Ноябрьское обострение на Украине, или война всех против всех

8 ноября 2018 г. 21:17:49

Наступил последний месяц осени 2018 года, и неспокойно стало в украинском государстве. Точнее, покоя нет в «нэзалежной» со времен начала Евромайдана, именно этот бунт породил в стране атмосферу террора, страха и ненависти. Бывают месяцы, когда на Украине относительно тихо, и у людей может возникнуть иллюзия, что они живут в нормальном государстве. Но вот ноябрь места для таких грез не оставляет.

4 ноября стало известно, что в одной из киевских больниц по причине оторвавшегося тромба умерла херсонская общественница, активная сторонница государственного переворота 2014 года Екатерина Гандзюк. Ее смерть породила существенное напряжение в украинском политикуме. Даже генеральный прокурор Юрий Луценкозаявил о том, что подаст прошение об отставке. Но почему? Смерти Гандзюк предшествовало нанесение ей тяжких телесных повреждений 31 июля 2018 года, ее облили серной кислотой, было повреждено 30% поверхности тела. Женщина перенесла несколько операций, но организм не выдержал, и в конце концов наступил летальный исход. Так вот, самое интересное в этой трагедии то, что активную сторонницу майдана кислотой облили свои же националисты и участники так называемой АТО.

Чтобы понять метаморфозу, следует оговориться, что пани Гандзюк была известна в Херсоне как ярый борец с «сепаратистами» и «сторонниками» России. Кроме того, по ее инициативе в Херсонской области размещали рекламные баннеры. На одном было написано: «Умные и красивые едут отдыхать в Одессу, Карпаты, Скадовск. Все остальные — в оккупированный Крым». На втором красовался портрет генерала УНР Болбочана, который в 1918 году вторгся в Крым. Надпись гласила: «Что получилось тогда, получится и сейчас».

Последние делят все уменьшающийся денежный «пирог». Экономическая ситуация в стране «победившего майдана» с каждым днем все хуже и хуже, несмотря на слова о «росте экономики» придворных экономистов. При этом никто из участников госпереворота свои аппетиты ограничивать не хочет, вот и идет грызня за оставшиеся «кости». Это первое. А второе — на носу выборы, а, значит, политическая напряженность достигает своего апогея. Дело в том, что те, кто сверг Януковича, понимают, что совершили преступление, устроив государственный переворот. Чтобы утвердить свою власть, лидеры майдана пролили реки крови, и единственный их шанс избежать наказания и сохранить все доходы, это остаться у власти. Поэтому смерть Гандзюк — это лишь «первая ласточка», до выборов 2019 года еще будет немало жертв политической борьбы. Те, что «взошли на трон», пролив кровь, не остановятся ни перед чем, чтобы усидеть на нем.

Но с кем враждовала Екатерина Гандзюк в Херсоне? Да, по сути, со всеми. Будучи человеком мэра, она враждовала с людьми губернатора, с другими майдановцами, например, с представителями «Херсонской самобороны». Кстати, конфликт между самообороной и командой мэра возник не по идеологическим причинам, а из-за здания в центре города. Но главным врагом Гандзюк была полиция. Херсонских правоохранителей пани Гандзюк обвиняла в поддержке сепаратистов.

Тут нужно оговориться. На Украине сегодня обвинения в сепаратизме сродни обвинению в ереси в Средневековой Европе. И поэтому все майдановцы инкриминируют своим политическим оппонентам сепаратизм или пророссийскую позицию. На самом деле, подобные обвинения — это часть политической и экономической борьбы. Не скажет же политик или общественный деятель, что у такого-то Васи хороший бизнес, заберу-ка я его себе. Нет, он обвинит Васю в сепаратизме. Таковы украинские реалии. А ситуация в Херсонской области сегодня напоминает общеукраинскую в миниатюре. Мэр Херсона ненавидит губернатора и полицию, а те отвечают ему «взаимностью». А нацистские группировки поддерживают и ту, и другую сторону. Разумеется, за вознаграждение.

По подозрению в нападении на Гандзюк арестовали пятерых мужчин, бывших участников АТО. Однако троих из них суд отпустил под домашний арест, это и породило скандал. Сразу вспомнили, что пострадавшая критиковала и полицию, и лично главу МВД Арсена Авакова, нелицеприятно высказывалась о Петре Порошенко. Однако, возможно, украинские власть имущие не уделяли бы столько внимания «делу Гандзюк», если бы основанное ею интернет-издание «Мост» не получало бы гранты из США. И не случайно смерть активистки возмутила многие западные посольства. Видимо, Гандзюк была хорошо известна западным дипломатам и другим «функционерам» на Украине. А слова Запада для майданных политиков ой как много значат.

Так, в ноябре посольство США в Киеве выступило против преференций для украинской угольной промышленности. Причины вполне понятны, ведь Америке нужно продавать свой пенсильванский уголь. К примеру, в прошлом году Украина купила его на $ 500 млн. А то, что украинские шахтеры месяцами не получают зарплату, конечно, дипломатов США волнует меньше всего. И теперь можно смело предположить, что никаких льгот украинские шахты не получат.

Сторонники Гандзюк провели собственное расследование и выяснили, что за нападением на активистку стоял некто Игорь Павловский — помощник нардепа от Блока Петра Порошенко Николая Паламарчука. Об этом потом написали СМИ, и это косвенно подтвердил генпрокурор Юрий Луценко. Примечательно то, что Паламарчук считается «смотрящим» за Херсонской областью от администрации Петра Порошенко и у него плохие отношения с мэром Херсона. Депутат, правда, тут же уволил своего помощника. В Херсоне же в дом Павловского кинули бутылку с «коктейлем Молотова» и подожгли строение. Сделали это неизвестные молодые люди со скрытыми лицами.

