План по разделению народов: как США заставили Грецию признать ПЦУ

Руслан Хубиев

17 октября 2019 г. 11:09:58

Ни о какой самостоятельной политике Греции, избежавшей банкротства лишь благодаря новой «дозе» от финансового дилера, речи не идет. Более того, под угрозой «долговой ямы» Афины с каждым годом всё сильнее взращивают в своей политике русофобию, экстраполируя вектор и на религиозную сферу. В греческом истеблишменте считают, что опала Турции со стороны США — не вечна, и пока место главного партнера НАТО снова не перешло Анкаре, пытаются запросить за свои услуги как можно больше.

12 октября 2019 года в кулуарах внеочередного Архиерейского синода Элладской Православной Церкви (ЭПЦ) было принято решение согласиться с новым правом патриарха Константинополя «по своему усмотрению предоставлять автокефалию». В данном контексте — самостоятельность для украинской ПЦУ.

Накануне заседания вероятным исходом представлялось, что ЭПЦ снова отложит этот острый вопрос, как делала весь 2019 год несмотря на всё давление Вашингтона. На практике всё произошло не так — греческих церковных иерархов продавили.

Бенефициары процесса

Как известно, многие события глобальной политики можно проанализировать закономерностями живой природы. Например, у такого грозного хищника, как тигр, есть своя ахиллесова пята — животное во время действий из засады напрочь забывает прятать собственный хвост. Именно по хвосту тигров в свое время и вычисляли браконьеры, а также местные жители, в чью жизнь вмешивался этот опасный вид. Мы можем поступить таким же образом и «по змеиному следу» найти заразившую православие «змею».

Прежде всего внимание на себя обращает тот факт, что признание ПЦУ Элладской церковью произошло по типичным лекалам Вашингтона, а если конкретнее, то в рамках международного опыта Югославии. Согласно официальному коммюнике греческого Синода, нынешнее наделение Константинополя «сверхполномочиями» признается церковью «только ввиду исключительности ситуации». То есть, как и в случае с бомбардировками сербов, выставляется шагом, «вынужденно принимаемым над законом».

Официальное оправдание принятого ЭПЦ решения — признание церковной независимости Украины делается ради Киева и Москвы, ввиду его «чрезвычайной полезности для Православной церкви и в качестве метода укрепления отношений церквей-сестер, Русской и Украинской» — не выдерживает никакой критики. Особенно на фоне нижеследующей логической цепочки.

4 февраля генеральный консул США в Салониках (второй по величине город Греции) встретился с митрополитом Фессалоникийским Анфимом, 11 февраля «авторитетное церковное информагенство Греции «Ромфея» выпустило серию поддельных статей, разошедшихся по мировой прессе, с информацией о якобы имевшем место признании раскольников Украины со стороны Кинота Святой горы Афон.

13 февраля — весь руководящий состав «Ромфеи» с почестями приняли в американском посольстве. 14 февраля — генконсул США встретился с митрополитом административного центра в Ксанти Пантелеймоном.

26 августа вопрос признания ПЦУ был вынесен на внеочередное рассмотрение Элладской Православной Церковью по инициативе американского посольства, с 2016 года возглавляемого одним из ключевых организаторов Майдана и последовавшей за ним гражданской войны Джеффри Пайетта.

Далее, за два месяца до нынешнего (удачного для США) заседания внезапно умер один из влиятельных противников «легализации» украинских раскольников — митрополит Лимносский Иерофей.

12 октября решение ЭПЦ на новом голосовании оказалось положительным, а в итоге 19 октября архиепископ Афин и всея Эллады Иероним II должен поехать в те самые Салоники, где будет сослужить с тем самым Константинопольским патриархом Варфоломеем в присутствии того самого Джеффри Пайета. Круг замкнулся.

Если в ходе богослужения Иероним II начнет поминать в диптихе предстоятелей поместных православных церквей Епифания (главу ПЦУ), то по церковным законам это будет означать официальное признание новой церкви Украины. Таким образом, в решении Архиерейского собора Элладской Церкви речь идет не о самостоятельных шагах, а об искусственном расколе и узаконивании того, что США ранее осуществили через Константинополь.

О легитимизации превращения украинских самозванцев-раскольников в архиереев, занятых ими зданий в Поместные Церкви, а украинского «автокефального» православия в антипод русскому. То есть о реализации геополитических планов Белого дома по ослаблению консолидирующего влияния традиционных ценностей и интенсификации дальнейшего раскола России и ее окружения. Также имели место цели Ватикана по поглощению ранее недоступных для него частей православного народа через униатов, греко-католиков и тому подобное.

