НАТО становится самой большой угрозой украинскому национализму

Марьян Сидорив

18 февраля 2019 г. 12:08:46

Кто кого «решать» будет?

7 февраля 2019 года Верховная Рада 334-мя голосами поддержала во втором чтении изменения в Конституцию Украины, которыми закрепляется курс на европейскую интеграцию и вступление в НАТО. Против высказались 35 депутатов. С точки зрения формальной и формализованной демократии все ясно — украинцы дружно «за НАТО». За евро-американский военно-политический Альянс.

Я сейчас не буду анализировать результаты опросов по проблеме (все равно это никого не убеждает) и даже то чувство социально-исторического стыда, которое охватило не бо́льшую, но немалую часть украинцев. Потому что превращать предвыборный прием в статью Конституции — это стыдно. Ведь Основной Закон создается на века, и в Конституции США за 231 год было принято 18 поправок (поскольку первые десять — это единый «Билль о правах»). Украинское же «Устройство» за 22 года существованияставилось в позу «угодную текущему победителю» восемь раз. А эпизод внесения в конституционный текст «мечты о НАТО» известен только один — это сделала могучая Черногория.

Но, тем не менее, произошло то, что произошло. Тот факт, что последнее изменение Конституции фактически отменяет государство-образующую «Декларацию о государственном суверенитете Украины» (16 июля 1990 г.) с ее лапидарной «Украинская ССР торжественно провозглашает о своем намерении стать в будущем постоянно нейтральным государством, которое не участвует в военных блоках и придерживается трех неядерных принципов: не принимать, не производить и не приобретать ядерного оружия»этого никто сейчас не вспоминает.

Потому что достигнута главная цель: при наличии политической воли «коллективного Запада» Украина может вступить в НАТО «хоть завтра». И даже более того, Украине вроде бы готовят отдельную «калитку» в НАТО. Экс-представитель НАТО в России, американский капитан первого ранга Гарри Табах недавно заявил в интервью украинскому агентству «Апостроф»: «Также я знаю, что Трамп дал указание, чтобы проработали 5-й пункт в уставе НАТО и нашли выход для Грузии и Украины». Пятый пункт — это о том, что нападение на каждого члена НАТО считается нападением на всех.

Страшно сказать, но я не верю настоящему американцу. Хотя уверенность американского каперанга в том, что Штаты, по указанию президента, могут в одностороннем порядке «проработать» Устав НАТО — это, конечно, впечатляет!

А не верю потому, что Табах, как и многие другие, искренне убежден, что «в Уставе НАТО прописано, что это (вступление в Альянс — М. С.) невозможно, если есть спорные границы». Это ерунда. Потому что тезис о непринятии в Альянс государств, имеющих неразрешенные территориальные споры — это мифологема. Ведь в Уставе НАТО (= Североатлантический Договор от 4 апреля 1949 года) указано, что Альянс «по всеобщему согласию могут предлагать любому другому европейскому государству… присоединиться к настоящему Договору». И это государство «может стать Договаривающейся стороной путем передачи на хранение правительству Соединенных Штатов Америки документа о своем присоединении к настоящему Договору»(10-й пункт Договора).

Единственным формальным препятствием для вступления Украины является одна фраза в «Плане действий по членству», «Membership Action Plan» (ПДЧ, МАР), программе НАТО, запущенной в 1999 году. По сути этот План является перечнем действий, которые должны выполнить страны, стремящиеся вступить в Альянс. То есть, условиями и средством контроля внутреннего развития этих стран.

В политической и экономической областях ожидается, что страны-кандидаты докажут свою способность к:

  • урегулированию любых международных, этнических (курсив мой — М.С.) или внешних территориальных споров мирными средствами;
  • демонстрации приверженности верховенству закона и правам человека;
  • установлению демократического контроля над своими вооруженными силами;
  • содействию стабильности и благосостоянию посредством экономической свободы, социальной справедливости и экологической ответственности.

И вот здесь-то, на слове «этнических споров» у украинского радикального национализма начинаются большие проблемы. Декларируемой идеологией современного украинского государства является концепт «нации» как этноса, исторически сложившейся устойчивой совокупности людей, объединенных общим происхождением (генетикой), языком, культурой, самосознанием, менталитетом, внешним видом и т.д. Это всего лишь декларация — в результате все равно получилось то, что получилось: олигархическая клептократия. Но по гениальному выражению Эдуардо Галеано «мы живем в культуре упаковки, презирающей содержимое». И этнический национализм является именно «упаковкой» современного украинского государства.

Поэтому украинские националисты и вынужденная действовать по правилам «упаковки» действующая власть строят именно этно-национальной государство. И именно поэтому они оказываются изгоями в среде европейских националистов, которые стремятся к государству «политической нации», сообществу политических субъектов разных этносов. Ну, действительно, попробовал бы кто-нибудь во Франции десятилетней давности сказать, что великий Зинедин Зидан не француз, а какой-то алжирец! В любом спорт-баре голову бы проломили.

В настоящее время европейские националисты острие своих протестов направили против прогрессирующего ограничения суверенитетов своих стран глобалистами Евросоюза и нашествия афро-азиатских мигрантов, во многом спровоцированного этим же Евросоюзом.

Украинские же радикалы, с точностью до наоборот, стремятся в структуру Евросоюза (в надежде на военную помощь против России) и дискриминируют население, иное по этническим характеристикам, но являющееся если не автохтонами, то историческими уроженцами украинской территории.

То есть, евронационалисты воюют с гетерогенной проблемой («понаехавшие» мигранты), украинские радикалы — с гомогенной (возникшей в результате многовекового развития региона «между Сяном и Доном». Поэтому общих точек соприкосновения между ними практически нет. А значит — нет и политической поддержки, хотя именно националисты и/или евроскептики в настоящее время находятся во главе ряда европейских стран — Австрии, Венгрии, Польши, Чехии, Италии. И еще посмотрим, каковы будут результаты июньских выборов в Европарламент. Националисты рассчитывают на крупный успех…

Украина может успешно отчитаться практически по всем четырем требованиям ПДЧ: территориальный спор с Россией предъявить как «оккупацию», переодеть из мундира в пиджачную пару министра обороны Полторака, получить транш МВФ и показать рост золотовалютных резервов и тому подобное.

Но вот показать урегулирование этнических споров она не может. Потому что споры имеют место не только с никому не интересными русскими или цыганами, но и ирредентами, чьими «материнскими платами» являются страны НАТО (Венгрия, Польша, Румыния). И даже более того — с евреями. А это еще страшнее НАТО, это Израиль. А в НАТО принимают, напомню, консенсусом, то есть единогласно.

А это означает, что для выполнения поставленной (имманентной или вмененной — сейчас неважно) перед украинским государством задачей — необратимому дрейфу в ЕС и НАТО — государству необходимо решить или хотя бы купировать радикально-националистическую проблему.

В ином случае Украина не будет иметь даже формальных поводов настаивать на предоставлении ей даже «Плана действий по членству» в НАТР. О рациональных поводах даже речи не идет.

Хотя, судя по тому, как развиваются события, националисты могут сами попробовать «решить» (или хотя бы купировать) действующую властную вертикаль.


Источник