«Белорусизация» и национальные интересы России: пришло время разобраться

2 июля 2019 г. 14:26:49

В союзном строительстве настал момент истины

Россия и Белоруссия строят Союзное государство вот уже двадцать лет. Процесс бодро стартовал в конце «лихих девяностых», затем почти застопорился на полтора десятилетия. Созданные чиновничьи структуры успешно осваивали немалое финансирование и превозносили себя в отчётах. За этот период застоя официальный Минск развернулся на Запад до такой степени, что консультанты по «сдерживанию России» стали постоянными и желанными гостями на президентском уровне, а пророссийские взгляды и критика русофобии стали официально трактоваться как «антибелорусская» деятельность и наказываться лишением свободы. Многим стало казаться, что создание Союзного государства Белоруссии и России в 2019 году — это едва ли не больший абсурд, чем создание такого же государства с Латвией образца 2009 года.

За почти 20 лет с момента подписания договора о создании Союзного государства произошло не столько укрепление его основ, сколько создание предпосылок для полного размежевания. Во многом это «заслуга» профессиональных госстроителей, хотя и приумалять противников этого проекта тоже нельзя. Удивительным образом численность последних среди белорусской бюрократии росла по мере увеличения сроков проектной деятельности и объёмов освоения союзного бюджета. Иногда даже создавалось впечатление, что такая ситуация создана специально для полной дискредитации Союзного государства на фоне кризисных явлений в Евросоюзе. Возможно, низкий КПД отчасти можно объяснить элементарной коррупцией, кумовством и связанной с этим некомпетентностью исполнителей. Так или иначе, по факту интеграция (объединение) Белоруссии и России спустя два десятилетия от старта видится делом не более простым, чем в начале этого пути.

Александр Лукашенко с начала нынешнего века не просто переосмыслил перспективы доставшейся ему в управление части постсоветского (построссийского) пространства. Он приступил к конструированию новой идентичности белорусов, которая радикально отличается от известной нам по описаниям позапрошлого и даже прошлого веков. Лукашенко инициировал новую волну «белорусизации», уничтожая общерусскую идентичность и формируя новое восприятие белорусом себя и окружения своего края. «Республику Беларусь» он позиционирует как очаг «белорусской цивилизации», «центральноевропейскую страну», «центр Европы» и т. п.

«Для гостей мы широко распахнули все двери Белоруссии — страны среднеевропейских размеров, живущей и развивающейся по своим законам и традициям, которые уходят глубоко в седину веков. Страны, которая не создает проблем и не выдвигает претензий соседям. Они, эти соседи, у нас очень разные, и ладить с ними порой непросто», — заявил Лукашенко 30 июня на торжественной церемонии закрытия вторых евроигр.

Намёк на непростые отношения был адресован не только прибывшему в Минск президенту России Владимиру Путину, но и другим постсоветским лидерам, а также белорусским националистам. Буквально весной, а до этого на протяжении многих лет Лукашенко озвучивает претензии России, доходя до обвинений в применении российских санкций к Белоруссии. Два месяца назад белорусский лидер скандально добился отзыва из Минска спецпредставителя президента РФ — посла России в Белоруссии Михаила Бабича. МИД Белоруссии опустился даже до трамвайного хамства, чего не наблюдалось никогда прежде даже в таких непростых ситуациях, как выдворение западных послов из их резиденций в Дроздах, острых конфликтов с правительствами и послами Швеции и США.

Демонстративное приглашение в Минск «национальной сборной Косово» и лидеров «официальной Приштины», которую официальный Минск официально как бы не признаёт, но делает всё для легитимации в случае возникновения ситуации торга — из этой же стратегии. Флаги «Косово» были демонстративно вывешены в самом центре Минска, причём напротив построенного сербскими олигархами комплекса «Дана». Сербии тоже дают понять, что минское время уже другое и пора делать новые ставки.

