Спор Филиппин с США: при чем здесь Китай?

Алексей Маслов

14 февраля 2020 г. 10:32:31

Спор Филиппин с США подошел к критической фазе: Филиппины уведомили Штаты о прекращении действия двустороннего соглашения 1998 года Visiting Forces Agreement (VFA), которое регламентировало пребывание американских военнослужащих в стране, в частности тех военных, которые присутствовали на ее территории для проведения учений и оказания гуманитарной помощи. В рамках этого соглашения американские военнослужащие обладали правом экстерриториальности и были неподсудны местным инстанциям даже в случае совершения преступлений против местных жителей.

Формальным поводом послужило аннулирование американской стороной визы филиппинскому сенатору Рональду де ла Росе, которого США обвинили в причастности к преследованию оппозиционного политика Лейлы де Лимы, одного из основных критиков нынешнего лидера республики Родриго Дутерте. Последний потребовал отменить решение и дал Соединенным Штатам месяц на размышления.

Значит ли это, что Филиппины готовы совсем рассориться с США, а Дутерте — невыдержанный грубиян? Не все так просто в азиатской политике, здесь есть и тонкий расчет.

Филиппины — территория, крайне важная для Вашингтона, и прежде всего с точки зрения стратегического контроля над Восточной и Юго-Восточной Азией. Два государства регулярно проводят совместные военные учения "Баликатан" в Тагалоге, к которым иногда присоединяются и Вооруженные силы Австралии, — все это, очевидно, нацелено на сдерживание роста китайской военной мощи. Помимо этого, Штаты содержат еще небольшой контингент сил специального назначения на острове Минданао для поддержки Манилы в борьбе с террористической группировкой "Абу Сайяф" и другими боевиками, связанными с "Исламским государством"*. Военное присутствие США в республике ощущается повсеместно и вносит существенный вклад в пополнение национального бюджета. В период 2016-2019 годов Вашингтон предоставил около 550 миллионов долларов военной помощи островному государству.

Филиппины обрели независимость от США в 1946 году, но в течение десятилетий Вашингтон оставался лучшим другом Манилы. В период правления диктатора Маркоса здесь располагались американские ракеты. В военной области существуют два ключевых договора между этими странами: это Договор о взаимной обороне 1950 года и Соглашение о расширении военного сотрудничества. Оба документа продолжают действовать. Поэтому было бы неправильным считать, что Филиппины окончательно разрывают военные союзнические отношения с США, здесь скорее идет весьма агрессивная игра со стороны Дутерте. Президент республики в силу личных амбиций и намеченных им реформ не хочет быть лишь региональным сателлитом Штатов и с самого начала своего правления заявил, что Вашингтон относится к Филиппинам как к "собаке на поводке".

Но если отныне не США основной партнер Филиппин, то тогда кто? Для Дутерте это, очевидно, Китай, но для многих оппозиционных филиппинских политиков КНР — это скорее противник, нежели партнер. Да и общественное мнение настроено жестко антикитайски. И для этого есть исторические предпосылки.

Отношения между Китаем и Филиппинами долгое время оставались весьма непростыми, и главным камнем преткновения был спор о принадлежности островов в Южно-Китайском море, на которые, помимо этих двух стран, еще претендуют Вьетнам, Малайзия, Бруней. Дело дошло до того, что в 2013-м Филиппины подали на Китай в международный суд, обвинив в посягательстве на эти территории, а именно — в нарушении Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года. Решение было принято не в пользу КНР.

Дутерте решил действовать в своем стиле — быстро и непредсказуемо даже для своих сторонников. Его уже неоднократно обвиняли в особых симпатиях к Китаю, что он действительно подтверждал всей своей политикой. Китай ему нужен как серьезный инвестор, поскольку филиппинский лидер объявил о грандиозных планах реконструкции инфраструктуры Филиппин, включая мосты, дороги и плотины, а для этого нужны сотни миллиардов долларов. В ноябре 2018 года Си Цзиньпин и Дутерте подписали кредитную сделку, чтобы обеспечить финансирование ряда проектов на Филиппинах, при этом китайский государственный Эксимбанк финансирует 85 процентов от суммы в 232,5 миллиона долларов. Местные жители в районах, где должно развернуться строительство, выступили резко против этих проектов, заявив, что "китайцы здесь нежелательны", но их мало кто послушал.

В апреле 2019-го Дутерте сделал совсем неожиданный поступок: встретившись с Си Цзиньпином в Пекине, он подписал соглашение о создании на островах Фуга, Чикита и Гранде особой туристической, инвестиционной и хозяйственной зоны. Сама зона расположена неподалеку от известной американской военно-морской базы Субик-Бей, закрытой в 1992 году. Китайские вложения должны составить 12 миллиардов долларов, и это значительно перекрывает все американские инвестиции в Филиппины. К тому же Дутерте подтвердил, что республика присоединяется к китайской инициативе "Пояс и путь", что, по сути, делает это государство важнейшим транспортно-логистическим центром Китая в Юго-Восточной Азии. Важнейшая часть филиппино-китайского проекта — строительство умного города на два миллиарда долларов на Фуге, площадью десять тысяч гектаров в провинции Кагаян, который когда-то служил в качестве промежуточного пункта для войск во время Второй мировой войны. Развитие Фуги будет связано со строительством аналогичной зоны в южнокитайской провинции Фуцзянь, что в конечном счете должно связать эти территории в единую систему.

Больше всего таким решением было ошарашено высшее военное руководство Филиппин, которое сочло, что это резко ослабляет национальную безопасность.

Против Дутерте и его китайских инициатив началась активная кампания. Масла в огонь подлила вспышка коронавируса, которая подорвала не только доверие к правительству президента, но и ухудшила и без того напряженные отношения между этническими филиппинцами и значительным числом исторически проживающих здесь китайцев. Коронавирус породил новую вспышку антикитайских настроений на Филиппинах, наверное, самую большую в Юго-Восточной Азии. Таксисты отказываются сажать в машины китайских пассажиров, СМИ наполнены антикитайскими высказываниями. В стране скончался пока единственный за пределами Китая заболевший — его тело долго отказывались принимать крематории. Даже местные наблюдатели признают, что страшна не столько вспышка коронавируса, сколько вспышка ксенофобии. И все это во многом нацелено против политики Дутерте, который решил сделать ставку на Китай. В Twitter тут же стал популярным хештег #OustDuterte ("Долой Дутерте").

Дутерте сначала заявил, что не хочет ограничивать въезд в страну китайских туристов, так как это повлечет "политические и дипломатические последствия", но 31 января все же объявил о запрете въезда граждан Китая. Но его борьба с внутренним проамериканским лобби и поддержка китайских инициатив продолжается, и потому лидер островного государства воспользовался поводом и решил в очередной раз усилить противодействие США, а возможно, еще и сделать приятное своим китайским партнерам.

Все это отражает глобальную проблему: с США уже не хотят иметь дело, но и Китай оказался весьма жестким и требовательным, способным загнать страну в долговую ловушку. При этом многие страны Азии настолько привыкли выступать просителями денег и играть на противоречиях Америки и Китая, что с трудом представляют, как можно строить национальную экономику без постоянных кредитных заимствований и внешних инвестиций в обмен на целые сектора местного рынка.

*Террористическая организация, запрещенная в России.


Источник