Следует ли «Единая Россия» маршрутом поздней КПСС?

Владимир Павленко

9 декабря 2018 г. 12:30:41

Или у нынешней «партии власти» свой путь к историческому обрыву?

Типология Мориса Дюверже выделяет четыре функциональных признака, отличающих партии от непартий — общественных и профессиональных организаций, групп единомышленников, кружков по интересам или, на современный лад, Интернет-сообществ. Несмотря на более полувека, прошедших после появления политологических работ французского классика, на то он и классик, что его выводы проверяются и подтверждаются жизнью. Политическая функция социального (классового) представительства в сформированном им списке соседствует с идеологической функцией ценностей, электоральной функцией выборов и функцией кадровой, связанной с подготовкой функционеров для органов власти. Данная градация в полной мере подходит как к «электоральным», кадровым партиям, так и к партиям авангардного типа, которые в современной буржуазной политологии именуются «лидерскими». Хотя лидерство отнюдь не тождественно авангарду, взять хотя бы навязший в зубах пример «соколов» Владимира Жириновского, больше которых для дискредитации партий и партийности не сделал никто, даже «Единая Россия», об очередном съезде которой, собственно, и пойдет речь.

Но прежде уточним относительно принципа авангардности. Разумеется, поздняя, брежневско-андроповско-черненковская КПСС унаследовала этот принцип от ленинско-сталинской РКП (б) — ВКП (б). Но тем не менее даже она, в отличие от «ЕР», в целом выполняла все функции, описанные Дюверже. По части и представительства трудящихся классов, из-за которого партию сильно недолюбливала интеллигенция, особенно «творческая», то есть антисоветская, статуса класса не удостоенная. И продвижения коммунистической идеологии, пусть и кондово-закостеневшей, не обновлявшейся со сталинских времен и потому вошедшей в клинч с жизнью. И выборов, хоть они и проводились на безальтернативной основе, но если бы даже И.В. Сталину удалось в конституции 1936 года провести в жизнь альтернативный вариант в виде общественных и кооперативных «спарринг-партнеров» партийных кандидатов в избирательных бюллетенях, ничего бы это не поменяло. И уж по части подготовки кадров в первую очередь, ибо без партбилета в кармане занять никакую приличную должность в СССР было невозможно.

«Единая Россия», которую деструктивная оппозиция очень любит обвинять в схожести с КПСС, — это на самом деле не КПСС. Точнее, никакая не КПСС. Во-первых, перефразируя Мао Цзэдуна о «винтовке, рождающей власть», следует признать, что советскую власть породила именно будущая КПСС, тогда еще в обличье РСДРП (б). «Единая Россия» же нынешнюю буржуазную власть не порождала, а напротив, сама оказалась продуктом шумного элитного раскола 1999 года. Тогда фракции двухголовой «партии власти» под названиями «Единство» и «Отечество — Вся Россия» (ОВР) сцепились между собой, и вся страна на протяжении трех месяцев ежедневно наблюдала эту вендетту на телеэкране в образе Сергея Доренко, именно тогда и заслужившего репутацию «телекиллера». После этого фракция «Единство», кинув либералов, с которыми заигрывала всю избирательную кампанию, поделила руководящие портфели с КПРФ. А затем, кинув и ее, вновь переделила их, преобразовавшись в «ЕР» и подмяв под себя побежденное лужковско-примаковское ОВР. И, не дадут соврать завсегдатаи Банного переулка, но те перипетии в верхних партийных штабах «икаются» до сих пор; даже можно было бы назвать соответствующие персоналии и разворачивающиеся вокруг них интриги.

«ЕР» в старшем ее поколении — это партия бывших членов КПСС, перекрасившихся в антикоммунистов ради собственного аппаратного выживания и старающихся этот процесс перекрашивания как можно скорее позабыть, ибо всякое воспоминание о нем порождает у них сильные фантомные боли и вызванные ими дурные сны. Что касается молодой кадровой поросли, то очень многие в ней примеряются к образу и наследию позднего комсомола с его цинично прагматичными подходами к жизни и двойной моралью, которая, как убеждены в этой среде многие, только и может помочь в достижении карьерного успеха.

