Как Черноморский флот стал силой, с которой считаются

13 мая 2018 г. 13:39:44

Штормовое прошлое и бремя ответственности за самый горячий с военно-политической точки зрения регион в мире — в воскресенье Черноморскому флоту ВМФ России исполняется 235 лет. Первая эскадра военных парусников под Андреевскими флагами вошла в Ахтиарскую бухту 13 мая 1783-го — спустя три недели после издания Манифеста Екатерины II о присоединении Крыма к Российской империи. Черноморский флот не раз делили, резали и топили, душили блокадами и безденежьем, но за каждым ударом судьбы всегда следовало возрождение. Сегодня это оперативно-стратегическое объединение — главный инструмент России в Черном и Средиземном морях, поэтому денег Минобороны на него не жалеет. О том, как самый южный флот страны вновь обрел будущее, — в нашем материале.

Тотальная «калибровка»

За последние четыре года Черноморский флот заметно обновился и оживился. Поступили три сторожевых корабля, шесть дизельных подводных лодок, два малых ракетных корабля, более десятка противодиверсионных и патрульных катеров, а также несколько судов обеспечения, включая модульные водолазные платформы и плавкран. Еще три сторожевика, четыре ракетных корабля и несколько патрульных катеров флоту передадут до 2020-го. Строится также серия новых десантных кораблей.

Корабли и подлодки чаще выходят на боевое патрулирование, участвуют в учениях. После реконструкции и усиления базы в сирийском Тартусе влияние флота распространилось и на Средиземноморский бассейн. Морякам-черноморцам доверили новейшее ударное оружие — комплексы «Калибр», доказавшие свою эффективность в Сирии. Подлодка «Ростов-на-Дону» первой ударила по позициями боевиков четырьмя такими ракетами. И хотя формально крылатые «Калибры» не относятся к стратегическим вооружениям, появление их на Черноморском флоте резко изменило региональный баланс сил в пользу России. Носителями «Калибров» выступают почти все новые надводные корабли и подлодки ЧФ.

Понемногу возрождается морская авиация. Сформированный в 2016-м на крымской авиабазе Новофедоровка авиаполк многофункциональных истребителей Су-30СМ и бомбардировщиков Су-24МР взял под контроль весь периметр Черного моря. Береговые войска усилили новыми комплексами «Бастион» и «Бал».

Наследие Советов

Еще несколько лет назад все было намного хуже. Двадцать первый век флот встретил у чужих причалов, далеко не в лучшей форме. Мощнейшее советское оперативно-стратегическое объединение в 1990-е рассыпалось как карточный домик.

В него входили около 100 тысяч человек личного состава, более 800 боевых кораблей и подводных лодок. Для поддержки использовались военно-морские базы от Измаила до Батуми, аэродромы морской авиации в России, на Украине, в Грузии и Молдавии. В Средиземном море действовала 5-я оперативная эскадра, а часть кораблей ЧФ патрулировала Индийский океан и Атлантику. После дележки этого богатого наследства с Украиной России досталось лишь несколько десятков боеспособных кораблей.

Из-за хронических проблем с финансированием Черноморский флот стремительно деградировал и к середине 1990-х уступал своему основному потенциальному сопернику в регионе — ВМС Турции — по всем статьям. Подводных лодок, способных выйти в море, почти не было. Корабли с сухими баками ржавели у стенки, а экипажи постепенно утрачивали элементарные боевые навыки.

Эффект присутствия

Чуть лучше стало в начале нулевых — возобновилось финансирование, появилось топливо. Корабли ЧФ периодически привлекали к международным антитеррористическим учениям и операциям, в том числе в Средиземноморском бассейне. Черное море тогда контролировала международная военно-морская группа оперативного взаимодействия «Блэксифор», состоявшая из кораблей ВМС прибрежных государств: России, Болгарии, Грузии, Румынии, Украины и Турции.

Такая «самодеятельность» откровенно не нравилась американцам — Черное море оказалось формально закрыто для их кораблей, поскольку внятно обосновать необходимость своего присутствия там не получалось. В 2008-м, после российской операции по принуждению Грузии к миру, с трудом налаженное в Черном море взаимодействие зашло в тупик. Окончательно крест на нем поставил госпереворот на Украине.

Оценив на совместных учениях боевые возможности «коллег» из НАТО, командование остро осознало: Черноморский флот уже не тот. Катастрофически не хватало кораблей дальней морской зоны и вертолетоносцев. Вертолеты могли базироваться всего на двух кораблях — флагмане «Москва» и большом противолодочном корабле «Керчь». Положение отчасти спасали большие десантные корабли, которые в режиме нон-стоп отправляли на все учения, включая международные. Матчасть настолько устарела, что текущим судоремонтам не было видно конца и края.

Стало очевидно, что «поддерживающей терапией» тут не обойтись — требовалось оперативное вмешательство с переливанием крови. Сделать это было непросто — база в Новороссийске еще только обустраивалась, а увеличить группировку в Севастополе не позволяла Украина, которая, ссылаясь на «юридические нюансы», не пускала туда новые корабли. Только для того, чтобы снять с Балтики и перебросить на Черноморский флот один ракетный корабль «Самум» с «Москитами», потребовались месяцы переговоров.

Поворот оверштаг

Ситуацию в корне переломили события 2014-го года, когда Крым и Севастополь с главной базой флота вернулись в состав России. Уже с 2015-го флот начал получать новые корабли, которые пришлись как нельзя кстати: в регионе резко возросла интенсивность военных учений НАТО.

В частности, в феврале 2017-го прошли крупнейшие за последние десять лет маневры «Щит моря». С тех пор корабли альянса регулярно заходят в черноморский бассейн, а разведывательная авиация практически ежедневно «пасется» у российских границ.

Впрочем, существенной угрозы современному Черноморскому флоту эти действия не несут. По оценкам адмирала Александра Витко, командующего флотом на протяжении последних пяти лет, корабли в Крыму и Новороссийске сейчас надежно прикрыты с берега и с воздуха, они могут прямо из мест базирования наносить высокоточные ракетные удары на дальность до 1700 километров.

Если темпы переоснащения не снизятся, то к 2020 году боевая эффективность ЧФ вырастет как минимум в полтора раза. В числе приоритетных целей командования — усиление контроля над восточной частью Средиземного моря. Кроме того, рассматриваются планы расширения зоны ответственности флота до акватории Красного моря, Аденского и Персидского заливов, а также западной части Аравийского моря, за которые сейчас отвечает Тихоокеанский флот.

Чтобы эти планы стали реальностью, предстоит решить еще массу вопросов: восстановить на Черноморском побережье стационарную систему надводного и подводного наблюдения, развернуть комплексы загоризонтного обнаружения, создать надежную противолодочную, противокорабельную и противовоздушную оборону районов базирования носителей крылатых ракет. Кроме того, остро стоит проблема комплектования новых кораблей подготовленными экипажами — опытных моряков попросту не хватает.

Тем не менее все понемногу налаживается, и уже сейчас ясно: Черноморский флот снялся с якорей и уверенно взял курс на выход из очередного кризиса. А их в его двухвековой истории случалось немало — один Парижский мир чего стоит.


Источник