Киргизию поставили на компромисс-паузу. Надолго ли?

Владимир Скачко

16 октября 2020 г. 19:06:50

Вот, собственно, и все: если запал киргизской «революции», начавшейся 5 октября 2020 года, все же иссяк вместе с деньгами «спонсоров» из разных - северных и южных - кланов, борющихся за перераспределение властных полномочий, то Киргизия получила временную передышку. Путем очередного межкланового кадрового компромисса.

Огонь третьей «цветной революции» тоже снес президента и локализован в восстанавливающемся после пожара киргизском Белом доме. Действующий президент Сооронбай Жээнбеков ушел в отставку. Его обязанности будет исполнять премьер-министр Садыр Жапаров.

«Вот сегодня ваша настоящая победа. Все пришло на свои места. Президент Сооронбай Жээнбеков написал заявление об отставке. Спикер Канат Исаев написал заявление, что не готов выполнять функции президента. Поэтому полномочия президента и премьер-министра переданы мне», — удовлетворенно заявил он.

И для удовлетворения у него есть некоторые основания. Во всяком случае, временные. Все предыдущие пять президентов этой страны уходили в отставку или изгонялись из власти «цветными революциями» (как это уже и случалось в Киргизии, когда в 2005 и 2010 годах в небытие ушли Аскар Акаев и Курманбек Бакиев) в 61 год, а Жапарову - всего 51, и если его тоже в скором времени не сковырнут и он выиграет президентские выборы, то определенный временной запас у него есть. И тогда сегодняшний компромисс будет продлен еще на 6 лет (такой срок президентства в Киргизии).

Суть же киргизского компромисса заключается в том, что власть у себя в руках сосредоточил как бы межклановый политик. В Киргизии, условно говоря, за власть борются две группы кланов – северные и южные. Уроженец Оша Жээнбеков был «южанином», хотя и выдвинут во власть в 2017 году был «северянином» – президентом Алмазбеком Атамбаевым. Сапаров же по происхождению «северянин» из Иссык-Кульской области. Но свою политическую карьеру начинал как «южанин», при свергнутом в 2010 году президенте Курманбеке Бакиеве. Зато в последние годы Сапаров пытался утвердиться в родных местах, на севере Киргизии, где и обозначил и угнездил свои экономические интересы – не зря же протестующие новые «революционеры» начали захватывать золотодобывающие предприятия севера Киргизии и всю их инфраструктуру.

Компромисс этот хрупкий. Все еще может поменяться в любой момент, если кто-то из видимых или закулисных претендентов на власть, поддержанных Россией, Турцией, Китаем или США, наскребет денег на новый продуктивный бунт и наймет «революционеров», напирая на то, что «наших обижают». Как сказал в интервью ресурсу «Украина.Ру» руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин, «киргизская элита последние дни занята дележом собственности и портфелей, люди думают не о стране, а о том, как стать президентом, сковырнуть конкурента, захватить министерство, а лучше несколько - вот киргизская политическая жизнь: орда на марше…».

Киргизы в Средней Азии – действительно во многом древний и уникальный народ, который свою полновесную и очерченную четкими границами государственность, обрел, собственно, только в составе СССР в 1936 году, когда была образована Киргизская СССР, правопреемницей которой и есть современная Киргизия. До этого киргизы, которые сами себя гордо именуют «аристократами Азии», имели лишь родоплеменные объединения с признаками протогосударств, которые либо сами выбирали себя «хозяев», либо принуждались к подчинению силой или в силу политической неизбежности выживания этноса. О киргизах легенды и предания говорят, что они – потомки не менее легендарного Огуз-хана, прародителя многих современных тюрков, который, по легендам, был тот еще «красавец»: «Ноги его подобны ногам быка, поясница — пояснице волка, плечи — подобны плечам соболя, а грудь — груди медведя». А хивинский хана Абулгази Бахадур-хан в своем труде «Родословное древо тюрков и монголов» еще в XVII веке обозначил: «У Огуз-хана был внук по имени Киргиз. Киргизы происходят от него. Однако ныне людей из прямых потомков Киргиза мало: могольские и другие племена, истощив свои пастбища и источники, пришли в йурт (страну) киргизов, поселились там и стали называться киргизами. Сами же знают, из какого они рода-племени они происходят». И современные киргизы, похоже, интуитивно помнят, что их предок был зачат своей матерью от световых лучей, родился уже богатырем и почти сразу сразил напавшего на него чудовище-единорога. Современные киргизы выглядят значительно лучше своего прародителя. Но, в принципе, тоже очень гордятся своей непокорностью, любовью к свободе и тем, что даже Чингисхану в XIII веке они покорились сами. И Россия в 1876 году их завоевала не их, а Кокандское ханство, которому они тогда вассально подчинялись.

