В осаде и без автономии: Кашмир снова в центре внимания

9 августа 2019 г. 21:30:30

Лишение Кашмира особого статуса и превращение его в союзную территорию вновь обострило отношения между Нью-Дели и Исламабадом. Пакистан выслал индийского посла и отозвал своего посланника из Нью-Дели. Правительство Имрана Хана также решило приостановить торговые отношения с соседом и пожаловаться на него в Совет Безопасности ООН.

Таким образом Пакистан выражает свой протест против решения правительства Индии отменить особый статус штата Джамму и Кашмир. Нью-Дели обвиняет Исламабад в помощи вооруженным сепаратистам в Кашмире. Пакистанцы эти обвинения отвергают и заявляют, что оказывают им только моральную поддержку. Сейчас же они еще и обвиняют Индию в геноциде.

Что касается торговли, то меры Исламабада можно рассматривать как чисто символический жест. Достаточно сказать, что объем двусторонней торговли между Индией и Пакистаном в 2018 году составил лишь $ 2,5 млрд. Это приблизительно 3% от торгового оборота Пакистана и менее 0,3% — Индии.

Да и в отношении всего остального, как отмечают эксперты, Исламабад не может повлиять на Дели и заставить его, скажем, отменить принятое 5 августа решение. Единственное, что может сделать Исламабад, это постараться привлечь к Кашмиру как можно больше внимания за рубежом в надежде, что на индийское правительство повлияют другие страны и общественное мнение.

Иллюстрация: ru.wikipedia.org«Черный день индийской демократии»

В понедельник, 5 августа, глава МВД Индии Амит Шах, который, кроме Министерства внутренних дел, также возглавляет «Бхаратия джаната парти» (BJP), правящую партию ярко выраженного националистического толка, объявил, что центральное правительство отменяет автономный статус Кашмира.

В Нью-Дели основательно подготовились к отмене автономии. За несколько недель в штат, в котором никогда не ощущалось дефицита силовиков, начали перебрасывать дополнительные части армии и военной полиции. Многие кашмирцы заподозрили неладное и, увы, оказались правы.

В минувший понедельник по всему штату отключили интернет и сотовую связь. Перестали работать даже обычные проводные телефоны. Джамму и Кашмир погрузился в черную информационную яму, сильно затрудняющую возможность разобраться в том, что же происходит.

Власти вывели на улицы бесчисленные патрули, соорудили баррикады с колючей проволокой и настоятельно советовали жителям сидеть дома. Для подстраховки были задержаны главные кашмирские политики, критически настроенные к центральной власти и способные организовать и возглавить протестное движение. Бывший главный министр Кашмира Мехбуба Муфти перед самым арестом поздно вечером успела передать дочери записку, которую той удалось переправить в редакцию издания New York Times.

«Пятое августа — самый черный день индийской демократии, — написала экс-министр. — Индийский парламент, как вор, отнял у народа Джамму и Кашмира все, что у него осталось».
«Мы чувствуем, как над нами нависла атмосфера смерти, — передала вместе с запиской свой комментарий Илтийя, дочь Мехбубы Муфти. — Мы не знаем, чего ждать в следующую минуту. Нам не разрешают выходить из наших домов. Связь не работает. Впервые за 30 лет отключили даже наземную телефонную связь. Кашмирцы не могут общаться друг с другом и не знают, что происходит. Все находятся в состоянии шока и паники».
«Нас превратили в заключенных, — рассказал изданию Financial Times бежавший в среду из Сринагара, главного города Джамму и Кашмира, местный бизнесмен. — Мы можем общаться только с соседями…»

Занятия в школах и колледжах прекращены, не работают госучреждения, магазины и рестораны, закрыто большинство промышленных предприятий. Улицы Сринагара и других кашмирских городов пустынны, если не считать людей в форме и баррикад с колючей проволокой.

Уникальная статья

Для того, чтобы лучше понять то, что сейчас происходит в Кашмире, необходимо вспомнить недавнюю историю. В 1947 году Индия и Пакистан стали независимыми государствами. Независимым стал и маленький Кашмир, небольшое высокогорное княжество, населенное в основном мусульманами (77%), но управляемое магараджей Хари Сингхом. Вскоре после обретения независимости и после того, как индуист Сингх отказался присоединяться к Пакистану, чего от него все ожидали, в княжество вторглись пуштуны. Магараджа бежал из дворца в Сринагаре и попросил военной помощи у Индии. Дели согласился очистить княжество от пуштунов, но при условии, что Кашмир присоединится к Индии. Так Кашмир вошел в состав Индии.

