]


Зеленая энергетика и кризис «перехода»

15 октября 2021 г. 19:32:27

Фоном осени 2021 года стал мировой энергетический кризис, который стал плавно переходить в общий экономический и финансовый. Кризис, как лесной пожар, распространяется от одного энергетического рынка к другому. Начавшееся было резвое после коронавируса восстановление экономики в ее мировых центрах споткнулось об энергетику.

Из Китая уже предупреждают, что продовольственная безопасность глобального сообщества может пострадать, поскольку рост цен на невозобновляемые ресурсы — газ, нефть и уголь — влияет на производство и поставки удобрений.

Особенностью этого новейшего мирового кризиса энергетики стало то, что этот кризис, по определению Bloomberg, первый в истории кризис зеленой энергетики. Это кризис «перехода». Большая и сложная система стала более хрупкой на период, когда она претерпевает фундаментальные изменения. Множество процессов пошли не так одновременно. На основании первого опыта эксперты прогнозируют: в следующие несколько десятилетий энергетического «перехода» будет наблюдаться больше периодов экономического спада, обусловленных энергетическими проблемами — ее потреблением, нехваткой топлива и, как следствие, замедлением экономического роста из-за уязвимости поставок. Энергетический переход не будет плавным и будет напоминать езду по кочкам.

В последние десятилетия ведущие страны мира стремятся наращивать использование возобновляемых источников энергии, но промышленная экономика по-прежнему в значительной степени зависит от ископаемых видов топлива — угля, нефти и газа. Такое вот диалектическое противоречие. Иронией судьбы осени 2021 года стало то, что энергетический «кризис перехода» грянул накануне знакового для нового президента США Джо Байдена мероприятия — саммита ООН по климату в Глазго (Шотландия) в конце этого месяца. Предстоит обсуждение не будущих высот прогресса, а грядущих этой зимой пиков текущего энергетического кризиса и его последствий.

Впереди еще на следующей неделе — плановый саммит ЕС, который пройдет на фоне острых разногласий внутри Европейского союза по поводу ответа на кризис. Лидеры государств-членов смотрят на ЕС двояко: либо как на козла отпущения, либо как на потенциального спасителя. Одни главы государств и правительств просят блок об общем стандартном решении. Другие обвиняют Брюссель в радикальной политике по сокращению выбросов как причине нынешнего энергетического «кризиса перехода». Аналитики в области энергетики утверждают, что Европа слишком быстро отошла от энергии, работающей на ископаемом топливе, прежде чем обеспечить достаточные мощности возобновляемых источников, которые могли бы восполнить недостаток в чрезвычайной ситуации.

Кроме того, солнечная и ветровая генерации не компенсировали потерю ядерной энергетики в Европе. Европа упала в кризис, оказавшись на полпути к переходу, который по планам европейцев должен был занять десятилетия.

Причина кризиса — продолжающееся несбалансированное расширение использования возобновляемых источников энергии. Но рост зеленой энергетики идет в мире в основном в «богатых» центрах т. н. золотого миллиарда. Вот один частный пример. В 2020 году ветер производил солидные 25% электроэнергии в Великобритании. Летом 2021 года в Великобритании были зафиксированы рекордные два месяца без использования угля в энергетике.

В целом же по планете картина выглядит, мягко говоря, неоднозначно. Пока что общий энергетический рост не сопровождался существенным изменением пропорций. Вот, как это выглядит на графике из глобального отчета за 2021 год о возобновляемых источниках. В 2009 году ископаемое топливо в общем балансе энергетики составляло 80,3%, а в 2019 году — 80,2%. Возобновляемые источники в 2009 году — 19,7%, а в 2019 году — 19,9%.

При этом из возобновляемых источников доля современных (т. е. ветровых генераторов, солнечных батарей) в 2009 году составила 8,7%. Остальные 11%, приходящихся на возобновляемые, — это, условно говоря, «дрова из леса» для традиционного отопления и приготовления пищи. В 2019 году это соотношение составило соответственно 11,2 и 8,7%. Таким образом, относительный рост зеленой энергетики за десятилетие составил 2,5%. При этом прирост зеленой энергии осуществился за счет снижения «дров» на эти 2,5%. Вот эти два с половиной процента и являются показателем прогресса промышленной человеческой цивилизации за минувшее десятилетие. В 2018 году ветер составлял 5% мировой электроэнергии, а солнечной — 2%. В процентах от всего мирового энергопотребления это 2 и 1% соответственно.

Таким образом, «зеленый переход» на планете не может быть равномерным географически. Другие обширные регионы будут в большей степени зависеть от ископаемого топлива, понижая общий зеленый баланс на Земле. Продолжающийся экономический рост и рост населения планеты также будут способствовать росту потребления энергии.

Одна из ключевых причин текущего глобального энергетического кризиса — это сокращение инвестиций в ископаемое топливо во имя зеленой энергетики. Согласно данным Rystad Energy, новые инвестиции американских и европейских нефтяных компаний в разработку нефтегазовых месторождений сократились более чем вдвое в период с 2015 по 2021 год. При подобной ситуации с капиталовложениями декарбонизация может сопровождаться сокращением к 2050 году добычи нефти на 73% при отсутствии созданных альтернатив в балансе.

По идеальной дорожной карте Международного энергетического агентства, при достижении нулевых выбросов парниковых газов к 2050 году мировой спрос на нефть упадет на 76% по сравнению с уровнями 2020 года, спрос на природный газ сократится на 56%, а на уголь — на 89%.

