]


Придется ли русской армии второй раз брать Казань?

Дмитрий Родионов

27 октября 2021 г. 19:32:23

Парламент Татарстана не поддержал проект федерального закона «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ».

Документ предлагает установить общее для всех регионов страны наименование должности высшего должностного лица — глава субъекта РФ. Как пояснили в пресс-службе комитета Госдумы по госстроительству, «с учетом исторических, национальных и иных традиций региона конституцией (уставом) субъекта может быть предусмотрено дополнительное наименование должности, однако оно не может содержать слов и словосочетаний, составляющих наименование должности главы государства — президента Российской Федерации».

«На наш взгляд, отдельные положения законопроекта противоречат основам конституционного строя РФ как демократического федеративного правового государства. Мы полагаем, что в представленной редакции законопроект отходит от установления общих принципов основ правового регулирования деятельности органов государственной власти субъектов», — цитирует ТАСС главу комитета Госсовета по госстроительству Альберта Хабибуллина.

Стоит напомнить, что в 1990-е почти все главы субъектов федерации именовались президентами. Переименования должностей начались в 2010-м году с подачи главы Чечни Рамзана Кадырова, объявившего об отказе называться президентом и призвавшего других последовать его примеру. По словам Кадырова, «в России только один государственный деятель имеет право называться президентом» и следует прекратить «парад региональных президентов».

На сегодняшний день Татарстан остается единственным регионом страны, глава которого именуется президентом.

— Демарш против законопроекта об унификации наименований должности главы субъекта РФ — типичное сепаратистское, «феодальное» сумасбродство, — уверен директор Института свободы Федор Бирюков.

— Власти Республики Татарстан, вне зависимости от конкретных персоналий в руководстве, всю историю Российской Федерации кичились своей «самостийностью», и до последнего пытаются сохранить статус президента для своего главы. Здесь, конечно, больше иррационального. В основном это чисто «феодальная» гордость, стремление выделяться на фоне остальных, быть более равным среди равных, демонстрировать определенную политическую дистанцию от федерального Центра. Но есть и вполне прагматичные причины.

Татарстан являлся одним из главных очагов сепаратизма в 1990-е. А также был локомотивом этнократий в РФ, зачастую настроенных крайне русофобски. Фактически принудительная «татаризация» республики, в которой соотношение этнических татар и русских было примерно одинаковым (на 1989 год татар 48,5%, русских 43,3%), привела к тому, что в республике — в ответ на действия правящих этнократов — очень активно развивалось и русское национал-патриотическое движение, нацеленное на борьбу с русофобией и сохранение территориального единства страны.

Да и сегодня по официальным данным численность русских составляет 39%, татарское население составляет чуть более 53%. То есть количество русских жителей в Татарстане сократилось, но все равно русские являются вторым по величине народом республики. Поэтом у борьба республиканских этнократических элит за сохранение официальной «самостийности» является элементом их же борьбы против русской политической субъектности в регионе.

Кроме того, такая уже совершенно скандальная несговорчивость Казани очевидно поддерживается и стимулируется теми политическими кругами в России и за рубежом, которые системно работают на создание условий для нового «парада суверенитетов» в РФ и дальнейшего разделения страны. Это либерально-олигархические элиты и радикальные прозападные либералы в России, а также западные центры силы, а также Турция, активно продвигающая идеологию и стратегию пантюркизма на постсоветском пространстве и в самой России.

Пока речь идет о законопроекте. Власти Татарстана надеются, что им удастся отстоять свое право на «самобытность» в отношениях между Центром и регионами. Но если все же закон будет принят и вступит в силу, официальной Казани придется сдаться или же войти в прямое противостояние с Москвой. Это может стать сигналом и для других национальных республик с развитыми этнократиями. Таким образом, будут созданы предпосылки к холодной или вполне горячей гражданской войне, да еще с различными национальными акцентами.

Единственная реальная альтернатива такому развитию событий — политическая легализация и укрепление русского национального великодержавного сознания, способного объединить граждан РФ самых разных национальностей на основе общих имперских ценностей и патриотических принципов. Но государство в силу своих интернационалистических и мультикультурных заблуждений, возведенных в разряд догм, не просто не способствует политической русификации страны, но делает прямо противоположное.

По идее, проект федерального закона «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ» призван отчасти нейтрализовать дремлющих сегодня, но способных пробудиться в любой удобный момент демонов этно-сепаратизма в России. Но это, конечно, всего лишь ритуальная полумера. Чтобы получить возможность реально противостоять этно-сепаратистским тенденциям, федеральному Центру в конце концов придется прийти к изменению административно-территориального устройства РФ.

Отчасти этот процесс уже начался, о чем свидетельствуют обсуждаемые на правительственном уровне планы укрупнения субъектов РФ. Оживить эти пока что гипотетические планы, придать им практический смысл и подтолкнуть к реализации может только русская патриотическая идея, преобразованная в политическую волю государства.

