]


Проиграет ли Россия суд в Гааге? Пять вопросов об украинской провокации в Керченском проливе

15 октября 2021 г. 18:43:00

Международный арбитражный суд в Гааге до 16 октября проводит слушания по делу об инциденте в Керченском проливе, произошедшем в 2018 году, когда три украинских корабля незаконно вторглись в территориальные воды России. Что на самом деле представляет из себя «керченский инцидент» и какое решение вероятнее всего примет суд, разбиралась Украина.ру.

Что это было?

25 ноября 2018 года российские пограничники задержали три украинских корабля, следовавшие из Одессы в Мариуполь.

Бронированные катера «Бердянск», «Никополь» и буксир «Яны Капу», принадлежащие Военно-морским силам (ВМС) Украины, без разрешения пересекли границу России.

«Около 7:00 по московскому времени три корабля ВМС Украины в нарушение статей 19 и 21 Конвенции ООН по морскому праву, определяющих право прибрежного государства на обеспечение безопасности в морском пространстве, пересекли государственную границу РФ, неправомерно зашли во временно закрытую акваторию территориального моря Российской Федерации», — сообщила ФСБ России.

Украинская сторона позже утверждала, что суда «осуществляли плановый переход из Одессы в порт Мариуполь Азовского моря», и о намерении его осуществить заранее сообщалось — правда, не уточняется, в какой форме. Киев также заявлял, что 24 ноября ВМС Украины получили сообщение о закрытии зоны прохода в районе Керченского пролива, однако «подтверждения» этого через международный центр контроля, расположенный в Испании, «не было».

Вскоре для прохода судов был закрыт Керченский пролив — два российских гражданских буксира пригнали гражданский сухогруз и тем самым перекрыли любую возможность прохода под Крымским мостом.

Украинские судна опасно маневрировали неподалеку от моста и несколько часов не реагировали на требования пограничников. В результате российские военные были вынуждены открыть огонь — обошлось без жертв.

На борту украинских кораблей находились 24 военнослужащих — моряки ВМС Украины и двое сотрудников военной контрразведки Службы безопасности Украины (СБУ).

Все три судна и их экипажи были арестованы. Им предъявили обвинение в незаконном пересечении границы (ч.3 ст. 322 УК РФ).

В ответ на это украинские власти ввели в 10 приграничных с Россией регионах военное положение, заявляя, что она якобы собирается атаковать Украину, хотя подобные планы в РФ даже не обсуждались. В страну перестали пропускать российских граждан-мужчин в возрасте от 16 до 60 лет, а власть, во главе которой на тот момент находился Петр Порошенко, во всю трубила о «российской угрозе».

Президент России Владимир Путин обвинил Порошенко в провокации — украинские корабли пытались пересечь границу с Россией там, где она проходила еще до возвращения Крыма.

В апреле 2019 года, на закате правления Порошенко, Украина обратилась в Международный трибунал по морскому праву, потребовав освободить корабли и экипаж. В мае трибунал большинством голосов призвал Россию выпустить моряков и корабли в качестве меры временного урегулирования.

Придя к власти, Владимир Зеленский заявил, что поставил своей задачей номер один возвращение арестованных моряков на родину. Правда, оставшийся в наследство от предыдущей власти министр иностранных дел Украины Павел Климкин решил иначе.

25 июня МИД России направил в Международный трибунал ООН ноту, в которой предлагались варианты того, как украинская сторона может способствовать освобождению задержанных моряков. Климкин подтвердил получение ноты и заявил, что отказался обсуждать какие-либо предложения Москвы.

Самоуправство Климкина, который без ведома президента ответил на российскую ноту, разозлило Зеленского — через несколько дней он направил премьер-министру письмо с рекомендацией направить в парламент представление об увольнении главы МИД.

В итоге переговоры Москвы и Киева завершились успешно: 7 сентября 2019 года моряки вернулись на родину в рамках обмена задержанными. Суда вернулись позже — 18 ноября. Но чтобы всем не казалось, что страны наконец-то спокойно достигли общего знаменателя, Киев обвинила Москву в похищении деталей с арестованных кораблей, в том числе сантехники. Позже ФСБ опубликовали видео передачи судов украинской стороне — на кадрах вся техника была на своих местах.

Кому и зачем нужна была эта провокация?

