]


Почему вокруг российско-белорусской интеграции столько секретов?

Богдан Безпалько

10 сентября 2021 г. 11:39:38

Нынешние российско-белорусские переговоры на высшем уровне могут пойти по одному из трёх сценариев — позитивному, негативному и нейтральному.

Подвести итоги строительства Союзного государства — одна из заявленных целей встречи президентов России и Белоруссии. Об этом в преддверии данной встречи проинформировал своего коллегу Александра Лукашенко Владимир Путин. Белорусский президент, в свою очередь, вспоминал о близости наших народов, об «одном корне» и утверждал, что будущее — «только вместе, только союз».

Вместе с тем итоги государственного строительства за эти 20 лет очень скромные. Ни одного из ключевых положений, заложенных в качестве основы Союзного договора, не выполнено. Нет Конституционного акта, т. е. нет Конституции Союзного государства. Нет единой валюты, нет института гражданства и законодательного (парламента) или хотя бы представительного органа. Все, в чем заключается сейчас Союзное государство, — это ряд декоративных инстанций.

Начиная с 2019 г. интеграция постепенно сузилась от настоящего союзного договора до «31 дорожной карты», а после резкого охлаждения в российско-белорусских отношениях в конце 2019 года, после большого перерыва и потрясений августа 2020 г. — и вовсе до «союзных программ». Теперь интеграционных документов стало уже 28, что является явной заслугой белорусской стороны. Подозрение и даже раздражение у экспертного сообщества вызвала странная секретность вокруг «дорожных карт» (теперь — «союзных программ»).

Союзный договор публично обсуждался (с ним можно ознакомиться и сейчас), процесс интеграции был отражением массового запроса граждан России и Белоруссии к объединению. Почему же сейчас документы, которые должны ознаменовать новый этап интеграции, столь секретны? По утверждению некоторых аналитиков, они и должны оставаться таковыми (такое мнение, в частности, высказал в эфире программы «Место встречи» на НТВ Михаил Маркелов). Неужели их содержание настолько неприемлемо для наших граждан, что они не могут с ним предварительно ознакомиться? Ведь интеграция по-прежнему воспринимается и подаётся как отражение воли «двух братских народов». Или нет?

Владимир Путин и Александр Лукашенко

Kremlin.ru

Лукашенко приезжает к Путину уже пятый раз. И каждый раз кажется, что вопрос поставят ребром — либо интеграция, либо добрососедское, но все же раздельное существование двух независимых государств. Но каждый раз мы сталкиваемся лишь с промежуточными итогами. Возможно, по результатам нынешней встречи мы увидим:

Позитивный результат. «Союзные программы» подписываются высокими сторонами, и они, столь секретные сейчас, становятся достоянием общественности. Из их содержания становится ясно, что интеграция, пусть и с опозданием на 20 лет, начинает наполняться реальным содержанием. Приятным сюрпризом оказывается возвращение «политической карты», создание наднациональных органов Союзного государства, размещение российских военных баз и объектов на территории Белоруссии, масштабное объединение экономических акторов, согласование внешней политики. Становится понятным, что Кремль принудил Лукашенко, находящегося в сложном положении, к исполнению Союзного договора, заключённого в далёком 1999 году.

Негативный результат. Стороны подводят итоги интеграции и констатируют, что она не состоялась. Что прийти к компромиссу невозможно ввиду взаимоисключающих требований сторон. Белорусская сторона требует дотирования своих политических и военных структур, масштабных субсидий для неэффективной экономики и убыточных отраслей и предприятий, даже для демпинга на российском же рынке. Российской стороне, в свою очередь, нужна политическая и экономическая интеграция, единые внешняя политика и оборона. Субсидирование в одностороннем порядке для России более оказывается неприемлемым. Стороны благодарят друг друга за сотрудничество и начинают строить отношения на новых основаниях.

Минск

Viktar Palstsiuk

Нейтральный результат. Из содержимого «союзных программ» или по другим признакам можно заключить, что согласовано много аспектов в области унификации таможенного и налогового законодательства, промышленной политики и транзита. Поток контрабандных белорусских сигарет и европейской «санкционки» в РФ кратно уменьшается или исчезает совсем, белорусский транзит перенаправляется в российские порты, создаётся ряд совместных предприятий. Политические вопросы, включая признание суверенитета России над Крымом, не рассматриваются и не обсуждаются. Лукашенко, находясь под давлением европейских санкций и на развалинах своей экономики, вынужден пойти на указанные выше шаги. Сохраняется субсидирование белорусской экономики, но уже в несколько меньших масштабах и под угрозой возможного сокращения. Интеграция сохраняется как потенциальный сценарий развития событий — особенно в свете возможного ухода Лукашенко от власти в будущем.

Наиболее вероятным представляется нейтральный результат. Позитивный сценарий маловероятен в силу восприятия Александром Лукашенко интеграции как угрозы своей личной власти. Негативного варианта не может допустить в России в преддверии выборов — большинство граждан по-прежнему выступает за интеграцию между нашими странами.


Источник