Китай и Россия в процессе познавания друг друга — интервью с Ван Вэйминем

18 ноября 2019 г. 20:34:40

Как идёт процесс сопряжения Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и китайского проекта «Один пояс — один путь»? Какой транспортный коридор для доставки грузов в Европу является для Китая приоритетным в рамках проекта «Один пояс — один путь»? Может ли конфликт с США привести к официальному союзу КНР и России? Насколько долгосрочен конфликт между Китаем и США? На эти и другие вопросы EADaily ответил директор Института государственного управления Шанхайского университета политических наук и права (SHUPL) Ван Вэйминь (Wang Weimin).

— В последнее время много говорится о необходимости сопряжения китайского проекта «Один пояс — один путь» с ЕАЭС. Насколько это сопряжение сейчас реализуется?

— Наша инициатива «Один пояс — один путь» выдвинута председателем КНР Си Цзиньпином в сентябре 2013 года в Казахстане. Главный двигатель программы «Один пояс — один путь» — Китай. Но в рамках Шанхайской организации сотрудничества двигателями являются Китай и Россия. А главный двигатель в рамках ЕАЭС, конечно, Россия.

Но конкретных проектов с участием и РФ, и КНР на самом деле очень мало. И такая ситуация сложилась из-за опасений России, которые являются следствием недостатка знаний о Китае. Но сейчас мы находимся в процессе познавания друг друга. Нам очень важно углубленно изучить экономики друг друга.

Могу также отметить, что осторожной позиции по отношению к КНР придерживаются также страны Центральной Азии. А в странах Южного Кавказа почти нет никаких проектов сотрудничества из-за ситуации с безопасностью.

— Но ведь страны Центральной Азии хотят стать важной частью проекта «Один пояс, один путь»…

— Сейчас у нас мало совместных проектов. Страны Центральной Азии, в их числе Кыргызстан, Узбекистан, больше заинтересованы в сотрудничестве с нами в рамках ШОС. Казахстан же активно участвует в иницитиаве «Шелковый путь». То есть я хочу отметить, что все эти страны сотрудничают с Китаем по отдельности.

— Каким образом сотрудничают?

— Последние пять лет мы активно взаимодействуем в энергетической сфере, сфере легкой промышленности, водных ресурсах, транспортном секторе с Казахстаном. Наш партнер также Туркменистан — он обеспечивает нас газом.

В Кыргызстане мы построили китайский нефтеперерабатывающий завод. Мы также построили там автодорогу. То есть, сотрудничаем с этой страной в стратегических сферах. Кыргызские власти также хотят построить железную дорогу КНР — Кыргызстан — Узбекистан. Но из-за отсутствия активности со стороны Ташкента, в данный момент работы на объекте приостановлены. Причина — конфликт в Ферганской долине. Там должна проходить железная дорога, поэтому остановился проект. И нам очень жаль, что так произошло.

Китай работает с Беларусью. Мы там построили технологический парк, кстати, один из трех самых больших китайских парков такого типа за рубежом. Кроме Беларуси, такие технопарки есть еще в Таиланде, Египте. И внутри Китая есть крупный технологический парк, воздвигнутый специально в рамках сотрудничества между Казахстаном и Китаем.

— Россия, Казахстан, Беларусь хотят стать главным направлением транзита китайских товаров, важной частью проекта «Один пояс — один путь». Как в Китае к этому относятся?

— Отношение России к нашей инициативе в разные годы было разным. Можно даже выделить три этапа. Первый — это 2013−2015 годы. В это время Россия больше придерживалась позиции осторожности. Потом, начиная с 2015 года и по 2018 год, отношение РФ к инициативе улучшилось. А с 2018 года уже наступил период стратегической конкуренции между КНР и США, и тогда РФ начала оказывать нам большую поддержку во многих проблемах на международной арене. Стратегические отношения между КНР и РФ тоже вышли на новый уровень и дали толчок к сотрудничеству в рамках программы «Один пояс — один путь».

— Как Китай видит отношения с Россией особенно на фоне проблем двух стран с США? Это может привести к официальному союзу между Пекином и Москвой?

— Между КНР и РФ уже установлены тесные связи в сферах политики, безопасности и военного сотрудничества. Сейчас между нашими странами наблюдается самый лучший период отношений. Раньше наши отношения назывались как стратегическое партнерство. Сейчас мы внесли коррективы, и это теперь стратегические отношения в новую эпоху. Наши отношения вышли на качественно новый уровень развития. Ранее, например, до 2018 года, по некоторым международным вопросам Китай не четко выражал свою позицию, а сейчас выражаем свою позицию даже по очень чувствительным вопросам. К примеру, сегодня Китай поддерживает Россию в вопросах относительно конфликтов на Украине и в Сирии.

Наше сотрудничество по вопросам безопасности тоже резко поднялось на новый уровень — российская сторона оказала нам беспрецедентную помощь в военной сфере. Например, они предоставляют нам технологии производства некоторых видов оружия. И даже помогают нам построить систему ПРО (противоракетная оборона). Это беспрецедентная помощь.

Для нас важно и экономическое партнерство. Мы хотим увеличения товарооборота. В цифрах экономическое взаимодействие между Китаем и Россией выражается сегодня в 200 млрд долларов, но в ближайшие годы, начиная с 2020-го, думаем довести товарооборот до 300 млрд долларов США.

Сейчас, на фоне санкций со стороны Америки и Европы, Китай тоже оказал большую помощь России. Если американская сторона продолжит политику сдерживания Китая, возможно, в будущем мы создадим какой-то альянс против третьей стороны.

— Весь мир сейчас обсуждает напряженные отношения США и КНР. К чему может привести курс США на конфликт с Китаем?

— Настоящая торговая война это выражение долгосрочной стратегии американской стороны. И она развивается в разных сферах — торговле, финансах, здесь даже можно упомянуть проблему в Гонконге и т. д. На самом деле, американская сторона хотела разорвать отношения с Китаем в политической и экономической сферах. Поэтому сейчас США нашли замену КНР и импортируют гораздо больше, чем раньше, товаров из Мексики и Индии.

— Как Китай видит решение этих проблем с США? Удастся ли странам нормализовать отношения или напряженность между ними это долгосрочный тренд? К примеру, если завтра Трамп проиграет выборы, этот конфликт решится?

— Будущие президенты могут начать проводить намного более жесткую политику, нежели ведет сегодня Трамп в отношении Китая. То есть сейчас идет этап игры между США и КНР. Это может продолжаться 5 или 10 лет. И сразу все проблемы в отношениях двух стран не могут быть решены. Я пессимист в этом вопросе.

Беседовал Айк Халатян


Источник