]


Император Хирохито признавал, что причиной капитуляции Японии стало вступление в войну СССР

3 сентября 2021 г. 12:35:42

День Победы над Японией 3 сентября должен быть непременно восстановлен в календаре Дней воинской славы России

Статья первая

В полдень 15 августа 1945 года японцы впервые за всю историю существования государства услышали голос своего божественного монарха, который на трудном для простолюдинов языке объявил о решении прекратить войну. Причиной было указано использование противником «новой и самой тяжелой бомбы невиданной разрушительной силы». Этим давалось понять, что Япония не сдаётся, а вынуждена отступить перед неодолимой силой невиданного ранее оружия. В Японии до сих пор немало тех, кто считает, что применение американцами атомных бомб явилось «тэнъю» – волей провидения, милостью небес, позволившей священной нации Ямато выйти из войны с честью, не потеряв лица.

В действительности же неизбежность поражения микадо и его ближайшее окружение связывали не столько с атомными бомбардировками, сколько со вступлением в войну Красной армии. В малоизвестном рескрипте от 17 августа 1945 года «К солдатам и матросам» Верховный главнокомандующий армией и флотом Японии император Хирохито, уже не упоминая американские атомные бомбы и уничтожение японских городов, в качестве основной причины капитуляции назвал вступление в войну СССР. Было со всей определенностью заявлено: «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление… означает поставить под угрозу саму основу существования нашей Империи». Японские историки и пропагандисты избегают упоминания этого важного документа.

Факты свидетельствуют о том, что без вступления в войну СССР американцы не смогли бы быстро покорить Японию. По расчётам американских штабов, для обеспечения высадки десантов на Японские острова требовалось по меньшей мере 9 атомных бомб. После ударов по Хиросиме и Нагасаки у США больше не было готовых бомб, производство же новых требовало длительного времени. «Эти бомбы, сброшенные нами, – свидетельствовал военный министр США Генри Стимсон, – были единственными, которыми мы располагали, а темпы производства их в то время были весьма низкими». Не следует забывать и то, что в ответ на атомные удары японцы могли обрушить на США бактериологическое и химическое оружие, накопленное в огромных количествах в расположенных в Северо-Восточном Китае японских секретных лабораториях. По свидетельству служащих японского центра по разработке бактериологического оружия «Отряд № 731», в конце войны готовых к употреблению болезнетворных бактерий хранилось столько, что «если бы они при идеальных условиях были рассеяны по земному шару, этого хватило бы для уничтожения всего человечества».

Грозившую миру опасность предотвратило вступление в войну СССР. Бывший командующий Квантунской армией генерал Отодзо Ямада признал на судебном процессе: «Вступление в войну против Японии Советского Союза и стремительное продвижение советских войск вглубь Маньчжурии лишило нас возможности применить бактериологическое оружие…» Не вступи Советский Союз в войну, она могла продолжаться еще неопредёленно долго, и в качестве «оружия возмездия» в ход пошли бы смертоносные бактерии и микробы.

В США стараются затушевать, а то и просто замолчать роль СССР в разгроме милитаристской Японии. А ведь летом 1945 года американские военные стратеги исходили из того, что, даже если разработанный план высадки войск США на Японские острова под кодовым названием «Даунфол» был бы осуществлен, уверенности в том, что «могущественная Квантунская армия, находясь почти на полном самообеспечении, не будет продолжать борьбу», не было. Командующий англо-американскими войсками на Тихом океане и Дальнем Востоке генерал Дуглас Макартур также считал, что войска США «не должны высаживаться на острова собственно Японии, пока русская армия не начнёт военные действия в Маньчжурии». Генерал армии Джордж Маршалл указывал: «Важность вступления России в войну заключается в том, что оно может послужить решающей акцией, которая вынудит Японию капитулировать». Так и произошло.

Даже занимавший антисоветские позиции президент США Гарри Трумэн признал: «Мы очень желали, чтобы русские вступили в войну против Японии». В своих мемуарах он отмечал, что «вступление России в войну становилось все более необходимым для спасения сотен тысяч американцев».

