]


Речь Путина на Валдае: Будущее русской глобальной политики на 22 года

14 января 2022 г. 13:53:24

Валдайские выступления Путина всегда содержат больше, чем президент может себе позволить в основном информационном «официозе», поэтому понимающие люди, всегда внимательно их читают, особенно «между строк». Почитаем и мы. К тому же обычно на этих валдайских вступлениях Путин задаёт темы на «большую перспективу». Так и в этот раз на Валдае Путин обрисовал стратегию будущего русской глобальной политики на ближайшие 22 года.

Концептуальный, цивилизационный кризис

Ну, и начнём с места в карьер:

«…кризис, с которым мы имеем дело, – концептуальный, даже цивилизационный. По сути, это кризис подходов, принципов, определяющих само существование человека на земле, и нам всё равно придётся их серьёзно переосмысливать. Вопрос – в какую сторону двигаться, от чего отказываться, что пересматривать или корректировать».

Сложно представить, чтобы Владимир Владимирович мог сказать такие слова хотя бы лет 10 назад. Хотя ещё в 1996 году были люди, которые говорили о кризисе концепции Запада. Почему Путин не мог даже и 5 лет назад так говорить, а сейчас может? Скажем так: не было ушей. По этим словам можно оценивать не самого Владимира Владимировича, мы считаем, что даже в 2007 году в Мюнхене он мог бы сказать такие слова в таком сочетании. Но тогда вряд ли кто не то, что принял, а хотя бы понял эти слова. Теперь для всех слышащих это ясно «по умолчанию». Для тех, кому всё-таки непонятно, что же там ясно — поясним.

Обычные кризисы Запада носят характер регуляционный, они сбрасывают некоторое напряжение в системе различными методами: войной, пищевым или медицинским кризисом, финансово-экономическими потрясениями или столкновением различных идеологий, технологий и чего посерьёзнее, но такие регулярные, не побоимся сказать «запланированные», кризисы не меняют систему, которая сама по себе может быть в полном порядке и продолжает функционировать по прежним лекалам (точнее — алгоритмам). Эти лекала (алгоритмы жизни и смерти социальных групп, объединённых в какие-то крупные образования, вплоть до цивилизаций) определяют какими способами, методами, средствами допустимо достигать поставленных политическими субъектами целей.

Однако нынешнее состояние планеты уже многими (вот и Путин прямо об этом говорит) оценивается как кризис системный, а значит — кризис концепции управления общественной системой планеты. Причём Владимир Владимирович очень откровенно уточняет: «принципов, определяющих само существование человека на земле» — это вообще он о чём? Ведь как-то понималось «по умолчанию» ранее зачем человек живёт, что это за существо. Чего тут пересматривать?

Дело в том, что в доминирующей концепции управления процессом глобализации (объединения планеты), человеческая совесть всячески подавляется, поскольку она не нужна «квалифицированному потребителю», самоуправляющемуся на основе вложенных в него корпорациями и их «хозяевами» алгоритмов потребления и жизни (причём мы имеем в виду не только товарные корпорации, но и различные ордена, партии и иные объединения, живущие и поддерживающие корпоративный дух). Почему важна именно совесть? Потому что она и определяет состоялся ли человек, как Человек, или он только недолюдок, едущий по-жизни на вшитом инстинктивном функционале вида, без тесного сопряжения своей деятельности с объемлющими системами. Вот как об этом говорит Путин:

«Человечество вступило в новый период более трёх десятилетий назад, когда были созданы главные условия для окончания военно-политического и идеологического противостояния.

Добавлю, что трансформация, свидетелями и участниками которой мы являемся, иного калибра, чем те, что неоднократно случались в истории человечества, во всяком случае из тех, что мы знаем. Это не просто сдвиг баланса сил или научно-технологический прорыв, хотя и то, и другое сейчас тоже, конечно, имеет место. Мы сегодня столкнулись с одновременными системными изменениями по всем направлениям: от усложняющегося геофизического состояния нашей планеты до всё более парадоксальных толкований того, что есть сам человек, в чём смысл его существования».

Это явный камень в огород «выдумщиков нового функционала вида», в первом приближении — меньшинств, идущих против биологических закономерностей двуполого вида «Человек разумный», во втором — камень в огород трансгуманистов, мечтающих изменить человека, изменив биологическую суть нашего вида (либо через механику, либо через биотехнологии).

Модель капитализма исчерпала себя, а какая — нет?