В составе СССР Киргизия очень бурно развивалась экономически, а коммунисты жесткой рукой и выверенным кадровым балансом пытались удержать межклановые распри, вековые противоречия и претензии в узде. С обретением независимости своим первым президентом киргизы из разных кланов избрали советского академика Аскара Акаева. Уроженец «северной» Чуйской области, Акаев был как бы вне или над кланами, так как какое-то время числился «чингизидом» (представителем рода, имеющего «законное» право на власть по всей Средней Азии), блестящую научную сделал карьеру в Ленинграде и даже плохо говорил по-киргизски.

Но с 2005 года Киргизию лихорадит «цветными революциями». Вызвано это тем, что Киргизия – тоже жертва геополитики, благодаря своему «срединному» положению. Как писал еще на рубеже XVI-XVII веков первый посол Англии в России и купец Энтони Дженкинсон, важность местности, заселенной казахами и киргизами, в том, что ее не «объедешь»: «Народ, воюющий с Ташкентом, называется Cassack (Казак, то есть казах – Авт.), магометовой веры, а те, которые ведут войну с Кашгаром, зовутся Qirgs (кыргыз), язычники и идолопоклонники. Оба народа очень могущественны; они живут в степях, не имея ни городов, ни домов, и почти покорили вышеназванные города, так крепко заперев дорогу, что никакому каравану нельзя пройти не ограбленным». Другими словами, Киргизия – один из важных перекрестков геополитических векторов и направлений приложения своих сил для самых разных внешнеполитических игроков. России (имеет претензии на влияние на постсоветском пространстве) Турции (бредит сегодня пантюркизмом и идеей «Великого Турана»), Китая (который просто расширяет свое присутствие везде) и, ясное дело, англосаксонского мира (читай – США, сменивших Великобританию в «Большой игре» с Россий за влияние в этом регионе). Непосредственных соседей (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и Китай) и известных мировых геополитических игроков в Киргизии интересует все: от территориального транзитного положения, удобного для всевозможных законных и незаконных трафиков (наркотрафик, например) до рынков сбыта и остатков экономико-производственного потенциала и потенциальных возможностей «жемчужины Средней Азии» -- озера Иссык-Куль.

И давление на Киргизию со всех сторон сегодня имеется нешуточное. Особенно после того, как США, организовавшие две «цветные революции» 2005 и 2010 годов, потерпели поражение в регионе: упомянутый выше президент Атамбеков в 2014 году окончательно закрыл в Киргизии американскую авиабазу «Манас», а вот аналогичная российская авиабаза «Кант» успешно функционирует. И сама Киргизия входит в Евроазиатский экономический союз (ЕЭС) и Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) под эгидой Москвы. Вот что с этим делать, и решают в Анкаре, Пекине и Вашингтоне. А Москва должна быть начеку.

Во-первых, потому, что почти все обозреватели, особенно российские, сегодня убеждены: российским интересам в Киргизии ничто не угрожает, так как все соискатели киргизской власти с киргизских «майданов» так или иначе понимают, что без помощи Москвы Киргизии может наступить конец.

Это совершенно обманчивая иллюзия, хрупкость которой уже доказана в Украине, ставшей главным злобным и агрессивным русофобом на постсоветском пространстве, опережая даже «карликов» Прибалтики. И доказывается сегодня в Белоруссии и Армении, которые тоже могут «уйти», если в Москве стратеги будут по-прежнему думать, что, мол, «куда они от нас денутся» и что «это не Россия потеряла соседей, это соседи потеряли Россию». Союзники, лояльные или хотя бы нейтральные государства по периметру границ – это сегодня самый дорогой геополитический товар. И не понимать этого – это первый признак геополитический тупизны, плохо прикрытой дешевым, но шумным и шапкозакидательским «ура-патриотизмом» с криками о «Великой России, вставшей с колен». «Цветные революции» в Украине, Грузии, Армении, воюющей сегодня с Азербайджаном, и Киргизии – это пожар на пороге или в предбаннике России. И не зря США максимально нарастили грантово-дипломатическое присутствие своей «мягкой силы» в Армении и Киргизии (по числу дипломатов, а также проамериканских фондов и организаций эти две страны – лидеры на постсоветском пространстве) и не отказываются от планов так же «насытить собой» Белоруссию.

