«Русал замедленного действия»: США готовят серьезый удар по экономике

4 октября 2018 г. 20:18:30

В связи с последними событиями, связанными с сирийским и украинским вопросами, тема санкций в отношении российского алюминиевого монополиста ОК «Русал» как-то ушла с первых полос информационных источников. Утихли как возмущенные патриоты, так и борцы с засильем олигархов, оставив уважаемого Олега Владимировича Дерипаску разбираться с процессом. Вроде стало не страшно, так как других страшилок хватает.

И вот 22 сентября санкции против компаний EN+ и Русал, а также лично против их основного бенефициара отложили до 12 ноября 2018, согласно решению Минфина США. Если они будут введены в полной мере, то, по мнению большинства обозревателей, «алюминиевую отрасль России ожидает шок». Осмелюсь предположить, что шок ожидается для всей экономики РФ.

Обсуждение в основных масс-медиа сводится преимущественно к фантазированию относительно margin call-ов по кредитам, где залоги в виде акций предприятий упали в цене как минимум в 2 раза и, соответственно, национализации Русала при обращении залогов в собственность банков с государственным участием.

Однако вопрос санкций в отношении всей алюминиевой промышленности РФ, которая, так уж получилось, была консолидирована одним холдингом, на самом деле далеко не так прост и легок. Вы не задумывались, почему именно Дерипаска? И почему именно алюминий? Почему не нефть, газ, уголь? Оружие, да, понятно, вот и зерно подтягивается по санкциям, а там и до сельхозтехники недалеко — «Гегемон теряет гегемонию и крушит в слепой злобе все подряд». Можно даже порадоваться, типа «Мы скоро победим! Мы сможем!». Настроение, конечно боевое, но, как всегда, есть нюанс. Важный. Очень.

Алюминиевая отрасль (имеется ввиду производство первичного алюминия) — это единственная отрасль в России такого серьезного размера, как по объемам производства, так и по количеству занятого персонала. Сокращение производства в ней перманентно, или другим словами — наращивание производства после сокращения стоит ровно столько, сколько стоит построить эти самые мощности. Специфика электролитического способа производства алюминия такова, что электролизеры, в которых происходит извлечение жидкого алюминия посредством опускания анодов в ванну из огнеупоров, наполненную глиноземом, невозможно выключить на время. Ну, то есть технически возможно, но после выключения и охлаждения электролизера — его нужно по сути разбирать и строить заново. Производство первичного алюминия — это непрерывный процесс с точными качественными и количественными характеристиками подаваемого электричества и сырья, просто нарушая их, мы на выходе можем получить некондиционный алюминий и аварийные электролизеры, которые надо выводить из процесса производства. В обычном режиме всегда на производстве есть программа перевооружения и замены отслуживших электролизеров, в которой учитывается, сколько именно выработали свой ресурс и сколько нужно ввести в строй новых на замену. То есть одни работают — другие строятся рядом, потом из первых сливается алюминий, они останавливаются и разбираются, параллельно запускаются новые — и так по кругу. Срок службы разный, хотя и конечный, все зависит от материалов, конструкции самих ванн, режима эксплуатации и т. д.

Теперь немного сухих цифр — объем производства на заводах Русала — около 4 млн тонн, доходило почти до 5 в лучшие годы, объем потребления в России крылатого металла — 700−900 тыс. тонн со всеми натяжками. Пусть даже 1 млн с учетом перехода на алюминиевые двигатели и повсеместную обменную алюминиевую тару, банки вместо пластика, картона и стекла. Остается почти 3 млн тонн ежегодного объема производства, которые нужно куда-то деть, если президент США угрожает серьезными проблемами всем, кто захочет продолжать вести бизнес с компаниями уважаемого г-на Дерипаски. И пока эти угрозы воспринимаются серьезно, Русал, если оставить производство на текущем уровне, ежегодно будет производить около 3 млн тонн первичного алюминия в чушках и слябах, которые напрямую невозможно использовать, а только переработать в конечный продукт, если не закрывать, а точнее уничтожать производство (у Русала три завода производительностью 1 млн тонн каждый — БраЗ, КрАЗ, СаЗ).

Нюансы и решения

Спасение за счет государства. Предлагается приобретать «лишний алюминий» в некий фонд за счет государства, так как цены на мировом рынке повысятся, алюминий прекрасно хранится, а с течением времени можно и собственную переработку наладить, или рынки откроются. Но строительство down stream заводов займет несколько лет, минимум 3−4 года, зная же о кредитах и прочем, можно рассчитывать на сроки 5−7 лет. При потере рынка только США — это $ 1,8 млрд ежегодно, если же введут полное эмбарго — то это $ 10 млрд ежегодно, из которых и финансируется инвестпрограмма компании.