Указав на это фундаментальное обстоятельство, далее Путин говорит о форме отношений, причём говорит довольно обтекаемо, чтобы у многих «возбудившихся» непонимающих немного отлегло:

«существующая модель капитализма – а это сегодня основа общественного устройства в подавляющем большинстве стран — исчерпала себя, в её рамках нет больше выхода из клубка всё более запутанных противоречий».

Ведь в качестве выхода Владимир Владимирович может иметь в виду и какой-то новый капитализм, правда? Ну, можно даже пофантазировать, что может и откровенный нацизм (формально, тоже вполне себе буржуазный строй); или некоторые могут попугать себя тем, что увидеть за этими словами социализм и прочую «красноту», ведь далее Путин ведёт речь о социальном расслоении:

«Повсеместно, даже в самых богатых странах и регионах, неравномерное распределение материальных благ ведёт к усугубляющемуся неравенству, прежде всего неравенству возможностей — и внутри обществ, и на международном уровне».

Но мы обратим внимание, что это непонимающие могут гадать и спорить. Для понимающих всё сказано до этого: действующая концепция себя изжила, пора концептуально меняться.

Неправомерное» вместо «неравномерное»

Это тем более верно, что бессознательное Путина через оговорку «сболтнуло» лишнего. Владимир Владимирович сказал:

«неправомерное распределение материальных благ ведёт к усугубляющемуся неравенству»

Оговорка: «неправомерное» вместо «неравномерное».

Дело в том, что законодательство по отношению к концепции играет роль защитной системы, подавляя неправомерные в рамках этой концепции действия, как творчески самодеятельные преступления, так и активность иных концепций. То есть закон — это формальная часть того массива «можно; нельзя; допустимо с оговорками», что определяет допустимое/недопустимое в данной концепции (есть ещё и неформальная часть — само собой). Поэтому правомерное в одной концепции может быть преступным и совершенно неправомерным в иной концепции.

Можем даже пугануть кое-кого, сказав довольно очевидное: «приватизация 90-х в одной концепции вполне себе правомерное действие, а в иной концепции?» — но добавим, что пересматривать её не самое главное, что нужно будет сделать при смене концепций. Притом, что мы считаем такую смену процессом продолжительным и по большей части незаметным, особенно для непонимающих.

Надо сказать, что социальное расслоение Путин отмечал и в своём выступлении на Давосском форуме недавно, в начале года.

Вспомнил Давос!

А там были важнейшие слова, косвенно подтверждающие наши соображения по сути Валдайской речи: «человеческая цивилизация», и предложение её вместе строить.

«Гипертрофированная, резкая, порой агрессивная реакция общества, молодёжи на меры по борьбе с коронавирусом во многих странах показала, что инфекция стала только поводом: причины социального раздражения, недовольства намного глубже».

И тут мы полностью согласны — причины в концепции управления и её принципах, а они на межличностном уровне раскрываются через этику взаимоотношений:

«Каковы вообще этические границы в мире, в котором возможности науки и техники становятся практически безграничными, и что это будет значить для каждого из нас, для наших потомков, причём уже ближайших потомков – для наших детей и внуков?

Подход в духе «своя рубашка ближе к телу» окончательно стал нормой, теперь этого даже и скрывать не пытаются, а зачастую даже этим кичатся, выставляют напоказ. Эгоистические интересы полностью взяли верх над понятием общего блага».

Путин «топит» за коллективизм

И Путин в этих обтекаемых формулировках лупцует доминирующую концепцию планетарного общежития, лупит по индивидуализму и «топит» за коллективизм, если верно читать «между строк». При этом он сразу осекает различных конспирологов:

«Дело, конечно, не только и не столько в злой воле тех или иных государств и пресловутых элит. Всё, на мой взгляд, сложнее, в жизни вообще редко встретишь только чёрное и белое».

К сожалению именно малеванием двумя красками заняты конспирологи, будучи невольниками дуальной логики. Путин же призывает выйти из философской ловушки дуализма, попутно макая лицом в реальность философских праотцов Запада. Ведь именно из философии рождаются действия, в том числе и исторические, а не наоборот:

«Каждое правительство, каждый лидер отвечают прежде всего перед своими согражданами, понятное дело. Главное — обеспечить их безопасность, спокойствие и благосостояние. Поэтому международные, транснациональные темы никогда не будут столь же важны для руководства стран, как внутренняя стабильность. Это, в общем-то, нормально, правильно.

…доминирование Запада в мировых делах, начавшееся несколько столетий назад и ставшее едва ли не абсолютным на короткий период в конце XX века, уступает место намного более многообразной системе.