Глава МИД Белоруссии Владимир Макей тем временем развивает успех на западном направлении. Он уже добился снятия санкций с белорусских чиновников, замешанных в политических репрессиях и коррупционных скандалах, лично с Александра Лукашенко и его старших сыновей, аффилированных с ним бизнесменов и госпредприятий. Белоруссия сохранила участие в программах НАТО тогда, когда Россия из них вышла, вошла в программу ЕС для постсоветских республик «Восточное партнёрство», демонстративно дистанцировалась от России во время военного конфликта с Грузией в 2008 году и заняла прямо противоположную российской позицию сразу же, как только киевский «майдан» достиг высшей отметки и Запад привёл своих протеже в руководство Украиной. Замечательной была ситуация летнего саммита ПА ОБСЕ: делегация официального Минска осудила своего как бы союзника. Интересная деталь: голосовавший против признания границ России после воссоединения с Крымом «палаточник» Валерий Воронецкий не только не стал после этого персоной нон грата в России, но до сих пор продолжает свою деструктивную деятельность, при этом состоя в рабочей группе по развитию белорусско-российской интеграции и занимая пост зампреда Парламентского Собрания Союза Белоруссии и России, и там же председательствуя в постоянной комиссии по международным делам.

Более абсурдную ситуацию трудно себе представить. Неудивительно, что за 20 лет союзного строительства воз и ныне там. Союзное государство не только не получило международного признания, пребывая в статусе, похожем на статус парламента Западной Сахары. Оно даже не обзавелось своей символикой — то есть по некоторым позициям ему придётся догонять почти отбросившее коньки СНГ. Сейчас уже мало кто вспоминает, что СНГ в первые годы преподносилось проголосовавшим на общесоюзном референдуме 1991 года за сохранение страны как новый вариант СССР. Александр Лукашенко победил на президентских выборах 1994 года как выразитель этих ирредентистских настроений, господствовавших и в белорусском обществе. С тех пор он же приложил огромные усилия для того, чтобы господствующими стали прямо противоположные настроения.

Внешнеполитический курс официального Минска дополняет внутриполитический — «белорусизация», являющаяся ремейком националистических концептов XX века. Отличие нынешней волны от первой заключается в отсутствии массовых репрессий и расстрелов, однако репрессии есть, и год назад был вынесен первый приговор по громкому уголовному делу «пророссийских публицистов» — граждан Белоруссии, осмелившихся быть лояльными к России и идее объединения с ней, критиковавших «белорусизацию» и «разворот на Запад». До этого применялись увольненияс выдачей «волчьих билетов». Об этом мало кто знает, потому что Москва в Белоруссии не играла по тем же правилам, что Варшава или Вашингтон. МИД РФ поместил внешнюю политику государства в такое прокрустово ложе, что даже геополитические враги искренне удивлялись и сочувствовали.

Пока в Москве делают вид, что «ничего такого» в Белоруссии не происходит и залог успеха союзного строительства состоит в укреплении экономического базиса, Запад фактически создал ту самую надстройку, о которой некогда писал Карл Маркс. Некоторое время она существовала параллельно официальной и пребывала в виртуальном андеграунде. Однако в XXI веке она стала смещаться на официальный уровень, и сегодня уже трудно однозначно сказать, кто в Белоруссии больший националист — член Палаты представителей Национального собрания Игорь Марзалюк или член «сойма Белорусского народного фронта» Григорий Костусёв, кто больший противник русского языка, родного для подавляющего большинства белорусов — Юрий Беленький из КХП БНФ или один из руководителей НАН Белоруссии Александр Лукашанец.

