Не мытьем, так Китаем — Россию снова пытаются заманить в западный капкан

2 июня 2020 г. 13:27:14

Россия сейчас нужна Западу больше, чем Запад нужен России, и чем дальше, тем сильнее это будет проявляться — эту банальную мысль очень сложно усвоить не только нашим западникам, но и самим западным лидерам. Очень сложно смириться с тем, что правила игры и повестку в отношениях с Россией определяет не куда более сильный на сегодня Запад — но это непонимание само по себе свидетельствует о том, что атлантический мир уходит в прошлое, оставляя за собой лишь привычные штампы.

Вот Трамп в понедельник опять позвонил Путину — чтобы позвать присоединиться к западному клубу. В этом году президент США будет хозяином встречи «Большой семерки» — она планировалась на июнь, но Трамп подумывает перенести ее на сентябрь, потому что не все европейские лидеры (например, Меркель), готовы сейчас приехать в Штаты. Вот президент и решил протащить свою старую идею о необходимости возвращения России к западному столу.

Еще в прошлом году, накануне саммита «Большой семерки» в Квебеке, Трамп говорил об этом — но тогда никто, кроме итальянского премьера, открыто его не поддержал. Теперь Трамп решил зайти с другой стороны. В минувшие выходные он рассказал сопровождавшим его в полете из Флориды журналистам, что «Большая семерка» устарела.

«Мне не кажется, что «Большая семерка» верно отражает происходящее в мире».

Поэтому стоит отложить ее до сентября и обсудить на ней будущее Китая — но не с Си Цзиньпином, а с Путиным. Пригласить Россию, а заодно и Южную Корею, Австралию и Индию — «А что у нас есть? У нас под руками хорошая группа стран».

Идея, замечательная во всех отношениях: обсудить Китай, который назначен Трампом главной угрозой миру, и вернуть Россию, которую назначил на эту роль предыдущий президент США. То есть помириться с Россией, к чему уже давно призывает Трамп, и начать вместе с ней бороться с Китаем, за что уже давно выступают некоторые американские стратеги. А Россия-то хочет участвовать в этом празднике?

Ну куда она денется — у нее же есть тщательно скрываемый страх перед китайской экспансией. Да и вообще у русской элиты совершенно прозападный менталитет, и она мечтает вернуться в клуб «мировых лидеров». Но только без потери лица, чтобы мы им уважение продемонстрировали, тогда им деваться некуда будет, они ведь и сами этого хотят. Так что вся проблема сейчас в том, чтобы нам, то есть Западу, не слишком много пряников давать Путину, а то русские зазнаются и посчитают себя победителями. Кнутом и пряником нужно действовать — тогда никуда не денутся.

Удивительно, но такая картина мира существует в головах не только западных стратегов, но и некоторых отечественных аналитиков — причем как прозападных, так и якобы патриотических. Россия ничего не может сама, мы стали сближаться с Китаем только потому, что поссорились с Западом, если сейчас конфронтация закончится, наши антинациональные элиты тут же вернутся к вожделенной для них роли младших партнеров Запада — подобные представления не так уж и редки в нашем обществе. И поэтому нам нельзя принимать никакие приглашения «Большой семерки» — пропадет Россия!

Принимать действительно нельзя — но совсем по другой причине. Не потому, что элиты сдадут Россию, — Путин серьезно изменил как состав, так и умонастроения элит. Те, кто считает, что Россией сейчас, как и в 90-е, правят люди, считающие Запад образцом и старшим учителем, а русских — неудачной ветвью европейской цивилизации, живут в каком-то иллюзорном мире. У России масса проблем с элитой и с воспитанием национального самосознания — но никаких сомнений в самостоятельности нашего руководства нет. Как и в том, что оно понимает, что такое национальные интересы, знает историю и географию, то есть геополитику, исходит из русского исторического опыта — и ведет свою игру на мировой арене. Стратегическую игру, в которой есть много раундов, меняются обстоятельства и окружающая атмосфера, но остается неизменной цель. Сильная, самодостаточная Россия, страна-цивилизация, выступающая как один из центров силы, который будет определять миропорядок в XXI веке. Ни на что меньшее Россия, вышедшая в XVIII веке на первые роли на мировой арене, просто не может согласиться — сомнут.

Как поможет достижению этой цели сближение с Западом? Никак — даже тактическая игра может только навредить нам. И не потому, что после развала СССР Запад продолжил наступление на нас — откусывая по куску все, что было можно, пока не добрался до немыслимого для нас, то есть до Малороссии, до Украины. Нет, тут все понятно — никаких компромиссов по так называемому постсоветскому пространству быть не может: атлантизация Украины, ее закрепление в геополитическом поле Запада невозможна в принципе и необсуждаема.