Процесс этой трансформации, естественно, не механический и по-своему даже, можно сказать, уникальный. Политическая история, пожалуй, ещё не знает примеров того, как стабильное мировое устройство устанавливалось бы без большой войны и не на основе её итогов, как это было после Второй мировой. Так что у нас есть возможность создать чрезвычайно благоприятный прецедент».

И тут мы полностью согласны: мы не только можем сменить концепцию планетарного общежития, но можем сделать это с наименьшими потерями, в формате гибридного взаимодействия (если так угодно, чтобы уйти от понятия война):

«Сейчас всё иначе: кто бы ни взял верх, война не прекращается, она лишь меняет форму. Условный победитель, как правило, не хочет или не может обеспечить мирное строительство, а только усугубляет хаос и углубляет опасный для мира вакуум».

Тут Путин откровенно говорит о «гибридной войне», что более верно для всей планеты (не будет же планета сама с собой воевать), и что мы выше назвали гибридным взаимодействием.

Гибридное взаимодействие

Далее Путин описывает реальность.

«Каковы, на наш взгляд, отправные точки сложного процесса переустройства?

Позвольте их коротко попробовать сформулировать в виде тезисов.

1. Пандемия коронавируса наглядно продемонстрировала, что структурообразующей единицей мирового устройства является только государство.

...любой действенный международный порядок должен учитывать интересы и возможности государства, идти от них, а не пытаться доказывать, что их быть не должно. Тем более нельзя кому-то или что-то навязывать, будь то принципы общественно-политического устройства или ценности, которые кто-то по своим соображениям назвал универсальными. Ведь очевидно, что, когда приходит настоящий кризис, остаётся только одна универсальная ценность — человеческая жизнь, и как её защитить, каждое государство решает самостоятельно, исходя из своих возможностей, культуры, традиций».

Действительно, сегодня структурной единицей, способной в текущих исторических условиях, сохранять какой-никакой суверенитет может быть лишь государство. В будущем, считаем, что такой структурной единицей будет союз государств. Отчасти можно назвать это цивилизацией, но лишь отчасти, поскольку цивилизация объединяется культурно, а вот союз государств, может быть чисто алгоритмическим. Скажем Таможенный союз вполне может в свои ряды принять ту же Бразилию, логистика нынче позволяет. А в совсем отдалённом будущем нас ждёт следующий этап объединения планеты — самоуправление суперсистемы человечества (или давосскими словами Путина — «человеческой цивилизацией»).

Что такое реальный суверенитет?

Суверенитет государства — это реализованная способность государственной власти осуществлять полную функцию управления, проводя в согласии между собой глобальную, внутреннюю и внешнюю политикой государства.

Полная функция управления включает в себя последовательность преемственных этапов:

1) выявление факторов, вызывающих дискомфорт, являющийся стимулом к организации управления;

2) целеполагание в отношении этих факторов;

3) выработка концепции достижения намеченных целей;

4) интеграция частной концепции в отношении намеченных целей в генеральную концепцию, в соответствии с которой уже некоторым образом осуществляется управление, и которая вбирает в себя все прочие частные концепции;

5) внедрение частной концепции в жизнь;

6) правление в соответствии с нею в русле генеральной концепции;

7) наблюдение за течением процесса и коррекция правления и концепции, что в ряде случае предполагает и смену генеральной концепции;

8) высвобождение ресурсов, занятых в управлении по частной концепции, при достижении намеченных целей, либо возврат к п. 1 в случае, если намеченные цели управления не достигнуты.

При этом должно быть понятно, что генеральная концепция в жизни общества выражает целеполагание и управление по полной функции в отношении исторически непреходящих факторов — так называемых «вечных ценностей».

В доминирующей западной концепции глобализации навязывание своих представлений о том как жить, как говорить, как мыслить — это способ реализации собственной полной функции. И тут каждый сам должен задаваться вопросом: хочет ли он выполнять цели из западной полной функции или же он может выбрать что-то иное?

Пояснив, это перейдём ко второму пункту Владимира Владимировича, но держите в голове только что сказанное, это поможет лучше понять третий пункт.

«2. масштаб перемен заставляет нас всех быть особенно осторожными хотя бы из чувства самосохранения.

...революция – путь не выхода из кризиса, а путь на усугубление этого кризиса. Ни одна революция не стоила того урона, который она нанесла человеческому потенциалу».

