"Об этой тонкости не все знают". Ловушка для выходцев из России

6 февраля 2020 г. 10:44:40

Сотни россиянок, вышедших замуж за иудеев, ежегодно сталкиваются с религиозно-правовой коллизией: никак не могут развестись, если муж того не хочет. От этого страдают не только они сами, но и их дети. Особенно остро вопрос стоит для репатриантов с гражданством Израиля. О способах решения проблем "соломенных жен", их мужей, детей и раввинов.

Без алиментов

Казалось, мечта уроженки Калуги Светланы (имя изменено по ее просьбе) сбылась. Около десяти лет назад она встретила будущего супруга — и они вместе репатриировались в Израиль. Брак оформили уже там, причем религиозный (признается в этой стране светскими властями).

"Через четыре года после церемонии бракосочетания, которую провел раввин, я не выдержала постоянных ссор и предложила мужу пожить раздельно. Думала, надо успокоиться, даже походить вместе к психологу. Надеялась, что это поможет сохранить семью. Однако все равно ничего не получилось, и я подала на развод", — рассказывает она.

Но тут Светлану поджидала настоящая ловушка. Так как брак заключен раввином, надо было обращаться в раввинский суд. Стартовал бракоразводный процесс. Спустя три месяца супругов вызвали на заседание. И там муж заявил, что разводиться не собирается. Возникла тупиковая ситуация.

Дело в том, что, согласно законам иудаизма, развестись можно лишь одним способом — муж должен вручить жене специальное письмо, которое называется "гет". Форма строгая: весь текст — 12 строк, необходимо указать имена мужа и жены (включая данные им в иудаизме), причину развода, а также точную дату и место. Причем город определяется по ближайшей реке — дабы избежать возможной путаницы с одинаковыми названиями населенных пунктов.

В итоге заседание перенесли. Через три месяца он вновь отказался давать гет.

"Я наняла адвоката, который мне толком так и не помог. Только деньги брал и исчезал до следующего заседания", — говорит Светлана.

В итоге она оказалась в подвешенном, с точки зрения закона, состоянии. Муж не платит алименты — для содержания двоих детей ей пришлось найти еще одну работу. По законам иудаизма, такая женщина урезается в правах.

То же относится и к тем детям, которые, возможно, у нее родятся в дальнейшем. Их называют "мамзера" (буквально "сын блудницы"). И они, например, не могут вступать в религиозный брак, тем более в Израиле, где семейные узы скрепляются исключительно через раввинов. Именно поэтому так важен гет.

Тупиковая ситуация

Причем в последние время все только усложнилось. Как рассказывают в еврейской общине, гетом нередко шантажируют при дележе совместно нажитого имущества. Либо когда муж требует пересмотреть условия брачного контракта.

Особенно усугубляет ситуацию то, что не все еврейские пары в России идут в загс, ограничиваясь религиозной церемонией. В результате права супругов, включая имущественные, не защищены.

Это чревато трудностями и для детей. Тем не менее число новорожденных вне официального брака лишь растет — в прошлом году 350 тысяч из 1,6 миллиона, по данным ВЦИОМ.

В Израиле иудейские религиозные браки признаны светским законодательством. Но от этого не легче.

"Развестись в Израиле очень сложно, особенно если у супругов не было брачного контракта. Сам процесс зависит прежде всего от их готовности договариваться друг с другом. А если речь идет о разделе имущества и оформлении опекунства над детьми, часто возникают проблемы", — отмечает в беседе с РИА Новости израильский адвокат Алексей Коваленко.

Причем если развод оформлен за границей, его все равно придется подтверждать в израильских госорганах. "Если же — в суде раввинов, это должен признать Главный раввинат Израиля", — объясняет он.

Без подтверждения властей бракоразводный процесс запускается вновь, только теперь уже по израильским законам.

Несколько лет назад в Израиле ввели дополнительную правовую норму. Если муж отказывается вручать жене разводное письмо, то, по решению раввинского суда, его могут посадить в тюрьму — до тех пор, пока он не согласится выполнить то, что от него требуют. Правда, это не касалось лиц с двойным гражданством. Лишь совсем недавно, после многочисленных обращений раввинов, в том числе и российских, эту юридическую лазейку удалось закрыть.

"Вообще, несмотря на то что проблема большая, статистики по числу таких дел нет. Израильский раввинат не любит афишировать эти случаи. Но из-за жестких санкций вроде тюремного заключения женщин в подвешенном с точки зрения закона положении все же теперь меньше", — подчеркивает адвокат Алексей Коваленко.

"Вердикт раввина — лишь совет"

Однако в других странах подобные механизмы отсутствуют, отчего бракоразводный процесс для некоторых превращается в настоящую пытку. Например, в России подобные дела рассматриваются исключительно раввинами.

"Мы можем только уговаривать и убеждать дать развод. Иногда помогает общественное давление влиятельных членов общины, но не более того", — сетует в беседе с РИА Новости раввин общины "бейт Марин" в Люберцах Моше Эстрин, который занимается брачными вопросами.

Причем нередко с проблемой нежелания развода, по его словам, сталкиваются и мужчины — ведь по иудейскому закону согласие расстаться должно быть обоюдным.

Многое зависит от уровня веры супругов. "В России, насколько мне известно, статус раввинского суда остается частным, то есть выполнение его решений фактически добровольное. Это создает сложности — вердикт раввинского суда редко устраивает обе стороны в одинаковой мере и, кроме общественного мнения и страха Небес, мало что может помешать просто проигнорировать неудобное решение суда", — уточняет раввин.

По его мнению, в светском законодательстве необходимо прописать статус раввинских судов, как это сделали, например, в Великобритании и ряде штатов США. Там судебные решения религиозных деятелей легитимны и в светской юрисдикции.

"Хотелось бы, чтобы со временем еврейское право заняло бы определенное место в российской правовой системе. Это заметно повысило бы эффективность еврейского суда", — заключает раввин Эстрин.


Источник