Величайшая в истории партизанская операция «Концерт», о которой забыли

31 декабря 2018 г. 12:19:52

«Рельсовую войну», как наиболее важный вклад советских партизан в дело общей Победы, сегодня изучают в российских и белорусских школах. Но в плане изначально была допущена погрешность, которая могла сорвать всю стратегию.

Белорусские партизаны вовремя исправили ошибку благодаря лишь одному человеку.

Диверсант союзного значения

Илья Григорьевич Старинов в 18 лет взял в руки оружие и пошел на защиту революции. После гражданской он по первой военной специальности, приобретенной под руководством полковника царской службы и красного комбрига, Василия Ивановича Солодухина, становится военспецом по «линии Д» партизанско-диверсионной службы РККА в секретной школе Кочегарова, в Киеве.

Наработанный по «линии Д» и в испанской командировке опыт сделал капитана Старинова одним из лучших диверсантов СССР и мира. Илья Григорьевич это знал, со дня на день ожидал вызов в Москву на повышение. И вызов пришел.

Чем ближе к цезарю, тем сильнее страх

На защиту Родины мирового Октября встали органы НКВД и железный нарком, товарищ Ежов. Каналы связи заговорщиков тянулись в Испанию, где сразу после разоблачения Тухачевского, в Барселоне, вспыхнул троцкистско-фашистский мятеж. Его удалось подавить новому республиканскому правительству товарища Хуана Негрина, но НКВД пришлось отзывать советских добровольцев на Родину для проверки. Так что вызов в Москву для Ильи Григорьевича был совсем не на повышение.

Илью Григорьевича крепко хранил для будущего «большого дела» Бог Войны. Он избежал подозрений, но партия оказала ему высокое доверие, позволив доказать преданность делу Ленина-Сталина кровью.

От «белофинской» к «рельсовой» войне

Летом 1943 года, в преддверии Курской битвы, идеи Старинова, весь его опыт наконец оказался востребованным. Однако были внесены некоторые коррективы, которые, как потом отмечал в своих воспоминаниях Илья Григорьевич, он воспринял негативно.

Так, в ходе организации диверсий на железнодорожных путях было решено сделать акцент на уничтожении рельсов, в то время как сам Старинов считал, что в первую очередь следует пускать под откос поезда противника и взрывать мосты.

В июне 1943 года ЦК Компартии Белоруссии принял постановление «О разрушении железнодорожных коммуникаций противника методом рельсовой войны». В документе предлагалось нанести по врагу массированный диверсионный удар. 14 июля Ставка Верховного Главнокомандования приняла решение о проведении операции «Рельсовая война», и 3 августа Центральный штаб партизанского движения приступил к её реализации. К участию в операции было привлечено 167 партизанских бригад и отдельных отрядов общей численностью около 100 000 бойцов. Она проводилась на территории БССР, УССР и РСФСР.

Тактический просчет

В приказе 0042 от 14 июля 1943 года предписывалось уничтожать рельсы. Что-ж тут странного, если война рельсовая? Но дьявол крылся в мелочах. Штаб исходил из ошибочного убеждения, что немцы испытывают недостаток рельсов. Поэтому уничтожение полотна представлялось самым простым и доступным способом войны. Но разведка просчиталась: у противника был излишек рельсов. Немцы сваривали их по ночам и заменяли днем, а потом придумали 80-сантиметровый «мостик» и стали пропускать поезда по нему. Ведь при взрыве стандартной «шашки» выбивалось всего 25-40 см. пути.

«Рельсовая война» не давала желаемых результатов. Движение на железных дорогах врага было перекрыто полностью только в тылу группы армий «Центр», да и то всего на трое суток, с 3 по 6 августа 1943.

Очень неприятным сюрпризом стало то, что переключение основных усилий партизан на подрыв рельсов при недостатке взрывчатки привело к сокращению крушений поездов. А это привело к обратному поставленным целям результату: пропускная способность железных дорог на территории врага только повысилась.

Звездный час Старинова — операция «Концерт»

На подрыв рельсов в августе и первой половине сентября партизаны израсходовали около 50 тонн взрывчатки. Этого было бы достаточно для того, чтобы пустить под откос 1500 поездов. Именно этот аргумент и предъявил Илья Старинов Пантелеймону Пономаренко, ссылаясь на опыт в Испании. Хотя на месте это поняли и некоторые партизанские командиры. Поэтому начали сокращать подрывы рельсов, одновременно увеличивая число крушений составов.

Вторая стадия операции «Рельсовая война» планировалась уже под руководством Старинова и получила название «Концерт». В ней участвовало 193 партизанских подразделения, насчитывавшие порядка 120 000 бойцов. Рельсовый «Концерт» начался 25 сентября.

Он охватил практически весь западный фронт, за исключением Карелии и Крыма. Партизаны стремились обеспечить советским войскам условия для наступления на Киев. В Белоруссии они пустили под откос свыше тысячи поездов. Лишь к зиме сокрушительный удар с тыла по врагу был остановлен командованием: иссякли запасы взрывчатки. Но Киев был освобожден.

Партизанский аргумент

«Рельсовая война» на сегодня является первой и единственной партизанской стратегической операцией в масштабах нескольких фронтов. Ничего подобного не проводилось ни одной армией мира, ни на одной войне.

Советский рекорд убедительнее еще и потому, что действия партизан не были разрозненными. Это было строго централизованная операция вертикального подчинения, аналогичная фронтовой, только в тылу врага. Невероятный успех был обеспечен даже не столько гением командования, сколько идеальной организацией дела.

Роль Ильи Старинова уникальна тем, что он оказался в нужное время, в нужном месте, с нужным количеством знаний и боевого опыта именно для такой операции. Похоже это и было именно то самое «большое дело», ради которого Бог Войны хранил Илью Григорьевича на Гражданской, в Испании, во время Большого террора, на «Белофинской» и, наконец Великой Отечественной.

Парадоксально, что на фоне колоссальных успехов «Сталинских ударов» 1943–1944 годов роль «Рельсовой войны» хоть и вошла в школьные учебники, но несколько бледно. А об операции «Концерт» вообще мало, кто помнит.

Но эта стратегия была настолько нужной фронту, что в 1944 году ее применили вновь во время операции «Багратион» по освобождению Белоруссии. Она тогда прошла без ошибок, разрушив тыл вермахта, не оставив врагу никакой надежды, вышвырнув оккупантов с территории в 25 000 квадратных километров за месяц.

Ничем даже отдаленно напоминающем эти великие победы, союзники СССР похвастаться не могут. В сравнении с одной «Рельсовой войной» открытие Второго фронта выглядит боями местного значения.

Максим Максимов, «Украина.ру»


Источник