Белорусский режим поддерживает пропагандистов русофобии и терроризма. Ярким примером является депутат Елена Анисим, подконтрольное которой издание годами «отбеливает» чеченских террористов, а сама она заявляет об исходящей от России угрозе и клевещет на ФСБ. Именно её Лукашенко избрал себе в спарринг-партнёры на очередную президентскую кампанию, не просто так он предоставляет ей возможность лишний раз засветиться на публике и явно за услуги определённого характера ей был дарован мандат «палаточницы». По-хорошему, таким персонажам должен быть запрещён въезд в Россию с одновременным открытием уголовных дел — ведь власти Белоруссии применяют такие меры к российским журналистам, бизнесменам и даже чиновникам. Не все ещё забыли, как оказался в сизо белорусского КГБ гендиректор российской компании «Уралкалий» Владислав Баумгертнер и как было заведено уголовное дело на главу Россельхознадзора Сергея Данкверта. Пока в разных частях Союзного государства разные понятия о законности и допустимом в союзнических отношениях, до тех пор не может быть серьёзного отношения к этой ещё не реализованной даже наполовину инициативе.

Впрочем, ушлые товарищи, получившие деньги на очередные мега-проекты и мастерски раздоившие не один бюджет, утверждают, что Союзному государству быть — надо только денег побольше давать на их проекты вроде создания «союзного нарратива». Однако когда этим занимаются различные проходимцы и крипторусофобы, то никаких денег не напасёшься. Деньги есть и в Белоруссии, но на другие цели — на создание националистических дискурсов и мифологии, на установку памятников литовским князьям, римским папам и даже деятелям польской культуры, которых теперь называют не иначе, как отцами «белорусской национальной классической оперы». В усечённом художественном виде этот микс был наглядно представлен на торжественной церемонии открытия II Европейских игр.

Ещё на памяти большой скандал с массовыми протестами белорусской интеллигенции и обывателей против установки памятника литовскому князю Ольгерду в Витебске. Тогда власти откровенно наплевалина общественность и успешно прогнули свою линию. В этом году решается вопрос об установке ещё двух памятников литовским князьям — Гедимину в Лиде и Миндовгу в Новогрудке. В прошлом году едва не установили мемориальную доску местным коллаборационастам, провозгласившим в 1918 году фейковую «Белорусскую народную республику» и попросившим протектората у воевавшей с Россией кайзеровской Германии. Потом многие из деятелей БНР приобщились к насильственной «белорусизации» уже на службе у большевиков, поучаствовали в искоренении западнорусизма (идейного течения, согласно которой белорусы являются западной ветвью русского народа — EADaily) и сами были репрессированы, а после смерти Сталина — реабилитированы. Вторую волну уже не большевистской, но как бы «европейской» (под лозунги о строительстве «Новой Европы») «белорусизации» пытались проводить деятели БНР, вернувшиеся в обозе с гитлеровскими оккупантами — сегодня власти РБ не считают их какими-то плохими парнями и официально сотрудничают с идейными наследниками недобитков по линии МИД. В современных белорусских школах изучаются произведения таких «славных белорусов», как Наталья Арсеньева — видная националистка, жена как бы недорасстрелянного в Катыни будущего ССовца и пламенного борца с белорусскими партизанами на службе у гитлеровских оккупантов Франца Кушеля.

Нынешний посол Белоруссии в России Владимир Семашко уверяет, что белорусский бюджет страдает от якобы подрывающего союзное строительство суверенного права России менять своё законодательство хоть в нефтяной, хоть в гуманитарной сферах. Однако в белорусском бюджете находятся приличные даже по российским меркам суммы на издание гор националистической макулатуры, проведение местечковых «фэстов», содержание за счёт налогоплательщиков дармоедов вроде «Белой Руси» или «БРСМ». На днях гостелеканал ОНТ проинформировало том, как в Бресте новорожденным (!) дарили «вышиванки». Отмечено: «Акция проходит по всей стране и приурочена ко Дню Независимости. Белоснежные распашонки с голубыми узорами от самой большой молодежной организации. Символические сувениры станут оберегами для маленьких белорусов. До третьего июля подарки привезут в каждый роддом».