Непредвзятый анализ сложившейся в августе 1945 года военно-политической ситуации на Дальнем Востоке заставляет даже непримиримых критиков Советского Союза признавать очевидные факты. Так, в изданном в 2005 году научном исследовании причин принятия японским правительством решения о капитуляции профессор Калифорнийского университета (США) Цуёси Хасэгава признает определяющее влияние вступления СССР в войну на решение императора принять условия капитуляции. В заключительной части своего труда «В погоне за врагом. Сталин, Трумэн и капитуляция Японии» он пишет: «Сброшенные на Хиросиму и Нагасаки две атомные бомбы не являлись определяющими при принятии Японией решения капитулировать. Несмотря на сокрушительную мощь атомных бомб, их было недостаточно для изменения вектора японской дипломатии. Это позволило сделать советское вторжение. Без вступления Советского Союза в войну японцы продолжали бы сражаться до тех пор, пока на них не были бы сброшены многочисленные атомные бомбы, не осуществилась бы успешная высадка союзников на острова собственно Японии или продолжались бы воздушные бомбардировки в условиях морской блокады, что исключило бы возможность дальнейшего сопротивления».

Это мнение в своей статье в журнале «Форин полиси», озаглавленной «Победу над Японией одержала не бомба, а Сталин», разделяет Уорд Уилсон, автор книги «Пять мифов о ядерном оружии». Он указывает, что летом 1945 года американская авиация разбомбила обычными бомбами – целиком или частично – 66 японских городов, разрушения были колоссальные, в некоторых случаях сравнимые с разрушениями при атомных бомбардировках. 9 - 10 марта в Токио выгорело 16 квадратных миль, погибли около 120 тыс. человек. Хиросима была лишь на 17-м месте по разрушениям городской территории (в процентном отношении). Автор пишет: «Что же встревожило японцев, если их не волновали ни бомбежки городов в целом, ни атомная бомбардировка Хиросимы конкретно? Ответ прост – это был СССР».

И далее: «Традиционная версия, что Япония капитулировала из-за Хиросимы, удобна, так как она удовлетворяет эмоциональные потребности и США, и самой Японии. Какую выгоду извлекли США из традиционной версии? Репутация военной мощи США значительно улучшилась, влияние дипломатии США в Азии и во всем мире возросло, безопасность США окрепла… Напротив, если бы причиной капитуляции считалось вступление СССР в войну, Москва смогла бы утверждать, что за 4 дня ей удалось то, чего США не могли добиться 4 года, и представления о военной мощи и дипломатическом влиянии СССР окрепли бы… В период холодной войны утверждения, что СССР сыграл решающую роль, были бы равны «пособничеству врагу».

К такому же выводу приходит обозреватель International Herald TribuneДжонатан Пауэр, который в публикации, посвященной 75-летию атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, назвал это жестокое деяние правительства США «умышленным массовым убийством». Он пишет: «Действительно, именно советское наступление убедило Японию сдаться. Хотя Трумэн и японское руководство не знали мыслей друг друга, у них была общая цель – и те и другие хотели упредить возможность оккупации Советским Союзом части Японии раньше, чем США заняли бы позиции на японской земле. Трумэн не хотел, чтобы его вынудили принять советское участие в управлении оккупированной Японии после капитуляции».

В своих оценках сложившейся в августе 1945 года ситуации Пауэр солидаризируется с Хасэгавой: «Имеющиеся в настоящее время свидетельства позволяют предположить, что ядерная бомбардировка не имела решающего значения для того, чтобы убедить Японию сдаться. Императору и военному руководству сообщили об атомной бомбардировке, но это не повлияло на их желание продолжать войну. Советское вторжение началось. Без вступления Советского Союза в войну японцы продолжали бы сражаться до тех пор, пока не было бы сброшено еще несколько атомных бомб и пока не произошло бы успешное вторжение США на основные острова страны». Американский публицист согласен и с тем, что в Токио стремились, капитулировав, избежать высадки советских войск на территорию японской метрополии. В подтверждение автор приводит сказанные 13 августа 1945 года слова премьер-министра Японии Кантаро Судзуки: «Япония должна капитулировать, потому что Советский Союз захватит не только Маньчжурию, Корею, Карафуто (Южный Сахалин. – А.К.), но и Хоккайдо. Это разрушит фундамент Японии. Мы должны положить конец войне, пока можем иметь дело (только) с Соединёнными Штатами».