То есть если РСДРП (б) — РКП (б) — ВКП (б) — КПСС это концептуальный, идеологически-сакральный эпицентр власти Советов, по выражению Сталина, «орден меченосцев», то «ЕР» — всего лишь очередная, третья по счету, после гайдаровского «Выбора России» и черномырдинского «Нашего дома — России» реинкарнация партии постсоветской, точнее антисоветской власти бывших советских чиновников в погонах и без таковых. Более успешная по сравнению с ними ровно настолько, насколько Владимир Путин успешнее — а это непреложный факт! — Ельцина и Черномырдина. Никакого концептуального руководства «ударным капиталистическим строительством» «ЕР» никогда не осуществляла, не осуществляет и осуществлять не будет, так как являет собой аналог советских профсоюзов при компартии. В смысле — «приводного ремня» власти, на который валят ответственность за ее многочисленные зигзаги и загогулины, ибо надо же всё это на кого-то валить и не на себя же это брать. Ведь если брать, то для чего тогда Дума с ее штатами, помощниками, референтами и зарплатами?

Вкратце пробежимся по партийным функциям, как их описывал Дюверже, и попытаемся разобраться, какое к ним отношение имеет «ЕР», особенно в контексте прошедшего съезда и того, что говорилось с его трибуны на вполне себе официальном уровне.

Кого представляет «ЕР» в социальном плане? Поскольку ни слова об этом в выступлении, скажем Дмитрия Медведева, не было, то надо полагать, весь народ? Ответ на такое сомнительное предположение, однако, дает сам премьер и по совместительству партийный глава, когда сначала утверждает, что народ будто бы оказал «ЕР» доверие, дав 60% голосов и вручив 75% мандатов. А через два абзаца своего, так сказать, «отчетно-политического доклада» требует от партийцев «вернуть доверие избирателей», которого, выходит, нет и в помине? И перечисляет оргвыводы по отношению к партийным регионалам, его «не оправдавшим», на которых «переводит стрелки» ответственности за те самые «пенсионный» и другие безответственные эксперименты, которые выдает за «непопулярное, но необходимое решение».

А уж если вспомнить, что это «решение», как и приснопамятный оболванивающий ЕГЭ, как «слияние и укрупнение» больниц и ФАПов, оставляющее без медпомощи многих сограждан, проживающих за пределами МКАД, подозрительным образом целиком и полностью соответствует известным «рекомендациям» международных финансовых институтов, то картинка выходит вообще неприглядная. Иначе говоря, по первой функции от Дюверже, «ЕР» представляет в основном себя и свою партийную номенклатуру, интересы которой с интересами народа имеют мало общего и паразитируют на них, прикрываясь возросшим уровнем международной напряженности. Как говорится, «кому война, а кому мать родна!».

Есть ли в практике «ЕР» идеологическая функция? По Медведеву, да. И это, что вполне логично, — ценности. Ну и что он подразумевает под партийными «ценностями», предлагая включить их в партийный устав и в жизнь? Цитируем конспективно, близко к тексту: «благополучие гражданина, единство и суверенитет, лидерство для развития страны». Ну и какая идеология исповедует такие ценности, затушевывая классовые противоречия и навязывая классовый мир волков с овцами? Разумеется, либерализм. Тот самый, что выводит понятие классов из разряда отношений собственности, сводя принадлежность к ним к уровню доходов. И на этом основании продвигает социологическую абстракцию под названием «среднего класса», который и призван-де поддерживать политическую стабильность в буржуазном классовом обществе.

Все б хорошо, если мы имели бы дело с промышленным капитализмом доимпериалистической эпохи, то есть примерно третьей четверти XIX века. Но с тех пор много воды утекло, и финансовый капитализм современного даже не империализма, а глобалистского ультраимпериализма (по Карлу Каутскому) для пресловутого «среднего класса» — натуральная удавка. А Медведев, будто того не замечая или абсолютно не разбираясь в теоретических аспектах политологии, тут же ратует за цифровизацию, которую через запятую перечисляет в числе четырех основных (!) направлений партийной деятельности. И не доводя эту мысль до конца, что свойственно обладателям пресловутой «каши в голове», даже и не думает о параллелях, возникающих в связи с этим, скажем с системой «социального рейтингования», то есть цифрового, электронного тоталитаризма, которая внедряется глобализмом, начиная с Китая. Встает вопрос: он за такой тоталитаризм или против него? И ответ в общем-то понятен и вытекает из всей его деятельности и поведения. На словах, разумеется, против, на деле — большой вопрос. И подобные двойные стандарты являются визитной карточкой апологетов капитализма в странах как ядра этой мир-системы, так и ее зависимой периферии, на которой после распада СССР прозябает Россия.