Какую политическую и идеологическую нагрузку стала нести «вышиванка» с подачи украинских националистов — объяснять излишне. Достаточно посмотреть на фотографии «руховцев» и «фронтовиков» 90-х, а также реальных фронтовиков с украинской стороны в Донбассе. Теперь этот символ местечковости и размежевания в Русском мире несут в Белоруссии организации, созданные государством и финансируемые из госбюджета. Укравшие у националистов идею «вышиванки» чиновники из «идеологической вертикали» утверждают, что используемые ими реликтовые узоры — совсем не такие, как у украинских или белорусских националистов, цель преследуется вовсе не политическая, и вообще акция «Падары немаўляці вышыванку» приурочена к «75-летию освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков». И здесь тоже нагромождение лжи и извращения смыслов: акция политическая, проводится госорганизащцией за счёт не разделяющих националистические идеи налогоплательщиков и российских благотворителей, наполняющих белорусский бюджет преференциями, кредитами, льготами и прямой «поддержкой». Да и не было 75 лет никакой «Республики Беларусь» — соответственно, не могли её захватывать «немецко-фашистские» захватчики и освобождать некие войска, уже не очень понятно кого представляющие в свете торжества ревизионизма. Ясно, что большую роль в этом сыграли партизаны, которые, как выяснилось с подачи нынешнего официоза, боролись в годы Великой Отечественной войны «за Беларусь» и закладывали основы «суверенной и независимой Республики Беларусь». Если бы Батька Минай знал…

Деньги в белорусском бюджете есть на такие проекты, как «Cекс, упыри и Янка Купала». Известный сталинист, «белорусизатор» и борец с русским «великодержавным шовинизмом» Янка Купала (в девичестве Иван Луцевич) с начала перестройки числится в националистической мифологии жертвой сталинского режима — как якобы убитый за свою «белорусскость» подлыми агентами Лаврентия Берии. Националисты вроде активно зарабатывающего деньги в России сценариста Андрея Курейчика от новой киноленты «Купала» государственного киномонстра «Беларусьфильм» в восторге. Гастарбайтер пояснил: фильм хорош потому, что он не на русском языке, в нём нет российских актёров первой величины, он не ориентирован на российский рынок и русскоязычного зрителя, в нём «СССР — как трагедия для нормальных белорусов», «это первый реально национально ориентированный, я бы даже сказал националистический кинопроект» и «чрезвычайно идеологически и политически важное и полезное кино».

Важную роль в проталкивании не мытьём, так катаньем русофобской мифологии играют досуговые заведения. Первооткрывателями на этом направлении стали прозападные НГО, щедро финансируемые из западных фондов и поддерживаемые на весьма приличном уровне с участием, например, посла Великобритании в Белоруссии Фионны Гибб. Националисты во власти не отказались от откровенно колхозных методов «белорусизации» вроде «Кубка Языка» или перевода на «мову» частной сети АЗС «А-100». Однако их нелепую кондовость дополняют «неабыякавыя маладзёны» из хипстерской тусовки. Новые формы не гарантируют коммерческого успеха, однако и не на это они, как говорится, заточены — цель политико-идеологическая.

Из относительно свежих примеров — открытие тематического питейного заведения с названием Kalinouski. Автор идеи и владелец — Андрей Славута. Проект был встречен с большим восторгом русофобскими изданиями в Белоруссии, Польше и на Украине. По этому же поводу издание «Телескоп» в публикации «Верх цинизма. В Минске открылся бар в честь палача белорусского народа» отметило, что «второму государственному языку в баре места нет» и задалось вопросом: «Интересно, как будут обслуживать русскоязычных клиентов и гостей из России. Может, сразу будут поднимать на вилы?».