Торговля в обход санкций. Логично предположить, что грядущий фактический запрет на реализацию алюминия российского производства (как минимум на западных биржах, а скорее всего и на восточных тоже) уже привел к напряженному поиску обходных путей для продажи его под чужими марками. Однако опять же не все так просто. 24 сентября Русал анонсировал создание торговой компании в Китае, которая будет заниматься торговлей как произведенного в Китае алюминия и глинозема, так и импортированного. При этом за последние 18 лет Китай из чистого импортера превратился в чистого экспортера, нарастив мощности по первичному алюминию до 25 млн тонн в год. Более того, китайские производители сначала привлекли тот же Русал низкими ценами на аноды (расходная часть при производстве алюминия), а когда производство собственных анодов в России сократили, то китайцы через несколько лет подняли цены на них в 4 раза. В долларах. То есть насколько Китай «подставит плечо» попавшей в санкции целой отрасли, спорный вопрос.

Поскольку алюминий — это не арматура или зерно, это не нефть (которую тот же Иран умудряется продавать в обход санкций) или газ — каждая чушка маркируется заводским способом, получает сертификат качества и имеет свои особенности, в зависимости от используемого сырья, то под чужой (в данном случае китайской) маркой предлагать его будет сложно, и стоимость трансакций в любом случае повысится и риски увеличатся, снижая таким образом прибыль. А если еще и спецслужбы США, Израиля, Великобритании поймают с поличным? Как конфискуют «наши партнеры» российские и не только «сомнительные капиталы» мы все знаем.

Доступность качественного сырья. Ну, хорошо, нашли куда деть алюминий, производство сохранили. ИЛИ? В любом случае необходимо сырье для производства, в данном случае глинозем и бокситы высокого качества с низким уровнем примесей. Русал для премиальных марок алюминия использует, в основном, импортный, из Австралии, Гвинеи, со своих же предприятий и закупленный там же у сторонних компаний. Объем производства около 11 млн тонн, перевозит же и продает Русал больше — около 20 млн тонн. При этом своего масштабного флота у компании нет, что может привести к тому, что перевозчики могут отказаться от перевозки глиноземов и боксита из-за санкций, а сторонние поставщики бокситов и глинозема — переориентировать поставки. Конечно, на данном отрезке времени ситуация с ростом цены на глинозем для остальных мировых производителей становится неприятной при уходе структур Русала с мирового рынка, но в дальнейшем?

Транспорт и смежники. Как отразится серьезное снижение объемов перевозки бокситов, глинозема и готовой продукции на ж/д транспортных компаниях и РЖД — отдельный серьезный вопрос. А ведь еще есть поставщики, например, огнеупоров для электролизеров, фторсолей, каустической соды и прочих расходных материалов. Волгоградский «Каустик» тот же со снижением объема производства Русалом должен будет найти новые рынки на 300 тыс. тонн продукции минимум по году.

Электричество. Русал — крупнейший потребитель энергии в стране, ежегодно приобретающий около 60 млрд кВт\Ч в год — это треть всего энергорынка Сибири и 6% всероссийского. Русал уже попросил о преференциях в отношении цен и объемов, сам при этом располагая внушительными энергоактивами Евросибэнерго через ЕN+. Уже есть конечно проекты по майнингу криптовалют на мощностях в Сибири, но насколько они реализуемы по срокам и по инвестициям в текущих условиях?

Люди. На предприятиях Русала работает около 60 тыс. человек, в лучшие годы это количество вплотную подходило к 100 тыс., у большинства семьи — умножаем на 3, это уже треть миллиона зависимых напрямую от бесперебойной работы Русала граждан России. А если взять всех сотрудников контролируемых ОВД и, соответственно, попавших под санкции компаний и их семьи, то количество граждан РФ напрямую пострадающих от самых демократичных в мире санкций «против олигарха» выйдет к цифре в районе миллиона. Не говоря про смежников, транспортников и т. д. Часто эти люди живут в моногородах, где предприятия Русала и около — единственный источник занятости. Вывод можете сделать сами.

Финансы, кредиты и банки. И еще — удешевление залогов по кредитам Русала и ЕN+, равно как и вероятный делистинг компаний с западных фондовых бирж тоже отразятся в балансах тех же самых банков с государственным участием. И сами банки, вполне вероятно, подпадут под санкции, а они ведь имеют дело с внешним миром больше, чем мы можем себе представить. Общий долг Русала составляет около $ 8,4 млрд, половина которого — Сбербанку. Еще есть суммы налоговых отчислений Русала в бюджеты разных уровней, выплаты по добычным лицензиям на различные полезные ископаемые и так далее.

И последнее… уважаемый Олег Владимирович является еще ключевым акционером внушительного набора предприятий, контролируемых или напрямую, или через структуры «Базового элемента»: это и группа ГАЗ, и «Силовые машины», аэропорты и так далее. И все они будут затронуты вместе с их контрагентами, которые например, поставляют сложную электронику, станки, оснастку и предоставляют свои технологии… и это отдельная большая тема, так как там речь пойдет не только и не столько о деньгах, сколько о безопасности страны в полном смысле слова.

В общем и целом, нужно понимать, что 12 ноября 2018 года введением санкций США будет элегантно нанесен удар не по основному акционеру Русала, а по всей экономике РФ, возможный ущерб от которого будет сравним с ударом крылатыми ракетами по производственной инфраструктуре, коммуникациям и, непосредственно, по миллиону граждан страны, которые лишатся средств к существованию. Забота о них в этот и так непростой период ляжет на плечи государства.

Михаил Горелов, эксперт в области металлургии


Источник