Во-вторых, новый и. о. президента Киргизии Жапаров – в политике своей страны не только временная, но и темная лошадка. Он, конечно, компромиссен, но, с одной стороны, компромисс вряд ли приведет к устойчивой стабильности. Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований Аждар Куртов в беседе с «RT» заявил: «Эти протесты усилят внутренние противостояние между кланами и не будут способствовать решению острых проблем, которые стоят перед республикой в политической и экономической областях. Цель восставших — смена власти и перераспределение ресурсов, потому что занятие государственных должностей в стране всегда сопровождалось подтягиванием своих родственников, земляков, раздачей им соответствующих постов».

Жапаров пока ведет себя вроде бы тактически правильно – пытается консолидировать вокруг себя умеренных представителей разных кланов. Например, он приблизил к себе бывших премьер-министров Темира Сариева и Омурбека Бабанова. Но оба они – из «северных» кланов. И их нужно уравновешивать «южанами». Получится ли? Найдутся ли кандидаты? Поможет ли стабильности то, что сам и. о. президента многими считается политическим «южанином»?

С другой стороны, важно знать, кто Жапаров -- бывший рабочий колхоза «Санташ», сделавший головокружительную политическую и бизнес-карьеру при президенте-«южанине» Бакиеве и воевавший с его последователями -- по политическому окрасу и геополитической ориентации. В 2006 году он окончил Киргизско-российский славянский университет имени Бориса Ельцина. Но в 2011 году, пережив своего «благодетеля» Бакиева, победно баллотировался в парламент от националистической партии «Ата-Журт», которая обошла даже партию тогдашнего президента Атамбаева. А националисты всех мастей и русофобы – это легкая добыча именно американских грантовых «ловцов душ».

Затем, начиная с 2012 года, Жапаров – перманентный либо беглец и либо тюремный сиделец. В 2012 году он организовал митинг в Бишкеке и попытался зачем-то неудачно захватить тамошний Белый дом, получив за это год и 5 месяцев тюрьмы. Уехал из Киргизии и, по имеющимся данным, скрывался на Кипре и в России. В 2013-м вернулся и попытался отжать у государства золотодобывающий рудник «Кумтор», захватив в заложники несколько человек во главе с тогдашним полпредом правительства в Иссык-Кульской области Эмилем Каптагаевым. Его обвинили сразу по четырем уголовным статьям -- угроза убийством, захват заложника, хулиганство и применение насилия в отношении представителя власти.

Жапаров опять бежал и 4 года скрывался неведомо где. Вот и важно знать, кто с ним «работал», где и что именно ему в это время вкладывали в «политическую карму», так как он очень похож на «засланного казачка», которому нужно было подвесить имидж «страдальца за народное дело». Весной 2017 года Жапаров вернулся, тогда же в августе получил свои 11,6 года тюрьмы, отсидел часть, чтобы вот сейчас возглавить Киргизию.

«Зачем и куда он ее поведет?» – вот главный вопрос, если Жапаров, повторяю, удержится у власти. Общество в Киргизии по-прежнему остается расколотым не только кланово, но и социально, а экономика страны – практически на нуле, в кризисе и упадке. К тому же Жапарову еще нужно провести парламентские выборы, которые и снесли его предшественника. А также если он утвердится сейчас временным президентом, то как-то обойти запрет баллотироваться на новых президентских выборах – Конституция Киргизии сегодня это запрещает. А это вопрос власти для Жапарова, если он в нее пришел всерьез и надолго.

Многие обозреватели уверены, что еще одним выходом из хаоса перманентной нестабильности мог бы стать военный переворот под началом кого-то из киргизских генералов, кто мог бы придавить кланы. Но упомянутый выше эксперт Грозин по этому поводу скептичен: «За последние 10 лет офицерский корпус всех силовых структур деклассировался, поэтому найти нормального генерала, который взял бы на себя ответственность за наведение порядка и располагал бы соответствующей квалификацией, очень сложно. Киргизский генералитет — это плоть от плоти киргизской элиты со всеми ее многочисленными минусами. Это коррупция, непотизм, кланово-байские замашки».


Источник