Нужен ли России новый Уголовной кодекс

15 мая 2018 г. 13:07:08

Николай Стариков

За последние годы в нашем обществе накопилось много вопросов к законодателям. Целый спектр резонансных Уголовных дел создали ситуацию, когда приговоры вызывали возмущение общественности, так как приговор никак не соответствовал тяжести содеянного.

Простые граждане, не являющиеся юристами, считают такую ситуацию недопустимой. Соблюдение справедливости и принцип неотвратимости и соразмерности наказания – вот, что хотят ощущать граждане России, узнавая о приговорах судов. Но это происходит далеко не всегда.

Бьют тревогу и юристы. Наш Уголовный кодекс перестал быть целостным – ситуация характеризуется беспорядочными и противоречивыми изменениями уголовного законодательства. Они приняты бессистемно, никто не просчитал их действия и последствий.

России нужен новый Уголовный кодекс – к этой точке зрения склоняется группа юристов, наших единомышленников. Это очень серьезный вопрос, требующий комплексного и вдумчивого подхода.

Предлагаю вашему вниманию статью кандидата юридических наук Максима Ивановича Орешкина, поясняющая нашу позицию и объясняющая, почему России нужен новый Уголовный кодекс.

Нужен ли России новый Уголовной кодекс?

Для всех очевидно, что одним из важнейших показателей национального благополучия является обеспечение общественной, экономической и государственной безопасности страны. Выполнению этой задачи призван служить Уголовный кодекс. К сожалению, приходится констатировать, что современный этап развития уголовного законодательства в России характеризуется зачастую беспорядочными и противоречивыми изменениями уголовного законодательства, принятыми без должной их разработки, прогнозирования их действия на будущее время. Уголовный кодекс постепенно превращается в специальный инструмент в руках органов государственной власти, предназначенный решать насущные проблемы наиболее простым и быстрым, как кажется, способом.

При этом громкие поправки в уголовное законодательство нередко имеют популистский оттенок. Особых бюджетных затрат это, как правило, не влечет. Получается, что решать многие насущные проблемы с помощью уголовного запрета и дешево и сердито. Но есть и обратная сторона медали, скрытая от обычного обывателя, которую видят те, кто вынужден применять такие новеллы: судьи, прокуроры, адвокаты, следователи, ученые и иные специалисты в данной области знаний.

Действующий Уголовный кодекс был введен в действие с 01 января 1997 г. С 1998 года в УК РФ стали вноситься изменения и дополнения. Интенсивность законотворчества в разные годы в численных показателях варьировалась значительно, однако, наиболее существенные изменения вносились в кодекс в 2003–2004, 2009–2011 и 2016 гг.

На текущий момент принято 215 федеральных законов о внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ. Общее количество постатейных правок стремительно приближается к двухтысячному рубежу, в результате чего УК РФ утрачивает свою системность. Для сравнения общее количество поправок предыдущего Уголовного кодекса РСФСР, действовавшего с 1961 по 1997 г., то есть 36 лет, составило всего 87.

Вносимые изменения в УК РФ лишь отчасти обусловлены изменениями социально-экономических условий в нашей стране, требованиями времени, накопленным опытом в деятельности правоохранительных органов. Зачастую поправки в уголовный закон направлены на решение какой-то отдельной вновь возникшей проблемы, получившей большой общественный резонанс, без достаточной проработки механизмов её решения, что, как следствие этого, превращает новые статьи в «мертворожденные» нормы. Наиболее значимые изменения в уголовное законодательство были внесены в период реализации курса на либерализацию уголовной ответственности за экономические и иные общеуголовные преступления, что породило ряд проблем в применении новых норм, а в отдельных случаях привело к обратному эффекту.

Несколько лет назад был объявлен курс на борьбу с коррупцией и должностными преступлениями. В реализации этого подхода был принят Федеральный Закон от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции». Суть его в том, что взяточники и коррупционеры стали нести уголовную ответственность в виде штрафов, кратных суммам полученных взяток. Суммы штрафов стали достигать до 100-кратной суммы взятки. По замыслу авторов поправок такой подход должен резко охладить пыл нечистых на руку чиновников.

В целом намерения благие, но что происходит на практике?

Обратимся к статистике. Уже через два года после введения данных норм были подведены предварительные итоги. Из доклада Генерального прокурора Президенту России следовало, что реальное исполнение таких наказаний не превышает 0,1% от общих сумм присужденных штрафов (штрафов назначено 19 млрд. рублей, но реально поступило в бюджет только 19 млн. рублей). Тогда Генеральный прокурор РФ официально признал неэффективность данных норм.

Не сильно изменилась ситуация и на текущий момент. По-прежнему мало кто из крупных коррупционеров реально оплачивает назначенные по приговорам судов штрафы, исчисляемые десятками и сотнями миллионов рублей. Чиновники в принципе не оформляют на себя никакого дорогостоящего имущества, а на имущество их родственников, тем более просто доверенных лиц, никто обратить взыскание не имеет право. Как следствие, штраф остается только на бумаге. Зато врач или преподаватель ВУЗа, осужденный за получение взятки в сумме 5 – 10 тысяч рублей, изыскивает последние средства для оплаты полумиллионного штрафа по приговору суда, повышая статистические показатели по количеству реально исполненных приговоров по коррупционным преступлениям.

