]


Россия и Британия вновь сходятся в «Большой игре»

2 декабря 2021 г. 13:58:05

Британия пытается возобновить «Большую игру» против России. Такой мыслью с изданием «Украина.ру» поделился польский политолог Матеуш Пискорский. По его словам, действия Лондона, направившего своих военных на помощь польским пограничникам, говорит о том, что тот вновь пытается включиться в противостояние с Россией.

Напомню, в середине месяца стало известно, что Лондон отправит на границу Польши и Белоруссии группу военных из-за миграционного кризиса. Как заявил министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак, британские солдаты помогут укрепить заграждения. Позже эту информацию подтвердили и в британском оборонном ведомстве.

По словам Пискорского, выход Британии из Евросоюза и ухудшение отношений Польши с США дал определенный толчок к сближению Варшавы и Лондона. Эксперт отметил, что сегодня поляки изображают британцев как чуть ли не единственного их союзника, отметил специалист.

«Лондон пользуется возможностью, пользуется случаем, что США сосредоточены так или иначе на проблеме Китая. Поэтому я думаю, что Лондон пытается возобновить «Большую игру» против России, как это было в XIX веке. Но британское присутствие в Польше символично. Не думаю, что оно будет постоянным», – отметил Пискорский.

Зачем помогать полякам укреплять укрепления? Сами не справятся со столь «непосильной» задачей? Да и вообще, какое дело Лондону до происходящего на польско-белорусской границе? Во-первых, Британия вышла из ЕС, и проблемы Европы ее не касаются. Во-вторых, у Лондона сейчас свои проблемы с мигрантами из Франции.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что присутствие британцев в Польше – это действительно сигнал Москве. Или Минску, а через него – все равно Москве. Но можно ли это считает признаком новой «Большой игры», как считает польский политолог?

В первую очередь стоит вспомнить, что это за такая «Большая игра». Под этим термином обычно понимают глобальное противостояние Британской и Российской империй в Азии, которое ознаменовало весь XIX и начало XX века. На тот момент это были две крупнейшие державы Восточного полушария и их противостояние можно было бы назвать холодной войной. Которая, впрочем, периодически перерастала в «горячую», что в то время в условиях отсутствия ядерного оружия мир еще мог себе позволить.

К примеру, Россия успела повоевать с Британией, присоединившись к наполеоновской континентальной блокаде, причем сражения шли у наших берегов Балтийского, Баренцева и даже Белого морей. Вялотекущее противостояние закончилось лишь с вторжением в Россию Наполеона, когда Лондон и Санкт-Петербург объединил общий враг. А еще была Крымская война, где Россия противостояла коалиции Турции, Англии и Франции, причем география той войны протянулась аж до Камчатки.

Если говорить об опосредованных войнах, то можно вспомнить и Семилетнюю войну, в которой Россия воевала с союзником Британии Пруссией, в то время как сама Британия – с Францией.

Но основное противостояние развернулось в XIX веке, когда Лондон пытался всеми силами не допустить Россию в Закавказье и Центральную Азию, а через них – в Индию, считавшуюся главной «жемчужиной» в британской короне, особенно после потери североамериканских колоний в конце XVIII века. В то же время Россия рвалась в Южную Азию, и две империи вынуждены были, не вступая в открытую войну друг с другом, воевать опосредованно, в том числе дипломатическими и шпионскими методами. Со времен каспийских походов Петра Санкт-Петербург рвался также в Закавказье и Среднюю Азию, что англичане воспринимали как вызов, пытаясь столкнуть Россию с Персией и Турцией.

В 1808 году был заключен направленный против России англо-персидский договор, однако Персии это не помогло, и, проиграв войну, в 1812-м она пошла на заключение Гюлистанского мира, уступив России Грузию, Дагестан и практически весь Азербайджан. Персы, науськиваемые англичанами, попытались воспользоваться смутой 1825 года в Петербурге, однако снова потерпели неудачу, отдав России, согласно Туркманчайскому договору, Восточную Армению. На этом вмешательство Лондона в российско-иранские дела отнюдь не закончилось. Некоторые историки считают англичан напрямую причастными к убийству российского посла Грибоедова.

Далее был Афганистан, который англичане стремились поставить под контроль, чтобы не пустить туда русских. Для этого они пытались сделать правителем этой страны Шах-Шуджу, родственника эмира Дост-Мухаммеда, который попытался захватить Кабул при поддержке британцев. Дост-Мухаммед обратился за помощью к России, которая прислала на помощь своих военных, что и было использовано англичанами как повод для вторжения.

Все это закончилось для британской армии позорным бегством. Однако афганские правители умело сидели на двух стульях и в 1885-м по научению британцев организовали провокацию на реке Кушка, чтобы выбить закрепившихся там русских. При этом британские офицеры открыто руководили действиями афганцев. Параллельно Лондон провоцировал против России турок, помогал горцам в Кавказской войне.

Еще одной ареной «Большой игры» стал Памир, куда в 1891 году отправился русский разведывательный отряд, который вытеснил оттуда британских конкурентов, однако те отыгрались в Тибете, где смогли закрепиться, заручившись поддержкой далай-ламы.