Присоединение к Индийскому союзу было закреплено 6 февраля 1954 года в 370-й статье Конституции Индии. От остальных 28 штатов и 6 союзных территорий Джамму и Кашмир отличался широкой автономией. Центральное правительство отвечало за оборону, международные отношения и коммуникации. Все остальные сферы деятельности достались местным властям. Правительство и парламент Кашмира могли даже выбирать, по каким индийским законам им жить. Уникальный, причем не только для Индии, автономный статус Кашмира привел к тому, что кашмирцы стали жить на территории Индии, но по странной смеси законов, часть которых явно устарела и никак не годилась ни для ХХ, ни тем более для XXI века. Кашмирские законодатели, к примеру, отвергли общеиндийский закон, осуждающий насилие в семье. Кашмирцы до недавнего времени, в отличие от остальных индийцев, жили без закона, гарантирующего женщинам места в местных органах власти, и без закона о ювенальной юстиции.

370-я статья чем-то напоминала контракт, гарантировавший Кашмиру большое отличие от остальной Индии. Кашмирцы позаботились о том, чтобы индуисты, которых в Индии более 80%, не могли заселить малонаселенный регион и превратить их, коренных жителей, в национальное меньшинство. Для этого был принят ряд явно дискриминационных законов, направленных против приезжих. Чужакам, т. е. индуистам, например, до 5 августа 2019 года не разрешалось покупать в Джамму и Кашмире землю и недвижимость, занимать ответственные посты, учиться в государственных школах и колледжах и т. д. На государственные пособия могли рассчитывать только те кашмирцы, кто прожил в штате не меньше 10 лет.

Трамп виноват и здесь

Закон об отмене автономии Кашмира разделил Джамму и Кашмир на две союзных территории. Высокогорной местностью Ладакх Нью-Дели теперь будет управлять напрямую. Что же касается собственно Кашмира, то ему оставили местный парламент. Однако теперь возможности Дели вмешиваться в жизнь кашмирцев значительно увеличились.

Со стороны может показаться, что новый закон вполне прогрессивен, но в Индии, стране чудес и сказок, все сложно и запутанно.

Обе палаты индийского парламента, верхняя — вечером в понедельник, а нижняя — во вторник, утвердили закон. В этом нет ничего удивительного, потому что после майских выборов у премьер-министра Нарендры Модии BJP — большинство.

Положительно отнеслась к закону об отмене автономии Кашмира и большая часть миллиардного населения Индии — индуисты. Многие индийцы всегда видели в Кашмире нечто вроде задней двери, через которую поддерживаемые Пакистаном боевики проникают на территорию Индии, чтобы проводить террористические акты и проливать кровь. В Индии давно бытует мнение, что чем жестче власти ведут себя в Кашмире, тем лучше.

Правые националисты всегда были недовольны существованием в Индии штата (единственного) с преобладающим мусульманским населением. Закономерно, что вечером в понедельник на улицах большинства индийских городов можно было видеть толпы танцующих, обнимающихся и целующихся людей, которые устраивали фейерверки и явно приветствовали решение правительства Моди.

Власти называют отмену особого статуса Кашмира давно назревшей «реорганизацией». Однако критики премьер-министра Моди квалифицируют ее как удар в самое сердце секулярной индийской идентичности и индийской демократии. Здесь, наверное, уместно напомнить, что отцы-основатели современной Индии, включая первого премьер-министра Джавахарлала Неру, особо подчеркивали в 1947 году, что Индия, в отличие от соседа Пакистана, будет секулярной.

Конечно, ни в коем случае нельзя считать Нарендру Моди клерикалом. У него другой конек — национализм. Моди, как в общем-то, наверное, всякий опытный политик, использует религию для достижения своих целей.

Власти начали переписывать учебники истории, вычеркивая главы о правителях-мусульманах, еще во время первого премьерского срока Моди. При нем значительно выросло число преступлений против мусульман, совершаемых на религиозной почве. В стране сложилось стойкое мнение, что центральное правительство отдает предпочтение индуистам.

