]


Иран — Пакистан. На грани холодной войны

16 сентября 2021 г. 13:36:43

11 сентября 2021 года могло случиться (но не случилось) крайне интересное событие — инаугурация нового талибского* правительства «Исламского эмирата Афганистан».

Напомню, что реанимацию «Талибана» и его легализацию инициировали и провели США. 29 февраля 2020 года в столице Катара Дохе представители США подписали «историческое соглашение, призванное урегулировать военный конфликт, продолжающийся почти 20 лет».

(Бурные продолжительные аплодисменты).

Что было дальше — помнит весь мир. США с фантастической скоростью, опережая графики, стали выводить свою военную группировку. Засверкав пятками, покинул страну президент Ашраф Гани, ещё недавно в пафосном интервью немецкому Der Spiegel утверждавший, что он «знает, что живёт в одной пуле от смерти».

В этом шикарном интервью есть замечательный фрагмент. Корреспондент спрашивает у президента Гани, как долго, по его мнению, продержится его правительство под атаками «Талибана» без поддержки США?

— Навсегда. Если я и сделал что-то, так это подготовил наши силы к этой ситуации.

Что было дальше, а главное — с какой скоростью, мы все знаем.

По сообщению Bloomberg, американцы даже сэкономили $6 млрд неизрасходованных средств для ставших очень быстро несуществующими Сил безопасности Афганистана.

Словом, талибы так быстро взяли почти весь Афганистан, сломав зубы о Панджшер, что вскоре объявили о дате инаугурации — 11 сентября 2021-го.

Эта дата — чёрный день годовщины самого кровавого теракта в истории США. Теракт с башнями-близнецами, собственно, и послужил поводом для вторжения США в 2001 году в Афганистан, где, по версии Пентагона, скрывались боевики «Аль-Каиды»**.

Цифры 11-09 были номером поднявшегося в воздух самолёта США, с которого упали и разбились насмерть несколько молодых афганцев, спасавшихся от наступающей власти «Талибана», тщетно надеявшихся, что им помогут и примут на борт.

На инаугурацию талибского правительства 11 сентября 2021 года были приглашены:

1. Турция

2. Китай

3. Россия

4. Пакистан

5. Иран

6. Катар

И всё.

Американцев, собственно, кинувших мост дружбы и признания «Талибану» посредством организации переговорного процесса с 30 странами в Дохе в 2020 году, в списке не было. Не было Великобритании, очень активно взаимодействующей с Пакистаном и Афганистаном. Министр иностранных дел Франции Ле Дриан чуть не подал в суд на французское издание, написавшее, что МИД Франции тайно поддерживает контакты с талибским правительством.

И вообще, положа руку на сердце, список приглашённых на инаугурацию «Талибана» (укрывавшего «Аль-Каиду» в 2001-м на своей территории, следовательно, косвенно поддержавшего самый страшный теракт в истории США) выглядел злорадно, с чёрным юмором.

Ну понятно, что Турция, как вечный Фигаро, и Катар выйдут сухими из воды, а вот внесение Ирана, Китая, России и Пакистана выглядело как шорт-лист будущего санкционного списка США. Мы хорошо знаем, как это бывает: «ось зла», «поддержка терроризма» и всё такое прочее.

Первым опомнился, что удивительно, Иран. Воспользовавшись ночной бомбардировкой Панджшера силами ВВС Пакистана, наутро спикер МИД Ирана Саид Хатибзаде быстро отбил приглашение на инаугурацию экстренным выступлением:

«Тегеран серьёзно осуждает нападения на Панджшер, совершённые вчера вечером, и изучает сообщения о сотрудничестве Пакистана с «Талибаном».

Как будто Иран был не в курсе случившегося в последние 20 с лишним лет! Тем не менее он оперативно организовал митинги внутри страны в поддержку Панджшера и даже срочно назвал одну из улиц столицы именем Панджшера.

Скорее всего, Тегеран был в некотором роде застигнут врасплох действиями Пакистана по вмешательству в формирование афганского правительства и прямыми военными действиями на территории соседнего государства.

