Россия перед лицом шантажа: зачем Вашингтон и Эр-Рияд давят на нас

Мухин Алексей

12 марта 2020 г. 10:33:27

Коррекция цен на нефтяном рынке спровоцировала новый виток давления на Россию.

Саудовская Аравия поспешно заявила об очередном увеличении добычи нефти (на этот раз — до 13 миллионов баррелей в сутки), а США — о том, что изучат возможности усилить давление на российские компании. В результате начавшие было расти цены на нефть и курс рубля вновь просели.

Эр-Рияд и Вашингтон целенаправленно манипулируют ценами на нефть и валютным курсом, шантажом пытаясь выдавить Москву с мирового энергетического рынка и дестабилизировать политическую ситуацию в самой России.

Разрыв соглашения ОПЕК+, напомним, начался с ультиматума, который саудиты предъявили нашей стране. Были выдвинуты противоречащие интересам нашей страны требования о дополнительном сокращении добычи нефти. По сути, это был шантаж: либо вы выполните наши условия, либо мы обрушим рынок.

После отказа России принять ультиматум Саудовская Аравия заявила о немедленном увеличении добычи до 12,3 миллиона баррелей в сутки, что и обвалило рынок.

Россия была готова к компромиссу с партнерами, принимая во внимание, что есть среднесрочное давление на спрос, связанное с влиянием коронавируса. Но шантаж для России неприемлем. Россия на шантаж не поддается.

Три года назад Россия пошла на сделку для того, чтобы стабилизировать рынок. В определенный момент эта сделка сыграла свою позитивную роль. Но дальнейшая пролонгация соглашения приводила к тому, что мы вместе с саудитами убирали с рынка дешевую нефть, которая замещалась более дорогой американской сланцевой нефтью. Все сокращение добычи ОПЕК+ полностью (и достаточно быстро) компенсировалось ростом американской добычи (притом что в 2016 году сланцевая отрасль была на грани банкротства). В свое время саудиты убедили российских переговорщиков (Минэнерго) в необходимости продлить сделку. Им это было необходимо для того, чтобы поддержать IPO (то есть размещение акций) нефтяной госкомпании Saudi Aramco. В результате сделка была продлена, а IPO успешно состоялось. При этом Саудовская Аравия предоставила беспроцентные кредиты инвесторам под гарантии поддержки курса акций Saudi Aramco (напомним, что в результате срыва сделки акции упали на десять процентов, после чего торги были прекращены).

Пока соглашение действовало, бюджетный дефицит Саудовской Аравии сократился с 12,9 процента ВВП в 2016 году до 3,8 процента ВВП в 2019-м (по данным IHS Markit). Была запущена стратегическая программа по уменьшению "нефтезависимости" и диверсификации экономики за счет масштабных инвестиций в инфраструктуру, туризм и человеческий капитал.

Однако за время действия соглашения ОПЕК+ американская сланцевая добыча вновь вышла в плюс. Завершилось создание экспортной инфраструктуры. По мнению западных агентств, ограничение добычи ОПЕК+ неоднократно становилось спасительным фактором для американских производителей сланца, позволяя им выживать в условиях спада, а затем возвращаться к росту. Аналитики Citigroup давали оптимистичные прогнозы, что уже к 2023 году производство крупнейшего месторождения Permian вырастет на 60 процентов. И только этот бассейн будет давать больше нефти, чем все члены ОПЕК, кроме Саудовской Аравии.

И все эти успехи США и саудитов фактически были достигнуты благодаря участию России в сделке ОПЕК+. Почему именно сейчас был выдвинут этот ультиматум? Резкий разворот в поведении Саудовской Аравии не просто согласован с Вашингтоном, а является прямым заказом. Об этом свидетельствуют не только многочисленные заявления чиновников американской администрации, но и беспрецедентный вызов российского посла министром финансов Мнучиным, который прямо потребовал от России взять на себя ответственность за стабилизацию рынков, то есть вернуться в сделку на условиях саудитов. При этом саудовского посла в американский Минфин почему-то никто не вызывал.

Здесь можно вспомнить неоднократные заявления Трампа, который грозился принять меры и призвать ОПЕК к ответу. Более того, американский президент называл себя сторонником законопроекта NOPEC — "Нет картелям производителей и экспортеров нефти", извлеченного из небытия в 2018 году. При этом вызов к Мнучину — это, по сути, попытка принудить Россию вернуться к картельному соглашению.

Можно предположить, что саудовские товарищи, выдвигая ультиматум, были уверены в том, что Россия не посмеет отказаться. Причем не только по чисто рыночным/экономическим, но и по политическим причинам. Очевидно, расчет был на то, что российское руководство на фоне процесса принятия важнейших конституционных поправок не пойдет на отказ от сделки под угрозой социально-политической дестабилизации, которая может быть вызвана падением цен на нефть и давлением на рубль.

В чем смысл шантажа? Либо вы будете продолжать субсидировать американский сланец, либо мы обрушим рынок — со всеми не только экономическими, но и политическими последствиями. Саудиты здесь выступают прямыми лоббистами американских интересов, а США в данном случае практически открыто вмешиваются во внутреннюю политику России, используя внутриполитический процесс как средство давления.

Реакция Мнучина, в частности, напоминает истерику. На сегодняшний момент и саудиты, и американская сланцевая отрасль, являвшаяся до последнего времени одним из драйверов экономического роста США и одним их козырей Трампа в предвыборной гонке, оказались в крайне уязвимом положении. "Сланцевая революция" для них грозит обернуться сланцевой катастрофой. Как отмечает Wall Street Journal, "десятки обремененных долгом компаний, в том числе Chesapeake Energy Corp. и Whiting Petroleum Corp., испытывали финансовые трудности и до падения цен на нефть. А сейчас их акции стремительно падают, у лидеров отрасли капитализация снизилась на 30-50 процентов. По мнению издания, в отличие от ситуации с обвалом цен в 2014 году, сейчас американский финансовый сектор не поможет сланцевикам, так как он потерял интерес к этой отрасли из-за низких дивидендов. Мелким компаниям грозит массовое банкротство из-за чрезмерной закредитованности.

Сейчас администрация США обсуждает меры поддержки сланцевиков, но такие меры встречают очень серьезное сопротивление значительной части американского же экономического и политического истеблишмента. В свою очередь, Саудовская Аравия может столкнуться с очень серьезным бюджетным дефицитом, ставящим крест не только на амбициозных реформах принца Мухаммеда, но и угрожающим политической стабильности в стране. Большинство западных экспертов склоняется к мнению, что у России гораздо больше шансов выйти победителем из этой ситуации, чем у саудитов. Однако это вопрос не нескольких дней и даже не нескольких месяцев, если только саудовская сторона не вернется к конструктивному диалогу.

Россия, со своей стороны, к такому диалогу готова.


Источник