Прекратите этот стон «Наши пролюбили Белоруссию!»

Андрей Перла

5 августа 2020 г. 12:52:36

Братцы, диванные политологи, полудиванные журналисты, застольные и самобеглые политические обозреватели, аналитики патриотические, весьма патриотические и самые патриотистые патриоты. Вы меня утомили. Прекратите этот стон: «Наши пролюбили-потеряли Белоруссию!», «Россия остается без последнего братского народа и союзника!», «Погоня ускачет на запад!» Послушайте старого, заслуженного, блестящего в некоторых местах пикейного жилета. Не будет этого. Запомните это заявление.

Останется там после 9 августа у власти президент Лукашенко. Чтоб он был здоров. Останется и будет дальше продолжать нервы нам с вами мотать. Никакой майдан ему ничего не сделает. Потому что нету майдана и не будет. Толпа на площади, даже очень большая – это не майдан, не революция гидности или как ее там. Сделать в Белоруссии революцию не из чего.

Да, так вот это все устроено. Из дерьма конфетку сделать можно. Можно даже съедобную, а продаваемую – так точно. А из пустоты – нельзя. На тех местах, где на Украине и в Армении было накоплено это дерьмо для будущей конфетки, в Белоруссии ничего нету. Снизу вверх пойдем, от малого к большому, от последнего к первому.

Не нужна Белоруссия Европе. Некому обещать «безвиз» и плюшки по ходу европейского шляха. Европе не до того. Слабая она после ковида, не отошла еще, у нее головушка болит. В смысле, европейские институты по сравнению с национальными правительствами опять пришли в ничтожество. Пока обратно силу наберут – Лукашенко своей смертью помрет, и сын его поседеет.

Нет американского посольства, заточенного на поддержку и организацию переворота. В Армении посольство прямо сейчас втрое больше самых смелых предположений о его возможной численности. Где аналог в Белоруссии? На Украине янки были готовы в один миг перенять все нити управления страной – в ручном режиме. Вплоть до согласования кандидатур отдельных чиновников. Где эта готовность в Белоруссии? Нет такой готовности. И легко понять почему.

Потому что нет контрэлиты, которая могла бы пользоваться поддержкой и взаимодействовать с западными партнерами. Что-то им обещать. О чем-то договариваться. Получать обещания взамен. Деньги брать, на худой конец, авансом за будущую продажу страны. В Армении Пашинян – слабый политик, малообразованный, особенно по армянским меркам, человек и к тому же дезертир с фронта главной войны конца XX века. Но Пашинян – представитель целого слоя национальной политической элиты, которой не досталось от национальной политики достаточно плюшек. На Украине Порошенко был представителем равнодействующей, огромной, разнородной, объединенной в несколько группировок контрэлиты, имеющей территориальную привязку. И его более чем было кем заменить. Столько раз, сколько это могло бы понадобиться. Контрэлите было на кого опереться не только внутри страны, но и вне страны. Особенно вне страны.

Потому что – и вот это не просто важно, это принципиально важно – Армения и Украина располагают очень большими и очень национально озабоченными диаспорами. В случае Армении эта диаспора в несколько раз больше по численности населения самой страны. Располагает мощным лобби в нескольких великих державах (включая и Россию), способна аккумулировать средства, сравнимые с национальным ВВП. Она способна выставить на поле не одну, а несколько разных контрэлит. Причем каждая будет располагать собственными силами, вплоть до вооруженных отрядов, и собственным вариантом национального мифа.

В случае Украины диаспора меньше (потому что сама Украина больше), но зато эта компактная группа заокеанских жителей состоит из совершенно оголтелых националистов, нацистов, потомков сичевых стрельцов и полицаев, говорящих на специально для них придуманном языке и помнящих о России только плохое. Собственно, это специально собранные в кучу ненавистники России в пятом уже, кажется, поколении. «Сотканный из холста, знать припасла Канада» украинский флаг каждую минуту есть кому подхватить. И запеть щеневмерлу, протянув руку через океан.

Ничего подобного в и для Белоруссии нет. И не может быть. Потому что – это самое главное – у Белоруссии нет национального мифа. Может быть, когда-нибудь будет. Но пока нет. Армения была частью мировой истории столько, сколько человечество себя помнит. Украина, конечно, новодел, но все-таки как политический проект имеет на сегодня худо-бедно более чем вековую историю и еще туманные воспоминания о чем-то вроде государственности в XVII веке и о княжествах совсем седой древности, которые можно объявить украинскими. Галицко-Волынское там, не говоря про Киевское. Белоруссия же – это то ли восток Великого княжества Литовского, то ли российские губернии Северо-Западного края. Из «погони» можно было бы сделать национальный миф и основание будущего революционного национализма. Но пока никто этого не сделал.


Источник