"Бессмертные": почему среди зараженных COVID-19 так много молодых

Анастасия Гнединская

8 апреля 2020 г. 11:09:34

Коронавирус "помолодел". По сообщениям оперативного штаба Москвы по контролю и мониторингу ситуации с заболеванием, больше половины жителей столицы с подтвержденным диагнозом COVID-19 — моложе сорока пяти лет. Главный внештатный специалист по инфекционным болезням Министерства здравоохранения России Елена Малинникова связала это с нарушением карантина в первые дни, когда многие устремились в парки на шашлыки. В то же время ряд экспертов считают, что молодым людям в принципе свойственно недооценивать масштаб любой чрезвычайной ситуации. А некоторые специально рвутся нарушать рекомендации.

"Начинают сомневаться в реальности заболевания"

Ведущий научный сотрудник НИЦ эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н. Ф. Гамалеи Николай Малышев в беседе с РИА Новости отметил, что число молодых пациентов, у которых диагностирован COVID-19, за последние дни действительно возросло: "Сейчас больше половины заразившихся — люди в возрасте до сорока пяти лет".

Малышев называет две причины такой "вспышки". Первая — увеличение количества тестирований в этой возрастной категории. "Раньше мы обращали внимание больше на пожилых и обследовали их. Но сейчас выяснилось, что болеют даже дети. Соответственно, начали более пристально обследовать и подростков, и среднюю возрастную категорию".

А вторая причина — несоблюдение режима самоизоляции. "Молодые люди все же нарушают его чаще", — говорит Малышев.

Почему так происходит? Социальный психолог Алексей Рощин объясняет, что большинству людей до тридцати лет, но особенно подросткам, крайне сложно усидеть дома. "День-два они могут продержаться. А потом, скорее всего, нарушат запрет. В том числе ради общения с противоположным полом. Гормоны сказываются — от этого никуда не денешься".

Впрочем, не последнюю роль, уверен Рощин, играет и психология. "Не секрет, что молодые люди считают себя бессмертными. Их гораздо труднее убедить в том, что им грозит серьезная опасность. Особенно если они ее не видят. Ведь пока распространение коронавирусной инфекции у нас не настолько наглядно, как, скажем, в Италии, где некрологи занимают по несколько страниц в газетах. Или в Китае, где люди падали в обмороки прямо на улицах. Об опасности заражения твердят только в СМИ. Но наша молодежь газет и журналов почти не читает. Информацию они в основном черпают из соцсетей либо при личном общении".

Получается, продолжает психолог, что все усилия по пропаганде самоизоляции нацелены на людей старшего возраста, которые смотрят телепередачи, читают газеты. Но они как раз не сомневаются в необходимости жестких мер и в реальности угрозы. Также первое время в ряде СМИ сообщалось, что молодых людей коронавирус либо не поражает, либо проходит у них бессимптомно. "И многие, поверив этой непроверенной информации, решили: "Ну, ничего страшного не случится, даже если заражусь. Слегка почихаю — и все".

Кроме того, Алексей Рощин обращает внимание на то, что любая молодежь настроена протестно к миру взрослых. "Поэтому для многих это даже некая доблесть — пройти без маски, нарушить карантин. А у иных протестный настрой выливается в то, что они сомневаются в реальности заболевания. Мол, все вранье, эпидемии нет, а сам вирус — не более чем обычный грипп".

"Пожилым людям чисто технически легче самоизолироваться"

Во многом согласна с коллегой и доцент кафедры социальной психологии СПбГУ Татьяна Яничева. "Подростки и молодежь — вторая после пенсионеров группа риска по социальным показаниям. В силу возрастных особенностей им сложнее других переносить социальную изоляцию, ведь общение со сверстниками — одна из ведущих потребностей в эти годы".

Яничева даже провела опрос студентов, которым преподает (сейчас дистанционно). Поинтересовалась, сложно ли им в самоизоляции. "И большинство ответили, что им сильно не хватает именно живого общения".

Нужно не забывать, добавляет собеседница, и еще об одной особенности молодежи: в психологии это называется социальным экспериментированием. "Стремление проверить нормы и правила на прочность, раздвинуть границы дозволенного. Допускаю, что есть молодые люди, которые думают: "А не слабо ли мне все это нарушить? Тем более когда указание пришло сверху".

По словам профессора кафедры социологии, семьи и демографии социологического факультета МГУ Александра Сидельникова, у этой проблемы не только психологический аспект. "Да, молодые люди ведут себя более рискованно. Плюс в первые дни эпидемии многие СМИ постоянно повторяли, что болезнь бьет главным образом по пожилым, что подавляющее большинство умерших — старше семидесяти. Из-за этого у более молодых создавалось впечатление, что для них вирус не так опасен. Однако нужно учитывать и социально-экономический фактор. Пожилым людям чисто технически гораздо легче самоизолироваться: им нет нужды выходить на работу, в Москве и других городах им доставляют продукты на дом. Что касается молодежи, многим приходится ходить на работу. Да, часть перевели на удаленку. Но дистанционно выполнять трудовые обязанности способны далеко не все. Водители, сотрудники полиции, продавцы продуктовых магазинов, провизоры вынуждены находиться в местах общественного пользования, а значит, больше подвергаются риску заражения".


Источник