Тут всё коротко: любые революционные события в социальном устройстве общества, на некоторое время отбрасывают общество назад. Срок восстановления: 15 — 25 лет. Путин правильно ставит вопрос: стоит ли преображение социальной структуры общества (особенно сейчас — в усложнённом виде) такого отката? Мы зададим дополнительный вопрос: «Есть ли эволюционные пути?» — чтобы расширить видимое пространство вариантов, а то революционеры иногда подобны лошадям в упряжке с шорами: «Только революция, только хардкор!»

Но для эволюционного пути нужно всё равно что-то менять, при этом опираясь на что-то стабильное. На что нужно опираться?

«3. В современном хрупком мире значительно возрастает важность твёрдой опоры, моральной, этической, ценностной.

...мы в России уже проходили, у нас это уже было. (Замялся) Большевики после революции 1917 года, опираясь на догмы (после заминки оговорился — марксизма…) Маркса и Энгельса, тоже объявили, что изменят весь привычный уклад, не только политический и экономический, но и само представление о том, что такое человеческая мораль, основы здорового существования общества.

мы полагаем, что должны опираться на свои духовные ценности, на историческую традицию, на культуру нашего многонационального народа».

Столпы нашей цивилизации и фашизм Запада

Культура нашего многонационального народа — это иными словами — культура русской многонациональной региональной цивилизации, тремя главными столпами которой являются: идея справедливости, русский язык и творчество Пушкина, великолепно в художественной форме выразившего как первые два столпа, так и «русскость» саму по себе. Настоящий русский точно знает Пушкина, русский язык и что в данной конкретной ситуации будет справедливым. И Путин прекрасно демонстрирует последнее, на конкретике показывая несправедливость западного культурного подхода:

«В Голливуде выпускают памятки, как и о чём нужно снимать кино, сколько персонажей какого цвета или пола там должно быть. Получается похлеще, чем отдел агитации и пропаганды Центрального комитета Коммунистической партии Советского Союза.

Противодействие проявлениям расизма – дело необходимое, благородное, однако в новой «культуре отмены» оно превращается в «обратную дискриминацию», то есть расизм наоборот.

Я напомню, специально попросил коллег вчера подобрать эту цитату Мартина Лютера Кинга, он сказал, как вы помните: «Я мечтаю о том, что придёт день, когда мои четыре ребёнка будут жить в стране, где о них будут судить не по цвету их кожи, а в соответствии с их личностными качествами» – вот истинная ценность.

Кстати, у нас, в России, нашим гражданам в абсолютном большинстве всё равно, какого цвета у человека кожа, он или она — тоже не так важно. Каждый из нас – человек, вот что главное.

Смотрите, дойдёте там до того, как большевики предлагали, не только кур обобществлять, но и женщин обобществлять. Ещё один шаг — и вы там будете.

Повторю, это не ново, в 1920-е годы советские культуртрегеры так называемые изобрели тоже так называемый новояз, полагая, что таким образом они созидают новое сознание и меняют ценностный ряд».

Прошёлся хорошо, добавим только, что и расизм, и расизм наоборот — это разные стороны одного и того же явления — фашизма.

Если рассматривать фашизм без всякой парадной мишуры, по сути, то он представляет собой культуру самоуправления, в которой толпа «маленьких людей» активно поддерживает — по собственной идейной убеждённости — систему злоупотреблений властью «элитарной» олигархией, которая, в свою очередь

→ представляет неправедность как якобы истинную «праведность», и на этой основе, извращая миропонимание людей, всею подвластной ей мощью культивирует неправедность в обществе, препятствуя людям состояться в качестве человеков (представителя биологического вида homo sapiens с реализованным генетически обусловленным потенциалом развития личности, психика которого сформирована в естественном пропорциональном соотношении рефлексов, традиций (автоматизмов), здравого смысла, интуитивных прозрений);

→ под разными предлогами всею подвластной ей мощью подавляет всех и каждого, кто сомневается в праведности её самой и осуществляемой ею политики, а также подавляет и тех, кого она в этом заподозрит (подчас без каких бы то ни было к тому реальных оснований и предпосылок).

Толпа же, по определению Белинского, — «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету», т.е. толпа — множество индивидов, живущих беcсовестно.

И неважно, выступает ли правящая олигархия публично и церемониально, превозносясь над обществом;

→ либо превозносится по умолчанию, публично изображая смирение и служение толпе, именуя её народом;

→ либо действует скрытно, уверяя общество через свою периферию в своём якобы несуществовании и, соответственно «несуществованию», — в своей бездеятельности, в результате которой всё в жизни общества течёт якобы «само собой», а не целенаправленно по сценариям концептуально властных кураторов олигархии.

