставшего алхимиком, Жана Батиста Годена де Сент-Круа. Предполагалось, что он умер в результате воздействия смертоносных химических веществ. Де Сент-Круа оставил после себя ряд улик, которые привели к масштабной охоте на ведьм среди высших слоёв общества. В красном кожаном сундучке, принадлежавшем армейскому капитану, хранились письма, в которых подробно описывались случаи отравления. В них были замешаны де Сент-Круа и его любовница, замужняя аристократка по имени Мари де Бринвилье. Мари числилась пропавшей без вести. После обнаружения писем она стала главной подозреваемой в смертельном отравлении родного отца и двух братьев.

Мари де Бринвилье отравляет жертву. Из газеты Le Petit Journal Illustre, 1931 год

В возрасте 21 года Мари вышла замуж за Антуана Гобелена, став маркизой де Бринвилье. Брак был заключён по расчёту, и вскоре она ушла от своего мужа, заядлого азартного игрока, чтобы броситься в объятия лихого армейского капитана Годена де Сент-Круа. Когда семья Мари узнала об этом романе, её влиятельный отец арестовал де Сент-Круа. Отбывая срок в Бастилии, любовник Мари познакомился с заключённым по имени Эджидио Эксили, экспертом по отравлениям, который поделился с де Сент-Круа своим богатым опытом. После освобождения армейский капитан тайно воссоединился с Мари и подался в алхимики, что позволило ему работать с ядами. Именно в лаборатории своего возлюбленного Мари начала строить планы мести семье и экспериментировать с ядами. Позже её обвинят в убийстве более 30 невинных людей, которые поневоле стали «подопытными кроликами». Говорят, она находила своих жертв в парижских больницах, в частности в Отель-Дьё, недалеко от Нотр-Дама.

Маркиза де Бринвилье даёт яд пациентам парижской больницы Отель-Дьё

После того как отец Мари и два брата умерли по схожим причинам в течение очень короткого промежутка времени, власти заподозрили нечестную игру. После того как в лаборатории де Сент-Круа в ходе обыска были обнаружены письма, дело возобновили, и маркиза де Бринвилье стала главной подозреваемой, которую разыскивала вся Франция. Мари удавалось скрываться от властей в течение нескольких лет; она сбежала из Парижа и поселилась в соседней Бельгии. Через четыре года её нашли в монастыре и привезли обратно во Францию, несмотря на то, что она пыталась совершить несколько попыток самоубийства по пути в Париж. Говорят, что среди её личных вещей были найдены письма, в которых она признавалась во многих своих грехах. Суд над ней привлёк внимание всего Парижа. Он представлял особый интерес для мадам де Севинье, которая освещала сплетни о французской знати.

Впоследствии Мари подвергли пыткам. После того как она признала себя виновной, её обезглавили и сожгли на костре. Перед смертью она якобы произнесла: «Из стольких виновных людей я стану единственной, кого предадут смерти? Половина города замешана в этих тёмных делах, и я могла бы погубить их всех, если бы захотела».

Маркизу де Бринвилье пытают водой перед обезглавливанием

Смелые заявления Мари можно было бы отвергнуть, если бы многие жители Парижа, включая представителей аристократии, не собрались, чтобы стать свидетелями казни маркизы де Бринвилье. Скандал быстро стал горячей темой для обсуждения среди ближайшего окружения короля. Последние слова Мари вкупе с подозрительными смертями при Версальском дворе заставили Людовика XIV собрать специальный трибунал, чтобы найти тех, кто был замешан в этом грязном деле, и быстро ликвидировать их.

Ля-Вуазен

Пришло время познакомиться с Кэтрин Дешэ Монвуазен, или Ля-Вуазен, как её стали называть. Днём акушерка, а ночью предсказательница (гадалка) и профессиональная отравительница, Ля-Вуазен приобрела печально известную репутацию по всему Парижу и за его пределами за то, что поставляла богатым аристократическим клиентам яды и афродизиаки, делала аборты и предлагала услуги чёрной магии, включая сатанинские ритуалы.

Чёрная месса

Что касается незаконных абортов, поговаривали, что плоды сжигали в доме Ля-Вуазен, а пепел закапывали в саду, но это никогда не было доказано. Стоит отметить, что король Людовик XIV приказал своему трибуналу не углубляться в дела Ля-Вуазен, связанные с незаконными абортами – возможно, это были личные интересы.

Мадам де Монтеспан

Самой известной клиенткой Ля-Вуазен была мадам де Монтеспан, любовница короля; многие называли её «истинной королевой Франции» из-за влияния, которое она имела при дворе в то время. Монтеспан стала постоянной клиенткой Ля-Вуазен после того, как одна из её печально известных церемоний чёрной мессы якобы помогла подающей надежды придворной даме завоевать сердце Людовика XIV. Говорят, что с тех пор Монтеспан регулярно поила короля различными зельями и афродизиаками, чтобы он не обращал внимания на других женщин.

Согласно свидетельским показаниям, Ля-Вуазен неоднократно проводила ритуалы и призывала дьявола в ходе кровавых церемоний над обнажённым телом Монтеспан в доме Кэтрин Трианон, хорошо образованной прорицательницы, которая выступала за однополые отношения и была самым важным партнёром Ля-Вуазен. Говорили, что в ходе одного из сатанинских ритуалов, чтобы выразить благодарность дьяволу, Монтеспан пожертвовала жизнью новорожденного, выпив часть его крови. Остальную использовали в приготовлении различных зелий для Короля-Солнца.

«Дело о ядах» (1955 год)

Когда Монтеспан начала переживать по поводу того, что Людовик XIV найдёт себе новую любовницу, она обратилась к Ля-Вуазен с просьбой помочь ей убить короля. План состоял в том, чтобы отравить петицию, которую вручат монарху, но, в конечном счете, он провалился. И пока Ля-Вуазен и Монтеспан планировали второе покушение на жизнь монарха, королевские охотники на ведьм всё ближе становились к разоблачению сети прорицательниц и отравительниц. В январе 1679 года была арестована сообщница Ля-Вуазен, Мари Боссе, вместе с коллегой-отравительницей Мари Вигоро. Следующей была сама Ля-Вуазен; она быстро призналась в том, что снабжала ядом и предоставляла различные услуги чёрной магии королевским придворным.

Предполагается, что Ля-Вуазен решили не подвергать пыткам из опасения, что она может раскрыть имена влиятельных людей, даже самого короля. Когда выяснилось, что его бывшая любовница мадам де Монтеспан также была замешана в этом деле, Людовик XIV решил распустить комиссию, чтобы избежать неловкости. Тем не менее, Ля-Вуазен была признана виновной в колдовстве вместе со своими многочисленными сообщниками и приговорена к казни через сожжение. Предположительно, члены её сети убили от 1000 до 2500 человек.

«Дело о ядах» (1955 год)

Почти через год после того, как Ля-Вуазен арестовали, её казнили на глазах у жаждущей крови толпы. Повторяя слова своей предшественницы Мари де Бринвилье, Ля-Вуазен заявила перед смертью: «Париж полон подобных вещей; существует огромное количество людей, втянутых в это коварное дело».

«Дело о ядах» повествует нам о малоизвестном преступном мире Парижа конца 17-го века, но что скрыто между строк? История имеет забавную манеру повторяться. Независимых, сексуально раскрепощённых женщин, аборционистов и гомосексуалистов судят за колдовство? Факты этого 300-летнего заговора, унёсшего вдвое больше жизней, чем процесс над салемскими ведьмами, остаются неоспоримыми.

- Источник


Источник