Неужели подобное развитие ситуации нельзя было спрогнозировать в момент разработки проекта данного Федерального закона?

Выход из сложившейся ситуации представляется в четкой дифференциации уголовного наказания, применительно к социальным слоям взяткополучателей, и проработанном механизме замены неисполненного наказания в виде штрафа на лишение свободы, с упразднением лазеек уклонения от такого наказания.

И, конечно же, введение самостоятельного вида наказания, дополнительно к основному – конфискации имущества не только, принадлежащего самому чиновнику, но и его родственникам, близким лицам, при наличии оснований полагать, что имущество было приобретено в результате преступной деятельности.! При этом бремя доказывания законности его происхождения возложить на юридических владельцев такого имущества. О введении конфискации имущества для коррупционеров говорят много, но реальных шагов в этом направлении сделано мало.

Другой важный блок изменений в уголовное законодательство касается предпринимательской сферы. Объявленный курс на либерализацию уголовной ответственности за экономические преступления также не приводит к ожидаемым результатам. Справедливости ради стоит сказать, что начинания в этом направлении носят позитивный характер, но одного желания, как говориться, мало. Необходим тщательный прогноз работы новых норм в среднесрочной и долгосрочной перспективах и четкая корреляция новых норм с другими положениями уголовного законодательства.

К чему приводят подобные упущения можно рассмотреть на примере следующих поправок. В 2011 г. в Уголовный кодекс была введена новая статья 76.1, предусматривающая возможность освобождения от уголовной ответственности за преступления в сфере экономической деятельности, если лицо совершило преступление впервые; полностью возместило потерпевшему ущерб от преступления и перечислило в федеральный бюджет денежное возмещение в размере двукратной суммы причиненного ущерба или полученного дохода (до 2017 года речь шла о пятикратной сумме). Данная норма призвана, с одной стороны, облегчить деятельность предпринимателей, с другой стороны, компенсировать потерпевшим причиненный им вред от преступлений, и, наконец, пополнить государственный бюджет за счет раскаявшихся преступников. Согласитесь, такой подход, на первый взгляд, выгладит как акт гуманизма и стоит того, чтобы простить оступившимся бизнесменам их проступки. Но на практике указанные новеллы работают лишь в единичных случаях, и вот почему. Большинство преступлений в сфере предпринимательской деятельности относятся к категории преступлений небольшой тяжести, так как предусматривают максимальное наказание не выше трех лет лишения свободы, срок давности привлечения к уголовной ответственности по которым составляет всего два года с момента совершения преступления. Учитывая то, что уголовные дела экономической направленности требуют длительного времени их расследований и судебных разбирательств, исчисляемых годами, ещё до окончания таких дел срок давности истекает, что является безусловным основанием для прекращения уголовного дела по заявлению виновного лица. Но даже если суд успевает признать такое лицо виновным и приговор в отношении него вступает в законную силу, реальное наказание в виде штрафа, как правило, во много раз (нередко в сотни и тысячи раз) меньше суммы причиненного ущерба. Поэтому возмещать имущественный вред потерпевшему и оплачивать государству ещё двух кратную стоимость такого вреда, то есть оплачивать ущерб трижды, преступнику нет резона. В итоге благие начинания превратились в мертвый груз. Это ещё один пример, что серьезные изменения в Закон должны влечь комплексную проработку всех сопутствующих им норм.

Все в том же 2011 году, по инициативе Президента РФ Медведева Д.А. из Уголовного кодекса были исключены нормы, предусматривающие уголовную ответственность за клевету и оскорбление (статьи 129, 130, 298 УК РФ). В пояснительной записке к данному законопроекту читаем: «Оскорбление и клевета по степени общественной опасности… более соответствуют деяниям, предусмотренным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, нежели Уголовным кодексом Российской Федерации, в связи с чем предлагается статьи 129, 130 и 298 Уголовного кодекса Российской Федерации признать утратившими силу, а ответственность за деяния, предусмотренные указанными статьями, установить в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях».

Но не проходит и восьми месяцев, как законом от 28.07.2012 возвращается уголовная ответственность за клевету с введением в Уголовный кодекс новых статей 128.1 и 298.1 УК. В пояснительной записке к этому законопроекту его авторы пишут следующее: «…существующие меры защиты чести и достоинства личности, закрепленные в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях… регламентирующие законодательные положения о клевете и оскорблении, в полной мере недостаточны… Кроме того, правопорядки практически всех стран мира устанавливают уголовную ответственность за клевету».

Пожалуйста, два прямо противоположных мнения по сути одних и тех же лиц, с разрывом в несколько месяцев. Причем размеры штрафов по возрождённым составам клеветы выросли в несколько раз, появились новые квалифицирующие признаки, отягчающие наказание, по сравнению с прежними редакциями статьей.