Фашизм порождается носителями устройства психики, действующими по принципу «что хочу, то и ворочу», и представляет собой культуру самоуправления не вызревших до человечности толпо-«элитарного» общества или каких-то общественных групп в его составе.

Поэтому не удивляет проведение прямых параллелей между деятелями «культуры отмены» и известными фигурантами дел о преступлениях против человечности:

«Называя вещи своими именами, это уже просто на грани преступления против человечности, и всё под именем и под знаменем прогресса.

Ну кому-то нравится — пусть это делает. Когда-то уже говорил, что, формируя свои подходы, мы будем руководствоваться идеологией здорового консерватизма».

Здоровый консерватизм — новый псевдоним русской глобализации

Разные были формы концепции русской глобализации, Путин на Валдае представил ещё одну: «здоровый консерватизм» или «умеренный консерватизм».

Описание её:

«Консервативный подход не бездумное охранительство, не боязнь перемен и не игра на удержание, тем более не замыкание в собственной скорлупе. Это прежде всего опора на проверенную временем традицию, сохранение и приумножение населения, реализм в оценке себя и других, точное выстраивание системы приоритетов, соотнесение необходимого и возможного, расчётливое формулирование цели, принципиальное неприятие экстремизма как способа действий. И, скажем прямо, на предстоящий период мирового переустройства, которое может продолжаться довольно долго и окончательный дизайн которого неизвестен, умеренный консерватизм – самая разумная, во всяком случае, на мой взгляд, линия поведения. Она неизбежно будет меняться, разумеется, но пока врачебный принцип «не навреди» представляется наиболее рациональным. Noli nocere, как известно.

Цена непродуманного социального естествоиспытательства иногда просто не поддаётся оценке, оно разрушает не только материальные, но и духовные основы существования человека, оставляет за собой нравственные руины, на месте которых долго невозможно вообще ничего построить».

Сильно, что заканчивает Владимир Путин не какими-то экономическими последствиями неудачных социальных экспериментов, а говорит о системах нравственности и руинах этих систем в психиках людей, как результатах деятельности «цивилизаторов», «прогрессоров» рода недочеловеческого.

«4. большинство красивых лозунгов насчёт глобального решения глобальных проблем, которые мы слышали с конца XX века, никогда не будут реализованы. Глобальные решения предусматривают такую степень передачи суверенных прав государств и народов наднациональным структурам, к которым, честно говоря, мало кто готов, а если сказать откровенно, никто не готов. Прежде всего потому, что отвечать за результаты политики всё равно приходится не перед глобальной общественностью какой-то неведомой, а перед своими гражданами и перед своими избирателями».

Это камень в огород тем самым прогрессорам, предпочитающим действовать скрытно и загребать жар чужими руками. В будущем глобальная политика и её субъекты будут ясно видны всем, чтобы можно было реализовывать следующий принцип будущей глобальной политики:

«…если каждый сможет увидеть для себя конкретную выгоду от сотрудничества по противодействию таким вызовам, это повысит, безусловно, и степень готовности к реальной совместной работе».

Вот и весь рецепт успеха будущей русской глобальной политики. Попомните наше слово, поскольку данный тезис хорошо отражает принципы восстановления управления по полной функции во всей суперсистеме методами упреждающего вписывания: мы готовы помогать другим реализовывать их интересы, если это сходится с нашими целями, задачами и методами.

В этом заключается преимущество России:

«…наша страна обладает преимуществом. Сейчас объясню, в чём оно, – в нашем историческом опыте.

…у нашего общества выработался, как сейчас говорят, «коллективный иммунитет» к экстремизму, который ведёт к потрясениям и социально-политическим обвалам. Люди у нас действительно ценят стабильность и возможность нормально развиваться, быть уверенными в том, что их планы и надежды не рухнут из-за безответственных устремлений очередных революционеров.

Наш консерватизм — это консерватизм оптимистов, это самое главное. Мы верим, что стабильное, успешное развитие возможно. Всё в первую очередь зависит от наших собственных усилий. И конечно, мы готовы работать с нашими партнёрами ради общих благородных целей».

На этом подготовленная речь закончилась и начались ответы на вопросы. И, надо сказать, что там тоже было немало интересного, но мы пройдёмся по наиболее, на наш взгляд, важным моментам в одной из следующих статей.


Источник