Однако многие эксперты критикуют эту идеальную модель, указывая на то, что прогнозы МЭА являются чистым теоретизированием. Старший экономист Института экономики энергетики Японии Йошиказу Кобаяси полагает, что спрос на ископаемое топливо вряд ли сильно упадет в 2050 году.

Институт разработал два сценария глобального спроса на энергию.

«Стандартный сценарий», который предполагает продолжение предыдущих тенденций, предсказывает, что спрос на энергию ископаемого топлива в богатых странах упадет к 2050 году на 11% по сравнению с текущими уровнями. Но при этом спрос на ископаемое топливо вырастет более чем на 50% в странах с развивающейся экономикой. В результате к 2050 году мировой спрос на нефть вырастет на 36%, а спрос на природный газ — на 57% по сравнению с уровнем 2020 года.

Другой «сценарий прогресса», который предполагает наличие достижений в технологиях зеленой энергетики, также предусматривает более высокий спрос на энергию — рост на 8% для нефти и 16% для природного газа. В институте утверждают, что в развивающихся странах спрос на нефть для использования в качестве бензина и на природный газ в качестве промышленного топлива останется высоким.

Текущий кризис показал, что, по мере того как мир будет отходить от ядерной энергии и ископаемого топлива, будет расти спрос на гибкие источники энергии — такие, как природный газ, способные реагировать на пики и спады возобновляемой энергии.

Экономика заявленного перехода на зеленую возобновляемую энергию вынуждена переходить на ископаемый природный газ, чтобы продолжать работать. От этого природный газ становится не только важным, но и дорогим ресурсом. Цены на газ в Европе выросли с начала года, в особенности на спотовом рынке — на 400%, в то время как цены на электроэнергию поднялись на 250%. Но столь высокий подъем цен выявил попутно и текущие недостатки рыночной биржевой системы в отношении энергетики.

При выполнении нынешних темпов программы декарбонизации предложение ископаемого топлива может не поспевать за спросом. В этой связи эксперты по энергетике указывают на то обстоятельство, что богатые ископаемыми энергоресурсами производители Ближнего Востока знают об этой перспективе и стремятся ею воспользоваться. В августе этого года, накануне грянувшего кризиса, генеральный директор Saudi Aramco Амин Насер заявил, что саудовская государственная нефтяная компания усердно работает над расширением производственных мощностей.

«Мы видим, что в добычу нефти очень мало инвестиций, и это прекрасная возможность для нас», — сказал он.

В связи с подобными перспективами из экспертного сообщества Атлантического совета США зазвучали предупреждения, что если США будут и дальше сокращать инвестиции в добычу нефти, то скоро они получат единственную возможностью покупать нефть из нескольких стран, таких как ОАЭ, Саудовская Аравия и Россия. Это будет не только политическая угроза, но и экономическая.

Если один регион станет основным источником поставок, то возрастет и риск повторения нефтяных потрясений 1970-х годов.

* * *

В заключение — немного общих данных о зеленой энергетике. Зеленую энергию генерируют природные источники, такие как солнечный свет, ветер, дождь, приливы, течение рек, растения, водоросли, геотермальное тепло и т. д. Это возобновляемые энергоресурсы, поскольку они пополняются в природе естественным путем. Главная цель — минимизировать негативное воздействие на окружающую среду. Идеология зеленой энергии была впервые оформлена в стандартные исполняемые программы в ноябре 2006 года — в канадской провинции Онтарио была запущена 20-летняя программа RESOP (Renewable Energy Standard Offer Programme). В 2009 году в провинции Онтарио был принят закон об энергетике и зеленой экономике.

При этом большая часть используемой энергии в мире на сегодня приходится на невозобновляемые источники, из которых основными являются каменный уголь, нефть, природный газ и атомная энергия. Эти источники энергии не могут быть восстановлены за короткий период времени. Преимущество невозобновляемых источников энергии: они относительно дешевы и просты в использовании. Главным недостатком является то, что они исчерпаемы. Кроме того, они серьезно влияют на экологию и здоровье человека и, как считается, в значительной степени ответственны за изменение климата и глобальное потепление.

Сторонники зеленой энергии указывают на ее главное преимущество: средняя стоимость чистых энергетических технологий якобы меньше, чем у ископаемого топлива. Ведь предельная стоимость энергии ветра и солнца практически равны нулю. Поэтому капитал для проектов в области возобновляемых источников энергии поступает в основном авансом, в то время как стоимость единицы энергии по существу бесплатна.

Тем не менее зеленая энергетика имеет следующие недостатки:

— высокая стоимость генерации;

— высокие затраты на передачу;

— прерывность выработки солнечной и ветровой энергии при том условии, что электрические сети должны быть сбалансированы;

— невысокий КПД установок, за исключением гидроэнергетики;

— дороговизна обслуживания и контроля;

— проблема поддержания электрических сетей и резервного хранения;

— проблема сезонного хранения;

— проблема утилизации ветровых турбин, солнечных батарей и аккумуляторов;

— невозможность замены невозобновляемых источников энергии во многих существующих базовых для цивилизации технологических процессах; так, например, нет возможности производить в больших промышленных объемах сталь, удобрения и пластик без использования невозобновляемых ресурсов на углеродной основе.

В основе своей зеленая энергия не решает полностью и проблему выбросов, хотя бы потому, что 25% выбросов парниковых газов дает именно использование электричества.

Дмитрий Семушин


Источник