«Но грустно даже не это, а то, что таким образом увековечен кровавый палач, который был готов ради своих идей загубить большую часть своего же народа. О том, сколько людей, не поддержавших авантюру Калиновского, было зверски замучено повстанцами, неоднократно писалось. За 1863 год боевики убили 924 человека — в их числе православные священники, крестьяне, чиновники, офицеры и солдаты. В Пречистенском соборе Вильнюса сохранились памятные доски с 349 именами жертв Калиновского и его людоедов», — сказано в публикации. Её автор озадачился: «Возникает закономерный вопрос: какая выгода России от развития такого сценария в Белоруссии? Все эти и многие другие такого же характера явления не просто нельзя не заметить, но нельзя никак обойти стороной. Москва наблюдает за всем этим и никак этому не противодействует — хотя бы отменой льгот. Почему?»

Действительно, даже сегодня Москва не ставит вопрос об отмене льгот для такого «союзника», который использует любую возможность для того, чтобы на внешнеполитической арене угодить и нашим, и вашим (пресловутая «многовекторность» официального Минска), а во внутренней политике проводит курс «белорусизации», направленный на формирование новой идентичности белорусов с параллельным уничтожением всего русского, общерусского, указывающего на место Белой Руси в Русском мире. Помимо уничтожения традиционной исторической памяти и её переформатирования, что в Москве почему-то считают суверенным правом нынешнего руководства Белоруссии, официальный Минск периодически позволяет себе открыто поддерживать врагов России и не признавать её границы — как это было на минской сессии ПАСЕ летом 2017 года.

Внутриполитический курс в Белоруссии дополняет внешнеполитический, они находятся в тесной взаимосвязи и задаются из одного центра управления. Понять стратегию властей постсоветской республики, если оценивать только факты, без лукавых пояснений для «дорогих россиян», вовсе не сложно — для этого надо попросту отбросить в сторону иллюзии и страх посмотреть правде в глаза.

А правда такова, что современная Белоруссия последовательно, хоть и с циклическими задержками, проходит тот же путь, который в «лихие 90-е» прошли Прибалтика, Украина и Средняя Азия. Поэтому чем раньше российское общество и руководство осознают весь масштаб проблемы содержания такого союзника, тем больше денег будет сэкономлено и направлено на реализацию внутрироссийских национальных проектов. От этих проектов будет гарантированная социально-экономическая и политическая отдача — в отличие от сотен миллиардов долларов, вложенных в поддержку развернувшегося на Запад официального Минска.

Украинская история в этом контексте весьма показательна: в эту постсоветскую республику тоже закачивались российские миллиарды — через льготные цены на российские сырьё и товары, преференции во взаимной торговле, кредиты и многое другое. Объёмы так называемой поддержки были кратно большими, чем на белорусском направлении — достаточно сравнить отчёты профильных министерств и агентств по не самой капиталоёмкой статье гуманитарного сотрудничества. Итог: состояние официально необъявленной войны, официальная абсолютно звериная русофобия на высшем уровне, политические убийства и массовые посадки диссидентов, санкции и многое другое. Когда сегодня раздаются голоса в духе «ну это же Белоруссия, там такое невозможно», надо внимательно присмотреться к озвучивающим такую позицию: это слабоумный, мимо которого прошла история последних десятилетий, или проплаченный иностранный агент?

Взаимовыгодное сотрудничество с Белоруссией выгодно России — этого никто не отрицает. Вопрос в том, полностью ли в этом процессе учтены российские интересы, не игра ли это в одни ворота, оправдана ли подобная «братская помощь» после очевидного кровавого краха концепции советской «многонационалии». Коль скоро Москва не собирается создавать единое полноценное государство с Белоруссией — на принципах конфедерации или федерации, то Кремлю следует разъяснить согражданам, что же он собирается реализовать в рамках проекта «так называемого Союзного государства». В случае отсутствия таких обстоятельных и ясных разъяснений закономерны подозрения в прожектёрстве, создании условий для коррупции и пренебрежении национальными интересами России.

Максим Самойлов


Источник