Перемены видны даже на примере первой и второй предвыборных кампаний премьера. Отменить автономию Кашмира BJP обещала еще перед первыми выборами, но тогда добавлялось, что окончательно вопрос будет решен только после обсуждения всеми заинтересованными сторонами. В 2019 году обещание об отмене 370-й статьи в программе осталось, а слова об обсуждении исчезли.

Некоторые аналитики обратили внимание на то, что отменили автономию Кашмира именно сейчас, когда правительство подвергается все нарастающей критике за неспособность решить многочисленные проблемы в экономике. Нарендра Моди и его правая рука Амит Шах сейчас отчаянно пытаются удержать снижающиеся рейтинги и отвлечь внимание индийцев от ухудшающейся с каждым днем жизни.

«К такой тактике прибегают популисты во всем мире, — объясняет сотрудник исследовательского центра CERI-Sciences Po/CNRS Кристоф Джаффрлот. — Индия входит в зону экономической турбулентности. Это значит, что пришло время возвращаться к националистической повестке».

Говорят и о том, что в отмене автономии Кашмира именно сейчас отчасти виноват… Дональд Трамп. Американский президент предложил посредничество, расстроил планы Моди, который, возможно, еще не полностью закончил подготовку, и заставил его действовать. Индия, кстати, отклонила предложение Трампа, заявив, что вопрос Кашмира — внутренний, а не международный.

Об отмене 370-й статьи давно мечтали десятки миллионов сторонников «Бхаратия джаната парти». Они же — сторонники Великой Индии, включающей, кроме современной Индии, Пакистан, Бангладеш и другие части Южной Азии.

Лидеры BJP используют для обработки общественного мнения самые разнообразные методы воздействия. В первую очередь это страх перед терактами поддерживаемых Исламабадом сепаратистов, выступающих за независимость Кашмира от Индии. Индийские националисты утверждают, что в кровавых терактах, регулярно происходящих на северо-западе, во многом виновата 370-я статья конституции, создавшая, по их твердому убеждению, климат сепаратизма в Кашмире. Защитой стабильности и безопасности в регионе националисты часто объясняют и экономические беды Индии, и, конечно же, бедность сотен миллионов индийцев. Логика здесь простая: на поддержание стабильности в этом неспокойном районе уходят колоссальные средства. Хотя в Кашмире с горсткой боевиков борются несколько десятков тысяч солдат и полицейских, до успеха им далеко — исламисты фанатично настроены, отлично подготовлены и после совершения терактов и диверсий скрываются на территории Пакистана, где чувствуют себя в безопасности.

Говоря о Кашмире и о жертвах, которые унесла автономия этого высокогорного региона, нельзя не упомянуть и о 45 тыс. погибших за годы необъявленной гражданской войны.

Конечно, трудно спорить с тем, что Кашмир нуждается в определенной «реорганизации». Это один из наиболее неспокойных и кровавых в Южной Азии регионов. Из-за Кашмира Индия и Пакистан, обе — ядерные державы, воевали уже трижды за 70 лет.

С момента последнего вооруженного столкновения, не перешедшего в полномасштабную войну, еще не прошло и полугода. Давно накапливавшиеся обиды достигли точки взрыва в феврале этого года, когда кашмирец врезался в колонну индийской военной полиции на машине, начиненной взрывчаткой, и убил более 40 полицейских. Ответственность за февральский теракт, самый кровавый за три последних десятилетия, взяла на себя террористическая организация «Джаиш-е-Мухаммад», которая базируется в Пакистане.

Теракт привел к вооруженному противостоянию между Дели и Исламабадом, вылившемуся в воздушные бои в небе над Кашмиром. К счастью, этим все и закончилось.

Сейчас о вооруженном конфликте никто не говорит, но если кашмирцы выйдут на улицы и прольется кровь мирных жителей, то возможно самое непредсказуемое развитие событий: вылазки и теракты сепаратистов, которых при определенном раскладе может поддержать и пакистанская армия.

Одна страна, один народ

Трудно сказать, сколько кашмирцев из 13-миллионного населения штата не хотят находиться в составе Индии, но можно уверенно говорить, что таких очень много. Этим, а не только и, возможно, не столько поддержкой пакистанских спецслужб объясняется, как несколько сотен боевиков десятилетиями не без успеха воюют с многократно превосходящими их силами индийской армии и полиции.

