]


Британия и Турция против Франции и России: Европа распадается на альянсы

Елена Панина

24 сентября 2021 г. 10:24:09

Большая игра Британии заставляет Францию искать союзника в лице России, а журнал The National Interest — говорить о «новом 1939 годе для Европы»

Возможное сближение Франции с Россией после предательского удара со стороны «триумвирата» AUKUS вызывает переполох в целом ряде европейских столиц, прежде всего в Польше, странах Прибалтики, Грузии и на Украине. К сближению с русскими Париж подталкивает не только охлаждение отношений с Вашингтоном, но и все более враждебная позиция Лондона.

Избавившись от ограничений ЕС, Великобритания стремится возвыситься в противостоянии великих держав и делает все, чтобы подавить своих конкурентов в Европе, в первую очередь Францию. Это заставляет Пятую республику видеть в Москве союзника, особенно в Восточном Средиземноморье, где британцы выступают в тесной связке с Турцией.

Об этом говорится в нашумевшей статье «Скандал с подлодками знаменует начало франко-британского соперничества» за авторством профессора Али Демирдаса, опубликованной 22 сентября в американском The National Interest. Автор рисует картину новой геополитической реальности, складывающейся в Старом Свете после Брексита, и делает вывод: «Положение дел в Европе все больше напоминает предвоенный 1939 год».

Действительно, как уже отмечал РУССТРАТ, за проектом нового глобального альянса AUKUS просматриваются долгоиграющие планы британской короны, вырвавшейся на оперативный простор после десятилетий «прозябания» в тени США и Евросоюза. При этом для продвижения своих национальных интересов в различных точках планеты Лондон, как указывал наш институт, активно использует Содружество наций.

Показательно, что через одну из стран Содружества, крохотную Мальту, британцы мастерски разыгрывают «африканскую партию» против Франции. Именно Мальта заблокировала в мае 2020 года военно-морскую миссию ЕС, призванную пресечь поставки турецкого оружия ливийскому Правительству национального согласия, которому противостоял поддерживаемый Парижем (и Москвой) фельдмаршал Халифа Хафтар. И та же Мальта чуть позже наложила вето на франко-греческую резолюцию ЕС, которая должна была ввести оружейное эмбарго против Анкары за ее действия на Кипре.

В других случаях Лондон вмешивался сам — например, поддержав турецкую «дипломатию канонерок» у берегов Греции или хозяйничанье Анкары на севере Сирии, вызвавшие недовольство Парижа (и Москвы). Противоположными оказались позиции Британии и Франции по курдскому и ряду других вопросов.

Таким образом, на наших глазах в Европе вновь, как во все минувшие века, складываются большие альянсы. Британцы нашли в лице турок своих естественных союзников в сдерживании Франции, в то время как Пятая республика, испытывая нарастающее влияние Германии, пытается нащупать общие интересы с Россией сразу в нескольких регионах: от Сирии и Кавказа до Северо-Западной Африки.

Сегодня такие коалиции не могут ограничиваться одним лишь Старым Светом. И если Великобритания, возвращая себе морскую мощь, ищет с помощью англосаксонских союзников выход на Индо-Тихоокеанский плацдарм в готовности сцепиться с Китаем, то Франция рано или поздно столкнется с необходимостью сближения с континентальным блоком государств по оси Париж — Берлин — Москва — Пекин, о чем также предупреждал РУССТРАТ. Создание AUKUS лишь подливает масла в огонь, отрывая Францию не только от «сердечного британского друга», но и от США.

Разумеется, в странах-лимитрофах Восточной Европы такие тектонические сдвиги воспринимаются с ужасом. Той же Украине не сулит ничего хорошего, если Москва и Париж заодно с Берлином окончательно договорятся по Донбассу в рамках Нормандской четверки. Да и другим американским сателлитам по периметру границ РФ на фоне кризиса целеполагания в НАТО и переноса основного внимания Вашингтона на китайское направление пора бы задуматься, где искать себе нового хозяина.

Пожалуй, единственное, в чём мы не согласимся с уважаемым профессором Демирдасом, это с выводом о «повторении 1939 года». Да, конфликт интересов в Старом Свете налицо, в нем проступают контуры новых коалиций вместо аморфного Североатлантического Альянса и даже, возможно, ЕС. Однако ни о каком предчувствии большой войны в Европе речи пока не идет — слишком уж мал сегодня военный потенциал даже у ведущих держав континента по сравнению с мощью США и России.

Елена Панина — директор Института РУССТРАТ


Источник