Пока иранцы старались проводить раунд за раундом мирные переговоры, что с талибами, что с пакистанским МИД, тратя время, деньги и усилия на тайные переговоры по постамериканскому Афганистану, Пакистан решил атаковать в лоб.

4 сентября 2021 года, за два дня до бомбардировки Панджшера, в Кабул прилетел, возможно, второй по значимости человек в Пакистане — глава Межведомственной разведки (ISI) генерал-лейтенант Фаиз Хамид.

Со стороны, для непосвящённых, это выглядело как «прямое, открытое вмешательство Пакистана во внутренние дела Афганистана».

Ну а по существу было тем, чем оно и являлось: куратор «Талибана» приехал разрулить некую серьёзную ситуацию с подопечными в момент формирования афганского правительства.

4 сентября Фронт сопротивления в лице спикера Фахима Дашти публикует твит с комментарием на прибытие главы ISI в Кабул.

Он утверждает, что цель визита — помирить «Кветтскую Шуру» с «Сетью Хаккани» (крыло движения «Талибан»). Обе — детища Пакистана и ISI. А также оказать боевикам «Талибана» помощь в военном планировании. Дашти пишет, что, несмотря на все усилия, талибам не удалось продвинуться, они несут серьёзные потери».

В тот же день «Талибан» сообщает о переносе объявления состава правительства на неделю.

5 сентября 2021 года спикер Фронта сопротивления Фахим Дашти и многие другие командиры сопротивления были убиты в результате ночных авиаударов ВВС Пакистана.

6 сентября возмущённый Иран первым фактически объявляет о выходе из «шестёрки», которая должна была международно признать новое талибское правительство.

Можно сказать, что именно с заявления Ирана посыпалось признание новой администрации. Вскоре и Россия «не смогла» присутствовать на инаугурации.

В общем, Иран, а следом и Россия объявили, что признать могут только «инклюзивное» правительство, сформированное в результате мирных переговоров, а не силового захвата власти (речь шла уже даже не о талибах, а об открытом военном вмешательстве Пакистана).

Китай и Пакистан фактически оставались в гордом геополитическом одиночестве бок о бок с «Талибаном», а потому инаугурацию решено было отменить вовсе.

Ожидаемо отношения Пакистана и Ирана, с трудом налаженные в течение прошлых двух лет, в один момент дали серьёзную трещину.

Как бы нервируя Иран, Пакистан анонсировал намеченные на 12 сентября 2021 года совместные учения спецназа Пакистана, Турции и Азербайджана в Баку. Самая соль была в том, что в течение 11 дней турецкие и пакистанские военные проводили учения в акватории Каспийского моря, к которому оба государства не имеют никакого отношения. Более провокационного названия для них тоже было не придумать — Tree brothers(«Три брата»).

Пока три новообретённых брата ныряли в Каспии, Тегеран был в ярости. Знакомый нам спикер иранского МИД Саид Хатибзаде назвал учения Турции и Азербайджана в Каспийском море незаконными.

«Конвенция о правовом статусе Каспийского моря полностью проясняет этот вопрос, а пять прибрежных каспийских государств согласились с тем, что военное присутствие иных стран, кроме этих пяти, является незаконным».

Иран устами Хатибзаде пригрозил Пакистану почти в открытую: «Не пытайтесь сделать из «Талибана» антииранскую силу. «Талибан» — это не весь Афганистан. Мы можем активнее поддержать хазарейцев, таджиков, узбеков и не делаем этого потому, что не хотим гражданской войны в Афганистане».

Но пока дипломаты выбирают витиеватые красивые выражения, глава «Аль-Кудс» (подразделение КСИР, отвечающее за все тайные спецоперации за рубежом) Исмаил Каани на закрытых парламентских слушаниях по Афганистану заявил, что «Иран пытается найти невоенное решение для Афганистана».

