Присутствие Лукашенко на параде Победы в Москве говорит о разных стратегиях России и Белоруссии

Александр Халдей

24 июня 2020 г. 21:15:37

Лукашенко не хочет терять имидж соучастника Большой Победы, это выгодно оттеняет его местный масштаб перед белорусскими избирателями, которым это подаётся как «не наша война». Видимо, даже соучастие в победе в «чужой войне» для Лукашенко скорее успех, чем неудача.

Россия стремится загасить скандал с Лукашенко, не желая дополнительной эскалации с соседом накануне собственных важных событий. Неприезд Лукашенко был бы картинкой на весь мир о фактическом крушении и без того эфемерного Союзного государства. Контакты после этого были бы вовсе невозможны. Это сейчас не нужно ни Лукашенко, ни России. Иллюзии о нынешнем режиме Белоруссии в Кремле отсутствуют, но есть формальные знаки, которыми в Большой политике не пренебрегают.

Россия заинтересована в том, чтобы пока в ней идут важные трансформации, этот процесс не осложнялся сверх имеющегося уровня дополнительными проблемами на границах с союзником. Вопрос власти Лукашенко не решается на выборах, он решается только в результате политического заговора его окружения. Снос Лукашенко возможен только в процессе Майдана, а Россия Майдан в Белоруссии при всей нелюбви к Лукашенко инициировать не стремится.

Белорусский Майдан – это прерогатива оппозиции, которую в Белоруссии вырастили запанные НКО. Потому что снос власти в Минске означает приход к ней новых лиц с прежней идеологией транзита на Запад. Пророссийские структуры в Белоруссии задавлены и деморализованы репрессиями. Белорусский Порошенко вместо Лукашенко для России бессмысленен.

Играть с Лукашенко в демократию – это как играть в футбол с тем, кто играет в регби. Футболисту его не победить, тут требуется другой регбист. По определённым причинам Россия в регби с Лукашенко не играет. Но оппозиция с Лукашенко играет в футбол, и потому обречена на поражение, которое полностью делегитимизирует его победу, превращая в узурпатора, все легальные контакты с которым пачкают сильнее, чем приносят пользу.

И Россия понимает, что нелегитимность Лукашенко загоняет его в узкий коридор силовых действий с собственным населением после августа 2020-го. Работа с политическим классом Белоруссии будет строиться именно исходя из этой реальности. Лукашенко превратился в сильнейший белорусский аллерген.

Предвыборная кампания убила последние остатки страха перед ним, и нейтральный электорат превратила в протестный. Это вполне в духе Макиавелли – путь лучше бояться, чем любят. Страх гарантирует покорность, но в любой момент слабости он прорвётся ненавистью – в истории слишком многие короли-Солнце кончали на плахе.

По сути, после августа для Лукашенко наступает реальность зависимости от тех, кто рисовал ему победу на выборах и подавлял уличные протесты. Он их заложник – слишком много соучастников и свидетелей его преступления, потому что захват власти силой – самое тяжёлое преступление по всем конституциям.

Все развязки с Лукашенко наступят позже, а пока он смотрит на Парад, контачит только со своей пятой колонной в лице Зюганова и прочих друзей режима, и высвечивает всю проблемность своего будущего существования в статусе диктатора, которого боятся и ненавидят свои же подданные.

Реальность «после парада» для Лукашенко – это тактика каждодневного выживания, потому что он стал обузой для всех и уже не нужен ни России, ни Западу, ни оппозиции, ни чиновникам, ни населению. Так проходит земная слава.


Источник