Аналогичным образом сложилась судьба ещё одного весьма распространённого состава экономического преступления – контрабанды товаров. Незаконные перемещения через таможенную границу России различных товаров: от стульев до стратегически важных ресурсов, безусловно, способно подорвать экономику любой, даже процветающей страны, но только не России. А как иначе можно понимать логику законодателя, когда наказание за контрабанду товаров было исключено из Уголовного кодекса России? Не сложно догадаться в каком году были приняты эти поправки. Случайно или нет, но все в том же злополучном 2011 году! В этом же году вышли на свободу фигуранты громких уголовных дел, привлекавшихся к уголовной ответственности по отмененной 188 статьей УК РФ. Разумеется, вопрос о возмещении ущерба государству даже не стоял. Ситуация несколько изменилась уже на следующий 2012 год, когда Постановлением Правительства РФ № 923 от 13.09.2012 «Об утверждении перечня стратегически важных товаров и ресурсов для целей статьи 226.1 Уголовного кодекса РФ» круглые лесоматериалы были отнесены к стратегически важным ресурсам, что позволило вновь привлекать к уголовной ответственности лиц, виновных за контрабанду леса.

В последние годы законодатель продолжает принимать неоправданные решения, внося поправки в Уголовный кодекс, порождающие все большие проблем в их реализации на практике. На слуху нашумевшие изменения в 2016 году, коснувшиеся уголовной ответственности за побои по статье 116. Тогда авторы поправок, а с ними и депутаты Государственной Думы, Совета Федерации и Президент России, посчитали, что причинение побоев незнакомому, даже несовершеннолетнему лицу, преступлением являться перестало, а причинение тех же самых повреждений родственникам и лицам, состоящим в отношениях свойства с виновным, даже некровным родственникам, например, кумом куме, уже влекло уголовное наказание. Можно было бы отнестись с сарказмом к подобным законодательным инициативам, если речь не шла о десятках тысяч уголовных дел по всей стране каждый год. Спустя всего полгода с начала действия этих нелепых поправок, все тех же законодателей просветило, и они под нажимом общественного мнения и негативной реакции профессионалов были вынуждены ретироваться и принять очередные поправки в Уголовный закон.

Невольно задаешься вопросом: «Что изменилось в обществе всего за несколько месяцев и что повлекло принятие диаметрально противоположных нормативных актов?». Надо понимать, что внесение поправок в Закон – это не механические и не формальные действия, а, зачастую, судьбоносные решения.

После отмены уголовной ответственности за клевету, контрабанду леса, побои автоматически прекращаются все находящиеся в производстве органов предварительного следствия, дознания и суда уголовные дела, отбывающие наказания лица подлежат освобождению, а судимости по данным статьям аннулируются. Производства по гражданским искам в уголовных процессах о возмещении ущерба гражданам и государству от совершенных преступлений прекращаются автоматически. И эту ситуацию не изменит даже то обстоятельство, что на следующий день или спустя, скажем, восемь месяцев законодатель вновь вводит уголовную ответственность за ранее декриминализованные составы преступлений. Можно расценивать действия лиц, ответственных за принятие подобных поправок, как халатность и ставить вопрос об их наказании, если бы такие решения не принимались депутатами, то есть на коллективной основе. Найти крайнего в таких ситуациях невозможно. Во многом по этой причине допускаются ошибки в законодательных органах власти.

Можно было бы продолжать список недоразумений, возникающих с принятием все новых изменений в уголовное законодательство, но это не является целью настоящей публикации. Вывод очевиден: Уголовный кодекс требует серьезных, конструктивных изменений, с детальной проработкой его новой редакции. Нельзя забывать известную истину: «Все лучшее – это плохо забытое старое». На сегодняшний день существует реальная опасность, что вспаханное многочисленными поправками в Уголовный кодекс поле, может быть засеяно не только пшеницей, но плевелами. После их всходов отделить одно от другого будет весьма проблематично. С принятием нового Уголовного кодекса или новой редакции действующего кодекса могут возникнуть ещё большие проблемы, которые способны нанести серьезный урон по сложившемуся укладу общественных отношений, безопасности населения и государства.

Системные противоречия побуждают все бóльшее количество специалистов задуматься о коренном реформировании Уголовного кодекса. Начиная с середины 2000-х гг. вопрос принятия нового УК РФ периодически находил свое обсуждение вначале в научной среде, а позже и в органах государственной власти. В настоящее время существующую проблему признают руководители всех ветвей власти, в том числе председатель Верховного суда РФ Лебедев В.М., председатель Совета Федерации РФ Матвиенко В.И., председатель Комитета Государственной Думы РФ по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Крашенинников П.В., которые в разное время высказывались о необходимости принятия новых редакций Уголовного и Уголовно-процессуальных кодексов. Но пока государственные органы бездействуют, определенные либеральные общественно-политические силы времени зря не теряют. Уже разработана концепция нового Уголовного кодекса, выдвинуты весьма смелые идеи под эгидой реализации принципов гуманизма, справедливости, демократии. Безусловно, такие изменения, так или иначе, коснутся каждого из нас. К чему может привести воплощение такой концепции в жизнь, поговорим в следующей публикации.

Орешкин М.И.,

руководитель коллегии адвокатов «Оптимум»,

кандидат юридических наук, г. Иркутск


Источник