— Татарстан всегда стоял особняком среди других национальных республик, так как их элиты имели наиболее высокий уровень автономности, — считает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— Татарстан регулярно публично высказывает свое недовольство усиливающейся централизацией. Российская Федерация немногим своим национальным анклавам позволяет такую обособленную жизнь. Два государственных языка, своя конституция, свои политические реалии и особенности госуправления — Татарстан выделятся своим статусом по сравнению с другими субъектами нашей страны.

Национальная элита Татарстана гордится признаками государственности своей республики, так как это делает их положение особым. Такие стремления нельзя однозначно назвать сепаратистскими, но мы видим, что в национальных регионах этничность эксплуатируют для получения политических и экономических преференций.

Конфликт между Москвой и Казанью был неизбежен, так как встретились два противоположных подхода — усиление централизации и максимальная федерализация. Москва начала отбирать у Татарстана признаки государственности, которые они смогли получать еще после развала СССР.

Сначала не был продлен Федеративный договор, которым там гордились в Казани, потом последовал удар по татарской элите в лице ВИМ-авиа, последовала череда отзывов лицензий у татарских банков, начали наводить порядок с татарским языком. Казань стремится сохранить хоть какие-то признаки своей исключительности, поэтому легко не примет закон, который отбирает у них наименование президента республики.

Но это не значит, что Москва не сумеет договориться. Нужно будет пойти на уступки по другим направлениям — в экономике, при распределении бюджетных средств, может быть даже поддержать выдвижение Казани в качестве хозяйки крупных мировых соревнований. Наименование главы региона не является таким важным, чтобы из-за этого ссориться, но Кремлю в определенный момент захотелось подчеркнуть особый статус президента России. Одним из первых, кто выступил за отказ от статуса президента, был Рамзан Кадыров. В этом плане у Чечни и Татарстана разные взгляды на властную этимологию — либо с одними просто раньше договорились, чем с другими.

Часто случаются перекосы, когда национальный лоббизм, который является одним из видов коррупции, становится принципом госуправления в регионе. Речь, например, о национальном квотировании при устройстве на госслужбу. Русским очень сложно добиться карьерных успехов, проживая в национальных республиках, а это двадцать два региона РФ.

Нигде в законах не прописано, что президентом Татарстана может быть только татарин, а президентом Чечни только чеченец. Но де-факто дело обстоит именно так. Национальных квот в России быть не должно, паспорт гражданина РФ должен обеспечивать людей равным наборов прав на всей территории страны без исключений.

Любая коррупция наносит вред эффективности госуправления. От клановости, которую поддерживает квотирование, исходит и другая коррупция. Особенно это заметно на Кавказе, где находятся самые коррумпированные регионы страны. Клановость является принципом госуправления на Кавказе и в других нацрегионах.

Во многих нацрегионах русских живет численно больше, чем представителей «титульных народов» этих республик. В Татарстане жителям, в том числе и русским, излишне активно навязывают татарский язык, в Татарстане происходит насильственное «отатаривание» населения. По конституции РФ государственный язык в России один — русский. Знание остальных языков — по выбору и желанию граждан. Этот статус нужно охранять и не допускать, чтобы национальные элиты нацрегионов лоббировали иное положение.

— Директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин считает, что это еще не «бунт», это преддверие «бунта».

— Региональные элиты чувствуют, что федеральная власть теряет авторитет, и страна подходит к краю, за которой маячит возможный развал. В этом смысле у некоторых республиканских элит (Татарстан и некоторые кавказские республики) возникает ощущение перспективы перехвата части российских территорий все более активной Турцией. Отсюда начинается пока робкий, но саботаж некоторыми региональными элитами решений Москвы. Это называется «качать права».

«СП»: — Насколько вообще важно, как называется глава региона? Раньше у нас вообще все президентами были, и что?

— Для нынешней бюрократии имидж — все, а суть — ничто. Названия и вообще форма для них имеет первостепенное значение, поскольку нужно всячески имитировать способность управлять. Посему отслеживается кто как стоит, как сидит и как называется. Не важно, что происходит в Татарстане, важно, чтобы он знал свое место.

«СП»: — По мнению татарстанских парламентариев, отдельные положения законопроекта противоречат основам конституционного строя РФ как демократического федеративного правового государства. Так ли это?

— У нас почти все на практике противоречит Конституции. В этом смысле аргументация татарстанских депутатов не имеет никакого значения. Имеет значение только то, нагнет ли их федеральный центр и как он это сделает.

«СП»: — Можно ли сказать, что в Татарстане с 90-х сохраняются сепаратистские настроения?

— Сепаратистские настроения имеются сегодня в каждой автономной республике РФ. И чем больше слабости и тупости будет демонстрировать федеральная власть, тем опаснее и масштабнее будут сепаратистские поползновения. Так что, когда Путин говорит о том, что «Россия исчерпала лимит на революции», он, похоже, не подозревает, какие потрясения на самом деле светят России в ближайшем будущем.

«СП»: — Если один из глав субъектов все же остается президентом, критично ли это будет? Не захотят ли другие регионы того же? А возможно, и большего?

— Разумеется, этого захотят и другие. Постановка вопроса вполне понятна: если Татарстану можно. то почему нам (Чечне, Якутии, Мордовии, Бурятии и т. п.) нельзя?!


Источник