Говоря церковным языком, отступничество от своих корней исторически считалось во всех трех ветвях русского народа тягчайшим преступлением потому, что на отколовшуюся часть немедленно был бы организован крестовый поход Запада. «Для того и раскалывают, чтобы завоевать по частям, ибо целиком одолеть не по силам», — говорили в те времена.

На этом фоне ответ на вопрос, «кому выгодно» оформление новой ереси и вбитие очередного клина между Киевом и Москвой, становится очевиден. Первая скрепа, по которой наносили удар США — это русский язык, результатом войны против которого стала украинская языковая реформа. Вторая скрепа — общая победа во Второй мировой войне, извращенная через реабилитацию нацизма и украинского национализма. В «греческом» решении (а до него в шагах Константинополя) речь идет о последнем этапе, базовом фундаменте наднационально-русского менталитета — о православных ценностях.

Почему сейчас?

Русская Православная Церковь боролась и оказывала помощь греческой стороне в течение года строго в рамках церковного права, не прикасаясь, как и положено, к светской стороне. Противоборствующая же сила в лице Америки — оказывала самое прямое вмешательство в религиозный фактор через политико-экономическую сферу.

Архиепископ Иероним II, Владимир Путин и патриарх Кирилл. Москва

Kremlin.ru

Давила на европейские институты, выкручивала руки странам и рассылала повсюду своих посланников. Те в свою очередь давили на Афины, а они, угрожая сокращением финансирования, изъятием собственности, земель православной греческой церкви и так далее «промотивировали» ее пойти на этот шаг.

Особо примечательно подобное вмешательство выглядит потому, что именно США в октябре 1998 года приняли так называемый Закон о религиозной свободе. Трансграничный документ, публичной целью которого ставилась «защита церквей всего мира от вмешательства в их дела государственных институтов». В его рамках даже была создана «независимая» Комиссия по свободе вероисповедания в прочих странах мира (USCIRF), и, если бы вся эта система работала по назначению, Вашингтон должен был бы наложить санкции сам на себя.

В действительности данные институты через «рекомендации» для Конгресса использовались в качестве ширмы. USCIRF вносила (или исключала) из списка нарушителей нужные для целей США страны, на их правительства накладывались (или снимались) экономические ограничения, что в итоге вынуждало «режимы» корректировать в нужную для Вашингтона сторону и религиозный курс.

Главные цели

Для понимания ключевой роли США в нынешних событиях достаточно одной исторической параллели. В инициированном Вашингтоном искусственном разделении Ближнего Востока, начатом в 2000-е годы, США делали ставку не на военную тематику (хотя именно она ошибочно выставляется как главный фактор), а на поддержку религиозно-политического экстремизма. Американские спецслужбы и Госдеп США выпестовали на средства стран Персидского залива необходимых религиозных специалистов, обелили радикальные секты, наладили схемы финансирования и лишь затем реализовали военно-политический раскол. Через инструменты информационной пропаганды продвигались разрушительные идеи, но основа для ближневосточной «дуги нестабильности» строилась на конструкте псевдоислама.

В нашем случае Белый дом делает то же самое, но поскольку в Восточной и Юго-Восточной Европе аналогичного распространения ислама нет, «крест нестабильности» реализуется через базис православных сект и раскольников.

Еще в 1992 году с подачи западных спонсоров руководство Украины (Кравчук) заявило о поддержке инициативы Филарета по созданию «независимой поместной Украинской Православной Церкви», которая бы через автокефальный статус оказалась вне «юрисдикции» Москвы.

Спустя 21 год (накануне Майдана) украинское православие было успешно разделено на 2,5 конфессии — на канонический Московский патриархат, на непризнанный Киевский патриархат и на небольшую украинскую самопровозглашенную автокефальную церковь. В 2018 году две последние категории насильно объединили, а смесь из непризнанного Киевского патриархата и УАПЦ назвали Украинской Православной Церковью, после чего Госдеп занялся легитимизацией новой структуры.