Поэтому, не отвергая значение атомных бомбардировок, приблизивших капитуляцию Японии, нельзя согласиться с тем, что именно они и только они определили исход войны. Это признавалось и видными политическими деятелями Запада. Так, Уинстон Черчилль заявлял: «Было бы ошибочным полагать, что судьба Японии была решена атомной бомбой».

Известны высказывания на этот счет и американских высших чинов. О том, что в ядерной бомбардировке не было необходимости, говорил генерал Дуайт Эйзенхауэр, в 1945 году Верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе: «Я высказал свои серьезные опасения на основании моей веры в то, что Япония уже побеждена и что сбрасывать бомбу было совершенно не нужно». Адмирал Уильям Лихи, который возглавлял объединенную группу начальников штабов США и Великобритании, писал: «Мы приняли этические нормы, общие для варваров темных веков».

Атомные удары наносились не по арсеналам, а по жилым массивам.

Принимая решение об использовании атомного оружия, американское руководство нацеливало его не против военных объектов, а против мирных жителей японских городов. Об этом неопровержимо свидетельствуют документы. Так, в отданном 2 августа 1945 года оперативном приказе № 13 американского командования указывалось: «День атаки – 6 августа. Цель атаки – центр и промышленный район города Хиросима. Вторая резервная цель – арсенал и центр города Кокура. Третья резервная цель – центр города Нагасаки».

Нанося атомные удары по густонаселенным районам Хиросимы и Нагасаки, американское правительство и командование стремились достичь, прежде всего, психологического эффекта, уничтожив для этого как можно больше людей. Президент Трумэн лично одобрил предложение своего ближайшего советника, впоследствии госсекретаря США Джеймса Бирнса о том, что «бомбу следует использовать как можно скорее против Японии, что ее следует сбросить на военный завод, окруженный жилыми массивами для рабочих, и что ее следует применить без предварительного предупреждения».

Атомная бомбардировка преследовала и другую важную цель – запугать СССР и другие государства, добиться благодаря ядерной монополии господства США в послевоенном мире. Готовя применение атомных бомб, Вашингтон рассчитывал на то, что бомбардировка поможет «сделать Россию сговорчивой в Европе». Известно высказывание Трумэна по этому поводу: «Если бомба взорвется, что, я думаю, произойдет, у меня, конечно, будет дубина для этих парней». В связи с этим трудно не согласиться с высказыванием известного английского физика лауреата Нобелевской премии Патрика Блэкетта о том, что атомные бомбардировки «были не в последнюю очередь актом против России». И действительно, атомные удары возвестили начало холодной войны.

Не выдерживает критики и версия о том, что Советский Союз «выступил против уже поверженной Японии», что Квантунская армия практически не оказывала сопротивления. Размещённые на территории Маньчжурии и Кореи японские вооруженные силы, хотя частично и перебрасывались на другие фронты, сохраняли свою боевую мощь и до конца войны оставались наиболее обученной и хорошо оснащенной группировкой сухопутных войск. В связи с этим по меньшей мере недоумение вызывают утверждения о том, что на момент вступления СССР в войну в Маньчжурии якобы оставалось лишь 300-тысячная группировка японских войск. А ведь одних военнопленных солдат и офицеров Квантунской группировки насчитывали впоследствии свыше 640 тыс. человек.

Неоспоримым фактом является то, что Советский Союз внёс решающий вклад в разгром японских сухопутных сил. Советский блицкриг лишил японское руководство шансов на переброску в метрополию войск из Китая, сорвав планы кровопролитного «сражения за метрополию», предотвратил развязывание Японией бактериологической и химической войны.

А потому День Победы над Японией 3 сентября должен быть непременно восстановлен в календаре Дней воинской славы России. Как день славы советского, российского солдата и как строгое напоминание расплодившимся в Стране восходящего солнца реваншистам всех мастей, снова зарящимся на чужие земли.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.


Источник