Накануне президентских выборов дела у действующего президента Украины Петра Порошенко шли не очень хорошо: менее чем за полгода до выборов он был аутсайдером в лидерской тройке с рейтингом в районе 10% и огромным, почти 80-процентным антирейтингом.. Лидерство тогда оспаривали Юрий Бойко и Юлия Тимошенко, а Владимир Зеленский еще даже не заявил о своем участии в президентской гонке.

Поэтому Порошенко, как считают эксперты, нужно было во чтобы то ни стало отложить выборы, чтобы спасти ситуацию и одновременно за счет чего-то поднять собственный рейтинг — и Порошенко вместе со своим окружением придумал нехитрую провокацию, прекрасно понимая, что суда будут задержаныЮ, а моряки арестованы и рассчитывал, что это даст ему возможность выступить в их защиту. При этом предполагался прорыв границ России (возможно, с жертвами с обеих сторон), а затем в качестве ответной меры — введение военного положения, из-за которого будут отменены по Конституции до его окончания президентские выборы. Все это по мнению Порошенко и его приближенных добавило бы ему поддержки избирателей.

По словам бывшего первого заместителя секретаря Совбеза Украины Степана Гавриша, Порошенко старательно избегал обсуждения произошедшего с руководителями парламентских фракций. Он был удивлен, что все остальные разы Украина брала необходимые разрешения для прохода подобных судов, а в этот раз почему-то не взяла.

Многие отказывались верить в то, что Порошенко мог сделать это намеренно, но вскоре после его ухода с поста президента, тучи над ним начали сгущаться. Одним из первых на Украине в организации этой провокации Порошенко обвинил олигарх Игорь Коломойский — по его словам, все утверждения Киева об агрессии России в ходе тех событий не соответствуют действительности.

Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз при Министерстве юстиции Украины провел экспертизу обстоятельств инцидента и передал ее результаты в Государственное бюро расследований. Эксперты пришли к выводу, что «указание Верховного главнокомандующего ВСУ, президента Украины на совещании СНБО (6 сентября 2018 года — ред.) о необходимости отправить по морю корабли было воспринято военным руководством как приказ и привело к тяжёлым последствиям, а именно — плену военнослужащих и приведению кораблей в небоеготовное состояние».

В справке ГБР по делу отмечается, что на совещании СНБО Порошенко заявил о необходимости отправить корабли на границу с РФ и «сделать из этого рейвах» (беспорядочную суету). Его предупреждали о возможном задержании судов, но командование ВМС Украины почему-то вообще не предусматривало такой вариант развития событий.

Еще одним доказательством того, что направить корабли в сторону России было инициативой Порошенко, является то, что в этой время не действовало никаких предписаний по усилению военного присутствия в Азовском море. Получается, что суда и экипаж были подвергнуты риску без объективных оснований и в нарушение уставных документов, то есть без приказа от высшего штаба.

План Порошенко провалился: военное положение, конечно, ввели, но в урезанном формате, и выборы отменять не стали. Так решил пароламент Украины, где были прекрасно, хотя и негласно, осведомлены о планах Порошенко. Во время предвыборной кампании он пытался использовать ситуацию с кораблями и моряками в свою пользу, заявляя, что в условиях «российской агрессии» стране нужен главнокомандующий, а не шоумен (Зеленский) или женщина (Тимошенко). Но выборы Порошенко в итоге проиграл.

Между тем, и это первая загадка, несмотря на имеющиеся доказательства организации провокации бывшим президентом Украины Петром Порошенко, нанесению стране политического, морального и материального ущерба, никаких претензий ему со стороны новой власти предъявлено не было.

Как отреагировала Россия?

В России Порошенко сразу же раскусили: президент России Владимир Путин назвал произошедшее провокацией Киева. С ним согласился министр иностранных дел Сергей Лавров — он добавил, что сделано это было «с благоволения, а то и по прямому приказу высшего руководства» Украины.

Вскоре ФСБ сообщила о наличии неопровержимых доказательств провокации со стороны украинских властей. Позже Россия запросила созыв экстренного заседания Совета Безопасности ООН по ситуации в Керченском проливе, но СБ ООН отклонил повестку.

Несмотря на то, что российские власти были полностью уверены в том, что керченский инцидент был подстроен, они пошли на встречу Киеву: освободили моряков, а затем и корабли, которые, к слову, являлись основными вещественными доказательствами. При этом, процесс над нарушителями границы в России все еще длится.

Но доброжелательное отношение РФ в этом вопросе на Украине, похоже, восприняли как слабость.