В итоге, надавив на константинопольского патриарха Варфоломея, в буквальном смысле зависящего от США через источники финансирования (основу его денежного благополучия составляют вложения греческой диаспоры из Америки), «экзархами» в Киеве были назначены американский архиепископ и епископ из Канады, что косвенно доказало превалирующую роль в финансовых потоках Госдепа США. Затем Киеву был передан томос об установлении над украинским псевдоцерковным новоделом контроля Константинополя, после чего фокус перешел на греков.

С точки зрения политической ангажированности, а также включения в западную систему, положение Элладской Православной Церкви оказалось сложнее, нежели константинопольской. Еще в 2004 году, во время спора о порядке назначения архиереев на «Новых территориях», Греция под давлением «друзей Константинополя» уступила это право Варфоломею. Кроме того Греция — это страна НАТО, и вместе с тем одна из самых проблемных экономик ЕС. Последний факт и является ключем к пониманию.

Петр Порошенко и Патриарх Константинопольский Варфоломей I

President.gov.ua

Как и говорилось ранее, Вашингтон давил на Греческую православную церковь через шантаж светского руководства Афин. Церковь в Греции — это государственная структура, соответственно государство определяет, сколько платить священникам и кого назначать на кафедры митрополитов. В итоге пока РПЦ оказывала помощь ЭПЦ в течение года, Белый дом затянул петлю сразу на шее Афин.

Американские транснациональные элиты — банки, фонды и ТНК, устроившие кризис 2008 года ради взрывной скупки обанкротившихся активов, еще в тот период пообещали, что взамен восстановят контроль Вашингтона над рядом европейских государств. Поскольку финансовое закулисье контролировало предпочтения европейских «филиалов» через ЕЦБ (рекомендации Европейского центробанка), реализацией этого стал запуск нестабильности в зоне евро. Банки стали «помогать» странам Европы в преодолении кризиса неодинаково, а главной «гирей» на экономике решено было сделать Афины.

Международный банковский консорциум, состоящий прежде всего из французских и немецких учреждений, получил указание выдавать Греции максимально притягательные кредиты. А поскольку ни один марионеточный политик не откажет себе в удовольствии взять ссуду, которую отдавать будет другой, дело сдвинулось. С 2008 по 2009 год на фоне мирового кризиса ловушка вокруг Афин захлопнулась, рост госдолга составил 80 млрд евро или 30% от ВВП.

Тот факт, что накачивание Греции деньгами началось до кризиса, привело к невозможности сокращения раздутого бюджета без опасности получить импичмент. Поэтому греческие власти начали влезать в долговую петлю еще сильней. Вскоре дефицит бюджета, покрываемый новыми займами, составил рекордные 13,6% ВВП, а спустя пару лет долг Греции превысил 350 млрд при населении в 11 млн.

На тот момент США делали из Афин якорь для европейской экономики с целью подавления финансового конкурента, однако к настоящему моменту именно та ситуация стала причиной капитуляции Элладской Православной Церкви. Эмиссары Госдепа, регулярно приезжающиее в Грецию, на Афон и в Константинополь накануне всех ключевых решений — лишь инструмент для оказания давления на политиков и иерархов. Главное — это долговая петля.

Церковь в Греции не отделена от государства. Епархиальные архиереи назначаются правительством. Да и главу ЭПЦ, избираемого из их числа, в течение пяти дней после избрания Синодом юридически должен признать президент Греции. С учетом того, что с 2010 года экономику Афин вели к такому состоянию, когда можно будет четко поставить вопрос: «Ваш долг никто не будет покупать, пока вы не отдадите активы», а затем и вовсе к концепции «делайте, что я скажу», линия воздействия вполне очевидна.

РПЦ помогала сопротивляться Греческой церкви в рамках собственных сил, но как раз силы в данном вопросе и не являются равными. Брать деньги у Москвы в современных реалиях нельзя — это будет рассматриваться как «вмешательство», а брать помощь у Вашингтона можно — поскольку такие инвестиции всегда ведут к «развитию свободы».

Проще говоря, ни о какой самостоятельной политике Греции, избежавшей банкротства лишь благодаря новой «дозе» от финансового дилера (международных финорганизаций контролируемых США), речи не идет. Более того, под угрозой «долговой ямы» Афины с каждым годом всё сильнее взращивают в своей политике русофобию, экстраполируя вектор и на религиозную сферу.

В греческом истеблишменте считают, что опала Турции со стороны США — не вечна, и пока место главного партнера НАТО снова не перешло Анкаре, пытаются запросить за свои услуги как можно больше.


Источник