В начале XX века внимание России было больше приковано к Дальнему Востоку, где назревал конфликт с Японией. В то же время в Европе сформировалась антигерманская коалиция, и в 1907 году непримиримые конкуренты подписали конвенцию, определившую сферы влияния обеих империй, согласно которой Петербург признал протекторат Лондона над Афганистаном и обязался не входить в прямые дипломатические отношения с афганским эмиром, Персия делилась на три части: русский север, английский юг и нейтральный центр, а Средняя Азия осталась за Россией.

Считается, что «Большая игра» на этом завершилась, но некоторые эксперты считают, что она возобновилась после революции в России. Англичане сразу встали в авангарде интервенции в нашу страну, отправив вместе с доминионами (Канада и Австралия) 40 тысяч солдат, занявших главные порты и города на севере, юге и востоке РСФСР. Тут давняя вражда наложилась на страх перед распространением мировой революции. Уинстон Черчилль уже тогда заявил, что «надо задушить большевистского младенца в его колыбели».

«Крестовый поход» против коммунизма продолжился в 30-е годы, когда Британия активно поддерживала и спонсировала Гитлера, подталкивая к нападению на СССР (тут Лондон оказался даже готов пожертвовать Варшавой, о чем не стоит забывать нынешним польским властям, готовым с распростертыми объятьями встречать британских солдат).

Период сотрудничества Москвы и Лондона в составе антигитлеровской коалиции оказался недолгим: еще не закончилась Вторая мировая, как по заданию Черчилля была разработана операция против нашей страны под говорящим названием «Немыслимое». После этого тот же Черчилль стал главным идеологом холодной войны, произнеся свою знаменитую Фултонскую речь.

После распада СССР Россия потеряла былое влияние на Закавказье и Среднюю Азию, тем самым, можно сказать, проиграла в «Большой игре». Но нельзя сказать, что в ней победила Британия, которая после Второй мировой перестала быть мировым гегемоном, «сверхдержавой», каковой она была в XIX веке, превратившись в «младшего брата» новой сверхдержавы атлантистов США. Однако, похоже, имперские амбиции у бывшей «владычицы морей» никуда не делись.

Некоторые ученые уже говорят о «Новой большой игре», подразумевая под ней геополитическое противостояние в борьбе за Центральную Азию между Россией, США и Китаем, особенно активизировавшееся после ввода американских войск в Афганистан в 2001 году. Очевидно, что противостояние Вашингтона с Пекином, начавшееся во времена Дональда Трампа и продолжившееся при Джо Байдене, которое можно охарактеризовать как «Великий переход с Ближнего Востока на Дальний», дает «Большой игре» новый импульс, способный серьезно изменить конфигурацию на этой «шахматной доске», на которой, помимо ШОС, БРИКС, ЕАЭС и ОДКБ, могут появиться новые союзы.

Кроме того, регионом, который был исторической зоной интересов Персии, интересуется и современный стремительно распространяющий свое влияния Иран. Не стоит сбрасывать со счетов и Турцию, которая через Организацию тюркских государств также стремится включиться в борьбу за ресурсы и влияние в регионе.

И тут необходимо напомнить, что на Турцию имеет огромное влияние именно Британия: за многими действиями Анкары на Ближнем Востоке и в Центральной Азии буквально торчат уши британской разведки, которая, как и 200 лет назад, науськивает турок против России.

Так что Британия никуда не ушла со сцены, просто на карте исторической «Большой игры» предпочитает действовать опосредованно. Пока…

Зато вполне открыто Лондон пытается наступать на интересы Москвы в Европе, «кураторство» над которой «старший брат», сосредоточившись на Китае, судя по всему, передает Лондону. Во всяком случае в том, что касается противостояния с Россией. Кто может осуществлять «сдерживание» России лучше ее исторического конкурента в борьбе империй? Ну еще Польша, которой Россия империей стать не позволила, напротив, поделила ее с европейцами, забрав аж Варшаву, которая когда-то претендовала на управление бескрайними землями от моря до моря и пыталась посадить своего королевича на русский трон. Если украинцев и даже прибалтов нужно еще мотивировать на противостояние с Россией, то поляки – русофобы экзистенциальные. Так что смычка Лондон–Варшава отнюдь не случайна.

Неслучайно и то, что британский эсминец «Дефендер» «вдруг» оказался в июне в Черном море, нарушил российскую границу, буквально нарываясь на ответку нашего флота. Неслучайно и то, что Лондон заявляет о готовности направить на Украину около 600 бойцов сил спецназначения на фоне опасений относительно якобы готовящегося Россией вторжения. Стоит напомнить, что на Украине они давно присутствуют и, очевидно, планируют присутствие наращивать.

Наконец, последняя новость: в Германии на «случай войны с Россией» появится крупная военная база британских вооруженных сил. Еще две – в Кении и Омане. Пока то оружие, что там планируется разместить, выглядит смехотворно, но можно не сомневаться, что это начало. Британцы на полном серьезе готовят плацдарм для развертывания войск в Европе. Это значит, что они готовы воевать.

И недооценивать потенциального противника было бы глупо. Если война будет вестись неядерными средствами, европейский кулак НАТО может наносить весьма болезненные удары. Что же касается Британии, то она пока обыгрывает нас на фронтах «невидимой войны», взять хотя бы «дело Скрипалей». Так что нужно понимать, что, помимо «Новой большой игры» против США, мы имеем еще и историческую с Британией, причем на нескольких фронтах. И такая игра может оказаться весьма опасной.

Дмитрий Родионов


Источник