Это значит, что прямое военное включение Пакистана в афганский вопрос своими ВВС вынуждает Иран изменить свою афганскую стратегию и теперь военное вмешательство и прямая поддержка «братского народа Афганистана» уже не исключены, хотя Иран традиционно предпочитает действовать более тайно, скрытно и осторожно в своей военной стратегии.

Несмотря на то что инаугурация не состоялась, Китай, преисполненный оптимизма, ударными темпами активизировал партнёрство с Пакистаном, реанимировав все проекты разом. К чёрту, мол, это международное сообщество. Победителей не судят.

Пока весь мир воротит нос насчёт отсутствия инклюзивности у нового правительства, Пакистан, отбомбив Панджшер и отодвинув Иран от паритетного соуправления, поставил главой центробанка Афганистана пакистанского муллу Хаджи Мохаммада Идриса (преподавателя медресе в Равалпинди, где располагается штаб командования пакистанской армии) и запускает китайские проекты как горячие пирожки.

Но вот тут Пакистан и Китай могут ожидать серьёзные проблемы.

13 сентября, пока «Три брата» разминаются в Баку, в Пакистане был официально открыт самый западный в стране аэропорт Джуззак.

Очень интересный аэропорт, который будет осуществлять внутренние рейсы из Джуззака в Карачи и перевозить китайских инженеров на ключевые инфраструктурные объекты, которые строит Китай в Пакистане в рамках CPEC (Китайско-пакистанского экономического коридора).

Самолёты PIA («Пакистанские авиалинии») будут возить туда-сюда китайцев, работающих на Саиндакском медно-золотом проекте. Также Пакистан радостно рапортует о первых коммерческих рейсах (after the Taliban takeover) в Кабул (как в свою внутреннюю провинцию, похоже).

Всё было бы чудесно на этом празднике жизни, если бы не то обстоятельство, что Джуззак расположен в провинции Белуджистан, которую Пакистан и Иран делят между собой 900 километрами самой, возможно, сложной и опасной границы.

Белуджские сепаратисты воюют за независимость и от Ирана, и от Пакистана. И берут на себя почти все атаки и теракты в отношении китайцев в Пакистане за последние годы. Равно как и прочие теракты в отношении сотрудников КСИР или пакистанских военнослужащих. Белуджи — кочевники, преимущественно сунниты, живущие в нищете что в шиитском Иране, что в Пакистане.

От аэропорта Джуззак до иранской границы всего 11 километров.

«Глава пакистанской разведки причастен к нападению на Панджшерскую долину и к формированию кабинета талибов. Иран не должен позволять Пакистану играть роль США в Афганистане», — заявил депутат иранского парламента газете Tehran Times, и новость вмиг стала динамитом международных дипломатических новостей.

В переводе на просто человеческий это звучало как «Я объявляю вам войну».

Конечно, воевать в открытую никто не будет, но в ближайшее время логично ожидать жестокую ирано-пакистанскую политическую войну, битвы их прокси и разведок (что толкает Иран в индийско-американский блок и, кстати, ускоряет шансы на ядерную сделку с США).

Государственный пакистанский think tank публикует ответ Ирану, размещая фото сбитого 11 августа 2021 года иранского беспилотника-разведчика Qods Mohajer 2 в афганском Фарахе, расположенном в 100 километрах от иранской границы. Радостные талибы поместили сбитый иранский «мохаджер» в пикап Toyota и делают дружные фото на его фоне.

«Угадайте, кто вмешивается в дела Афганистана?» И тут же рядом репостит пакистанского журналиста со словами: «Если Пакистан их не остановит, они начнут сбивать коммерческие самолёты».

Официальный Исламабад призывает начать международные расследования о вмешательстве КСИР в Йемене, Сирии и Ираке.

Словом, как и было предсказано, с приходом талибов к власти хаос не закончился, а только начинается. Для России главное — занять равноудалённую позицию в намечающейся драке Ирана и Пакистана.

У нас с ними обоими хорошие дипломатические отношения, и вряд ли стоит это менять.

* «Талибан» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

** «Аль-Каида» — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 14.02.2003.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.

Источник


Источник