И еще. Обратим внимание, что партийный и правительственный глава рассуждает об идеологии партии, на руководство которой в свое время направлен извне, как будто не существует в природе 2-го пункта 13-й статьи действующей российской конституции, запрещающей государственную идеологию в принципе. Скажут: государственная и партийная идеология — разные вещи. С одной стороны, да, это так, но ведь именно в «ЕР» любят называть себя «правящей партией», входя тем самым в когнитивно-конституционный диссонанс с реальностью. С другой же стороны, «держателем» идеологии российских перемен со времен принятия нынешней конституции на основании провозглашенной деидеологизации являются внешние центры, контролирующие, по Медведеву, и «эффективное здравоохранение», и «высококлассное образование». И много чего еще «умного» и «инновационного», вступающего в противоречие с потребностями жизни, но зато соответствующего некоторым узким и корыстным корпоративным забугорным интересам. Поэтому чтобы говорить о партийной идеологии, участникам съезда, на наш взгляд, прежде всего надо было бы потребовать денонсировать соответствующие закрытые соглашения, заключенные Ельциным в обмен на признание совершенного им конституционного переворота с расстрелом Дома Советов. А как максимум, вслед за большевиками выступить за их опубликование — для ознакомления российской и мировой общественности и «на радость» нашим «заклятым партнерам».

По всему поэтому очень интересно будет посмотреть на то, когда неспешно вращающаяся машина правосудия, во главе которой стоит фигура вызывающего безоговорочное доверие Валентина Зорькина, провернется до решения по «пенсионной» экспроприации, для запроса по которой думской оппозиции на днях пришлось домучить сбор подписей. Хотя кое-кому из ее рядов этого очень не хотелось из сервильных соображений. Как будет комментировать решение Конституционного суда юрист Медведев, если, конечно, к тому времени будет в должности, и его мнение кого-то будет интересовать?

Третья, электоральная, и четвертая, кадровая функции — пожалуй, единственные, что «ЕР» исполняет на тех же условиях, что и КПСС. Правда, с заметно худшими для себя результатами, что и констатировано на съезде. Правда, и эту отнюдь не бочку меда Медведев умудрился залить вполне сопоставимой порцией дегтя, когда принялся говорить о подготовке политиков и даже лидеров через систему партийного образования. Даже поздней, номенклатурной КПСС это и не снилось, ибо в той партии в такую систему шли уже состоявшиеся, перспективные кадры. И они не «готовились» к руководящей работе, а повышали уровень своей компетенции, уже доказав состоятельность и пройдя определенные ступеньки в условиях производства или другой практической деятельности. Горизонтальная ротация — это отнюдь не самое сильное место кадровой политики «ЕР», да и подобная практика только недавно начала культивироваться не партией, а властью. Следовательно, до уровня партийного «приводного ремня» эта практика спустится не завтра и даже не послезавтра.

Так что, как ни крути, осторожность выступления на прошедшем съезде президента Владимира Путина имела под собой весьма серьезные основания. И базировалась она на четком понимании всеми присутствующими, что даже обвальное падение рейтингов всей власти в последние месяцы ни в коей мере не сблизило уровней доверия партии, скатившейся «ниже плинтуса», и президента, который в своих показателях просто опустился к докрымским показателям. Но при этом остался несопоставимым ни с одним другим государственным или властным институтом.

Наш анализ не был бы полным без упоминания о весьма символическом совпадении со съездом «ЕР» другого, сопоставимого по принадлежности к официозу, Общероссийского гражданского форума. И о выступлении на нём Алексея Кудрина, давшего в целом позитивную оценку деятельности экономического блока правительства Медведева, на который опирается — именно так, а не наоборот — пресловутая «партия власти». «Повышение индекса счастья», которое «лучший министр финансов» по версии МВФ связал с «преодолением изоляции», то есть с капитуляцией перед Западом, ставит все точки над «i». И наглядно демонстрирует, что и съезд «ЕР», и всё, что его окружает в информационной сфере, являются частью либерального проекта вхождения в «цивилизованный мир». Причем как угодно, «хоть чучелом, хоть тушкой».

И это — главный вывод из того политического шоу, что мы наблюдали два прошедших декабрьских дня. Как говорится в народе, «оставь надежду, всяк сюда входящий». Так-то, господа, к которым Медведев, следуя моде времени, почему-то демократично обратился как к «товарищам».

И самое последнее: кто-нибудь хоть раз на протяжении доклада услышал из руководящих уст партийно-правительственного «лидера» такое слово, как «справедливость»? Вот и я нет. Или это уже не ценность, судя по наводнившим эфир откровениям чинуш, убежденных, что именно они и есть «соль земли» и не должны никому, но вот им должны все? Давайте задумаемся, почему.


Источник