Конечно, в условиях перманентной, пусть и скрытой, гражданской войны не может быть процветающей экономики. Отличительной чертой Кашмира является бедность, заметная даже на фоне общеиндийской бедности. В нищете кашмирцев индийские националисты тоже винят автономию и 370-ю статью. Главный довод сторонников ее отмены — экономическое процветание этого богатого и удивительно красивого горного края.

Сейчас крупные компании в Кашмир не идут по причине нестабильности. Не устраивает многих бизнесменов и запрет на покупку земли. Отмена этого запрета является одним из главных доводов сторонников закона. Они утверждают, что как только в Кашмире разрешат покупать землю, туда придут инвестиции и экономическое развитие.

«Искусственные разногласия между индийцами и кашмирцами ушли в прошлое, — уверяет член парламента от BJP Ракеш Синха. — Лозунг „Одна страна, один народ“ сейчас стал реальностью для всех индийцев».

По мнению Амита Шаха, 370-я статья была «самым большим препятствием на пути нормальной жизни в Кашмире». Не удивительно, что он назвал решение об отмене автономии «золотым моментом».

«Обращаюсь к молодежи Кашмира, — заявил глава МВД, выступая в парламенте, — дайте нам пять лет и мы превратим Кашмир в самый развитый штат в Индии».

Регион действительно обладает огромным экономическим потенциалом. Здесь есть и головокружительно красивые горы с отличными склонами для поклонников горных лыж, и бесконечные яблоневые сады, и многовековое искусство ткачества потрясающих ковров и многое другое…

О скором золотом веке нового Кашмира говорил на днях премьер Моди.

Однако кашмирские политики уверены, что главная проблема Кашмира не в каких-то особых привилегиях и автономном статусе, а в подавляющем военном присутствии. Многочисленные патрули на улицах приводят к постоянной напряженности. Безработица и желание отделиться от Индии играют здесь второстепенную роль. Кашмирцы жалуются на постоянные притеснения и унижения со стороны индийских силовиков. Именно это недовольство центральными властями часто приводит к насилию.

«Западный берег»?

Критики Моди обвиняют его в том, что он оставит Индию глубоко индуистской и авторитарной.

«Бывают в истории времена, когда республика опускается до грубого давления, — написал колумнист Indian Express Пратап Бану Мета. — Сейчас такое происходит с Кашмиром. Это не заря нового конституционного решения вопроса. Это стопроцентно чистые репрессии…»

Ряд юристов считают, что правительство не имеет права изменять 370-ю статью, и намерены обратиться за справедливостью в Верховный суд Индии.

«Весь этот закон не только антиконституционен, — говорит специалист по конституционному праву А. Г. Нурани, — но и является мошенничеством».

Критики сравнивают отмену автономии Кашмира с военным переворотом. Несмотря на то, что законность отмены автономии рассмотрит Верховный суд, шансы ее отмены невелики.

Что касается новой вспышки напряженности, то большинство жителей Кашмира считают истинной причиной перемен желание Дели изменить демографическую ситуацию в регионе и открыть двери для массовой миграции из других штатов. Мигранты быстро превратят кашмирцев из большинства в меньшинство и тем самым, по крайней мере на это надеются в Дели, решат проблему Кашмира.

«Вопрос заключается в том, — говорит известная журналистка Арати Джерат, — сумеют ли они (мигранты) завоевать доверие и расположение местных жителей или регион станет еще одним Западным берегом».

Пакистанцы пытаются организовать международную поддержку для противников отмены автономии. Западные правительства, включая США, пока выжидают и заявляют, что внимательно следят за происходящими событиями. Китай осудил отмену особого статуса Кашмира. Особое недовольство вызвало в Пекине решение выделить в отдельную территорию Ладакх, население которого составляют преимущественно буддисты. На резкое заявление МИД КНР о «неприемлемости» этого решения в Дели заявили, что это внутреннее дело Индии.

Сколько продлится изоляция Кашмира от внешнего мира, неизвестно. Один из высокопоставленных индийских чиновников сказал, что Дели надеется на то, что жители Кашмира «поймут и примут» новый сценарий. Однако большинство кашмирцев готовятся к протестам после того, как контроль над населением ослабнет.

«Как только они снимут осаду, люди выйдут на улицы, — предрекает бизнесмен, бежавший из Кашмира. — Каждый кашмирец думает: „Мы должны сопротивляться. Мы обязаны выйти и сражаться за наши права“».

Сергей Мануков


Источник