Ушел генерал, создавший новый «голос» Российской армии

Виктор Сокирко

6 ноября 2019 г. 12:37:01

Смерть хотя и неизбежна, но всегда неожиданна и трагична – генерал-полковник Анатолий Алексеевич Ноговицын ушел из жизни в возрасте 67 лет. Многим он, военный летчик, в большей степени запомнился по августу 2008 года, когда именно его устами комментировалась «пятидневная война» с Грузией. И он успешно справился с этой не совсем типичной для него задачей.

Смерть хотя и неизбежна, но всегда неожиданна и трагична – генерал-полковник Анатолий Алексеевич Ноговицын ушел из жизни в возрасте 67 лет. Говорят, что болел, уже редко занимался делами, даже не военными – общественными. Многим он, профессиональный военный летчик, в большей степени заполнился по августу 2008 года, когда именно его устами комментировалась «пятидневная война» с Грузией. И он успешно справился с этой не совсем свойственной ему задачей. Именно Ноговицыну тогда все верили.

Вообще Анатолий Ноговицын в первую очередь летчик – до мозга костей, влюбленный в небо и выросший со штурвалом в руках. Окончил Армавирское высшее военное авиационное училище летчиков (ПВО), причем с золотой медалью. Потом военную командную академию ПВО им. Маршала Жукова и военную академию Генштаба ВС РФ. Имел налет 2800 часов, освоил более 10 типов самолетов. Занимал различные командные должности от авиационной эскадрильи до армии ВВС и ПВО. Шесть лет был заместителем главкома ВВС России. В июле 2008 года был назначен заместителем начальника Генштаба – председателем Военно-научного комитета ГШ ВС РФ.

Однако особую известность и, как ни странно, популярность получил в августе 2008 года, когда по нескольку раз в день комментировал происходящие в Южной Осетии и Грузии события. Шла пусть и короткая, и не столь масштабная война, но это были реальные боевые действия. И Россия узнавала о них именно со слов Анатолия Ноговицына. Он успевал везде – на радио, на телевидение, на пресс-конференции. И говорил – убедительно, по существу. Журналисты гонялись за генералом и называли его между собой «наш Онотолий», без панибратства, а с уважением.

А вот «голосом Минобороны» Анатолий Ноговицын стал тогда совершенно случайно. Департамента информации и массовых коммуникаций Министерства обороны тогда еще не существовало в природе, еще не взошла «звезда» генерала Игоря Конашенкова, который убедительно пояснял нам все происходящее в Сирии. Молчал тогда и министр обороны Анатолий Сердюков. А ведь как требовались в тот момент разъяснения военного ведомства, страна ждала комментариев в ходе боевых действий. Уж не упомнить кто, но нашелся человек, который подсказал замминистра обороны – статс-секретарю МО Николаю Панкову: «Вот есть такой у нас умный генерал, доктор военных наук, спокойный, уравновешенный, умеющий говорить – Анатолий Ноговицын. Этот справится!»

Панков вызвал замначальника Генштаба Ноговицына и озвучил поставленную задачу. Анатолий Алексеевич, как человек военный и дисциплинированный, отнекиваться не стал и сразу включился в работу. Делал он ее мастерски, с полной самоотдачей. Он один (!) заменил целую информационную структуру. Понятно, что его снабжали нужными сведениями, как офицер Генштаба он имел доступ в том числе и к секретам, однако на выходе давал такую «картинку», которую все ждали – насыщенную и правдоподобную.

«В 2008 году Ноговицыну все верили и доверяли, – вспоминает военный репортер Александр Сладков. – По большому счету именно он выиграл тогда информационную войну, когда донес до людей всю правду происходящего, раскрыл истинные цели агрессии грузинского президента Саакашвили, убедительно комментировал каждый день той войны. Вообще Анатолий Алексеевич был совершенно не «пушистым» генералом, своим человеком во всех смыслах. Это чувствовалось не только при личном общении, но и когда его видели на экране. Сразу складывалось впечатление, что такой человек не соврет. А он и не врал, старался не увиливать даже от острых вопросов, особенно когда это касалось потерь среди российских военнослужащих. Я бы по праву назвал Ноговицына военным интеллектуалом в самом лучшем смысле этого слова».

Смерть Анатолия Ноговицына стала для многих неожиданной. Он в последнее время редко бывал на публике, состоял в Клубе военачальников, но и там не был завсегдатаем, отмечался лишь на официальных мероприятиях. После 2008 года его военная карьера не продвинулась вперед. Хотя Ноговицына считали одним из кандидатов на пост Главнокомандующего ВВС, в марте 2010 года его «сослали» в ОДКБ на должность первого заместителя начальника Объединенного штаба. Было понятно, что дальнейший служебный рост уже не представляется возможным. Так и случилось – через два года, по достижении 60 лет, Анатолия Ноговицына уволили с военной службы в отставку.

Война с Грузией в 2008 году, помимо всенародной известности, для Ноговицына особо отмечена не была.

В то время как чиновники из Минобороны, в том числе порученцы министра Сердюкова, ежедневно строчили представления на государственные награды, в том числе и на самих себя, генерал-полковник Анатолий Ноговицын был удостоен лишь... почетной грамоты. Впрочем, обид из его уст так никто и не слышал. А теперь уже точно не услышит.

«Это был человечный генерал, – вспоминает бывший официальный представитель ВВС и ПВО Александр Дробышевский. – Плюс ученый с большой буквы, который серьезно занимался вопросами военной истории. У него не было всех этих «равняйсь-смирно», всегда мог выслушать подчиненных, найти время, чтобы дать совет, что-то подсказать. Никогда не отмахивался. Я думаю, что сейчас все знавшие Анатолия Алексеевича выскажутся о нем только положительно, с добром и теплотой. И те, кто с ним еще служил в авиации ПВО, и те, кто уже был на штабной работе. Ушел достойный человек и прекрасный генерал, профессионал высокого класса в любой сфере, которая ему поручалась».


Источник