Поэтому украинские власти до сих пор продолжают «пережевывать» неудачную идею Порошенко и отстаивать свою правоту в суде, хотя последствия инцидента уже были улажены. 11 октября уже 2021 года арбитражный суд при Постоянной палате третейского суда в Гааге начал слушания по делу о задержании украинских моряков.

Киев намерен добиться компенсации от России за задержание моряков, которые в течение девяти с половиной месяцев находились под арестом в России. Российский МИД, в свою очередь, утверждает, что произошедшее в Керченском проливе не попадает под юрисдикцию международного арбитража.

И потому следующая загадка в этом деле: почему Россия и ее международные юридические инстанции не возбудили в международных судах дело против Украины и ее руководства об организации провокации, которая могла привести к человеческим жертвам с обеих сторон?

Какие последствия у керченской провокации?

После того, как Порошенко проиграл президентские выборы, в отношении него по заявлению бывшего замглавы Администрации президента Андрея Портнова было заведено уголовное дело за организацию провокации в Керченском проливе.

Портнов потребовал привлечь Порошенко к ответственности по «сепаратистским» статьям: «Действия, совершенные с целью насильственной смены или свержения конституционного строя или захвата государственной власти, а также заговор с целью совершения таких действий» (ст. 109); «Государственная измена» (ст. 111), а также «Превышение военным служебным лицом власти или служебных полномочий» (ст. 426).

Учитывая, что Порошенко являлся должностным лицом, ему грозит от 12 до 15 лет лишения свободы в том случае, если его вина будет доказана.

Но экс-президент, похоже, не беспокоится — Зеленский, несмотря на обещание, так и не стал «приговором» для Порошенко. На бывшем главе государства «висит» масса уголовных дел, только толку от этого мало — он остается на свободе и даже без стеснения «покусывает» Зеленского по разным поводам. По утверждению ряда экспертов и украинских политиков происходит это потому, что посольство США в Украине оказывает ему протекцию и обеспечивает ему "зонтик" от любых видов ответственности за совершенные преступления.

При этом, несмотря ни на что, выходка Порошенко помогла Зеленскому заработать политические баллы: он обещал вернуть моряков на Украину и свое обещание выполнил.

При Зеленском власть продолжает гнуть линию предшественника в вопросе керченской провокации и обвинять в произошедшем Россию. Для Киева это выгодно — можно в очередной раз показать Россию агрессором и выставить это на обозрение всего мира.

И в этом смысле очередная загадка: невнимание России, ее властей ко всем тем безобразиям в отношении государства, которые проявляются со стороны Украины и ее руководства к РФ.

Какое решение может принять суд?

Насколько затянется рассмотрение дела и к какому решению придет суд, пока непонятно.

По словам юриста-международника Киры Сазоновой, когда любой суд начинает любые дела, связанные с Керченским проливом, мы сразу же упираемся в вопрос о территориальной принадлежности Крыма, на которую у Москвы и Киева очень разные взгляды. Третейский же суд, в котором сейчас рассматривается дело, ограничивается морским правом и не уполномочен решать территориальные вопросы.

Кроме того, Россия возражает против украинской позиции, ссылаясь на 298-ю статью Конвенции ООН по морскому праву, согласно которой военные действия могут быть исключены из юрисдикции этого арбитража.

«Произошел он [Керченский инцидент] на фоне серьезного наращивания Киевом военного потенциала в Азово-Черноморском море, других провокационных действий, предпринятых киевским режимом в стремлении оспорить наш суверенитете в отношении Крыма. В оправдание этой опасной военной авантюры Украина пытается вовлечь арбитраж, созданный на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 года», — сказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Украина и Международный трибунал по морскому праву в Гамбурге, в свою очередь, убеждены, что речь идет о мирной ситуации, поэтому рассмотрение дела можно продолжить. Соответственно, тогда вся риторика Киева про якобы ведущуюся Москвой войну оказывается ложью.

По мнению программного директора Валдайского клуба Олега Барабанова, очень велика вероятность того, что Россию в суде не услышат.

«Проблема для нас заключается в том, что присоединение Крыма признало не так много стран. И с точки зрения многих международных инстанций, к которым обращаются украинцы, через воды пролива проходит российско-украинская граница, а сам он открыт для судоходства по международным правилам», — отметил эксперт в комментарии изданию «Аргументы и факты». Соответственно, Россию судебное постановление может и не устроить.

И в этом смысле главный вопрос всей этой истории на сегодняшний день в том, как поведет себя РФ в том случае, если суд в Гааге признает Россию виновной в керченской провокации?

Кристина Жаловам


Источник