Но еще важнее другое: с каким Западом сближаться России, даже если бы она захотела этого? Единого Запада больше нет — процесс его развала идет уже несколько лет и полностью отвечает нашим национальным интересам. Мы можем наводить мосты с элементами, составными частями Запада — с отдельными европейскими странами, да и с Евросоюзом в целом (но после того, как он обретет геополитическую самостоятельность), даже с антиглобалистской Америкой Трампа (если она вдруг состоится). Но мы не можем строить планы на будущее с атлантическим Западом — пока еще живым — и потому, что он является нашим непримиримым геополитическим даже не противником, а врагом (будучи заинтересован в изоляции и ослаблении России), и потому, что у него нет будущего.

Наша стратегия в отношении атлантического Запада очень проста: мы исходим из того, что столетия господства Запада как такового подошли к концу, а атлантический мир сменяется миром тихоокеанским и евразийским. При непосредственном и важнейшем участии России, начавшей разворот на Восток и Юг не потому, что поссорилась с Западом, а потому, что понимает законы истории и геополитики.

«Большая семерка» давно уже пуста — и хотя Трамп не сможет просто так похоронить ее, даже когда переизберется, она постепенно будет превращаться в площадку для выяснения отношений между обреченными на развод сторонами. «Большая восьмерка» (то есть формат с участием России), замороженная Западом после Крыма, не может быть восстановлена в принципе — и не потому даже, что Россия за эти годы укрепила стратегический альянс с Китаем. Запад плюс Россия не могут определять правила игры в мире — для этого нужны все ключевые игроки. Естественно, Китай и Индия — но и региональные интеграционные союзы, представляющие Юго-Восточную Азию, арабский мир, Южную Америку, Африку. Самый близкий к этому формат — «Большая двадцатка». Ее нужно просто довести до ума, включив представителей региональных союзов (тем более что в нее уже входит ЕС).

Вместо этого Трамп предлагает создать нечто среднее между «Большой семеркой» и «Большой двадцаткой» — группу из 11 стран. Если сравнить G-11 с G-20, то кого же в ней не окажется — кроме Китая, против которого все и затевается? Южной Америки (Мексика, Аргентина и Бразилия), Африки (ЮАР) и исламского мира (Турция, Саудовская Аравия и Индонезия) — то есть опять западный междусобойчик (с привлечением англосаксонских (Австралия) или геополитически зависимых стран (Южная Корея), к которому почему-то должны присоединиться Россия и Индия. Но Путин и Моди представляют самостоятельные государства-цивилизации — которым смешно даже предлагать поучаствовать в подобной игре, тем более носящей откровенно антикитайский характер.

При этом вежливо остановить Трампа будет очень сложно. Как хозяин саммита он имеет право приглашать кого угодно, и даже возражения Великобритании или Германии против участия Путина может не учитывать. Это ведь не восстановление «Большой восьмерки» — а так, встреча в расширенном составе.

Но, конечно, Владимир Путин не поедет ни на какой формат встречи с «Большой семеркой» — даже если бы его позвали восстанавливать «Большую восьмерку». Высказанное им прошлой осенью замечание о «Большой восьмерке», что мы не против никаких форматов взаимодействия, имело очень важную оговорку: так как западные лидеры в 2014 году сами отказались приезжать в Россию на очередной саммит, то если теперь «наши партнеры хотят к нам приехать, мы будем рады». Приезжайте к нам в Крым, одним словом.

При этом в сентябре в Нью-Йорке все-таки может состояться важнейший саммит этого года — если удастся собрать предложенную Путиным еще в январе встречу «Большой пятерки»: первые в истории переговоры глав пяти ядерных держав, постоянных членов Совбеза ООН. Ее предварительно планировалось приурочить к началу работы юбилейной сессии Генассамблеи ООН — то есть к середине сентября.

Однако набирающие силу американские нападки на Китай осложняют саму возможность контактов между Трампом и Си Цзиньпином — даже в многостороннем формате. Впрочем, в этом году они все равно увидятся, когда в ноябре соберется саммит «Большой двадцатки» в Саудовской Аравии. Трамп приедет туда уже переизбранным президентом — если победит и если победу признают его противники. А у Путина и Си к этому времени состоится уже не одна двусторонняя встреча — и среди прочего лидеры тысячелетней России и трехтысячелетнего Китая, конечно, будут обсуждать и будущее Америки. Хотя зачем говорить о мимолетном и грустном…

Источник


Источник