По информации местных СМИ, за этим нападением могли стоять нацисты из организации С-14. По всей видимости, они же кинули дымовую шашку в окно главного управления полиции в Херсоне. А губернатора Херсонской области на похороны Екатерины Гандзюк не пустили. В целом ситуация в херсонском регионе накаляется, и еще неизвестно во что, в конечном счете, противостояние экс-майдановцев может «вылиться». Вероятны даже массовые столкновения на улицах Херсона с применением оружия.

Еще, учитывая имеющийся у украинских политиков опыт лепить из умерших людей символы, в политической борьбе имя Гандзюк вполне могут «поднять на знамя» и направить его против Петра Порошенко. Все помнят, как имя Гонгадзе использовали против Леонида Кучмы, событие во Врадиевке против Виктора Януковича, а «дело Лозинского» против Юлии Тимошенко. Особенно, если станет понятно, что за преступлением стояли люди из политической силы Порошенко. «Еврооптимисты» уже сейчас используют «дело Гандзюк» для своего пиара. Думается, скоро стоит ожидать массовых акций «Украина без Порошенко», а на плакатах митингующих будет портрет Екатерины Гандзюк.

И вот что примечательно. Напавшие на Гандзюк бывшие атошники утверждают, будто им сказали, что она сепаратистка, а их адвокаты заявляют, что мужчины патриоты. Есть в этом какая-та карма, что Гандзюк, которая сама преследовала людей якобы за сепаратизм, пострадала как сепаратистка. И еще, о мертвых, конечно, нужно говорить хорошо. Но нельзя не вспомнить, что пани Гандзюк по поводу событий 2 мая в Одессе говорила «никакой жалости». Вспоминается африканская легенда о человеке, который принес в дом раненого детеныша леопарда и выходил его. А потом леопард загрыз своего спасителя и всю его семью. Такие активисты, как Екатерина Гандзюк сами вскормили «майданного леопарда», от зубов которого и гибнут. И, думается, херсонская еврообщественица не последняя жертва этого «хищника».

Но причем тут Луценко? Во время дебатов в украинском парламенте на тему создания временной следственной комиссии по «делу Гандзюк» генпрокурор был очень эмоционален. В ответ на обвинения в бездействие в расследовании со стороны депутата Егора СоболеваЮрий Луценко назвал того «дуриком». Вообще 6 ноября он очень нелицеприятно отзывался об украинских депутатах, использовал такие выражение, как «шайка мерзавцев», «бездари», «недоросль», «пиарщики на крови». В условиях войны всех против всех такое взаимоотношение представителей разных органов власти, наверное, можно считать обычным, конечно, с поправкой на то, что события происходят в постмайданой Украине, а не в нормальном государстве.

Но если отбросить тему «высоких» отношений между генеральным прокурором и «народными избранниками», все же возникает вопрос: почему Луценко решил подать в отставку? Может, его замучила совесть, и он понимает, что занимает не свое место? Нет, в своей речи он готов был обвинять кого угодно, только не себя. Есть две версии, которые объясняют демарш Юрия Луценко. Согласно первой, он прекрасно понимает, что нынешняя провластная коалиция в преддверии выборов не примет его отставки. Худо бедно, но большинство «дворцовых группировок» и в блоке Петра Порошенко, и в Народном Фронте Луценко как генпрокурор устраивает, а, значит, никакого увольнения не будет. Ведь новая фигура главы генеральной прокуратуры может нарушить хрупкий баланс сил, который сегодня сложился в украинском политикуме.

В пользу данной версии говорит сигнальное голосование (которое не имело юридической силы). «За» проголосовали лишь 38 депутатов. Прежде всего, это были так называемые «европтимисты», которых Луценко поносил с трибуны. Таким образом, Луценко продемонстрировал своим противникам, что ему глубоко плевать на все их угрозы.

Но есть и другая версия, в ней говорится о том, что Луценко и правда хочет покинуть кресло генпрокурора, так как он прекрасно знает, кто стоит за нападением на Гандзюк, — это люди из политической силы майданного президента. Луценко получил приказ от Порошенко их «отмазать», но не хочет этого делать, так как боится оказаться крайним. Также генпрокурор знает, что президент готовит политическое преследование своих соперников на выборах, таких как Тимошенко и Гриценко, а главным оружием против них должна стать Генеральная прокуратура Украины, а Луценко не хочет в этом участвовать, так как боится за свою шкуру. Проще говоря, Юрий Луценко действительно считает, что дело Порошенко проиграно, поэтому ищет способ сбежать с «тонущего корабля». Какое из предположений верное, покажет время.

Однако не все события в начале одиннадцатого месяца на Украине «крутились» вокруг смерти Екатерины Гадзюк. Происходили и другие драмы. 6 ноября помещение, в котором находилась правозащитница Елена Бережная — мать погибшей экс-депутата Ирины Бережной, ворвались спецназовцы СБУ. Дверь они выломали, с пожилой женщиной обращались очень грубо. Побили ее, наступали на волосы. После такого обращения правозащитницу забрала машина скорой помощи. Но спецслужба Украины уже выдвинула избитой женщине «обвинения». Оказывается, в ее квартире обнаружили письмо, написанное главе МИДа России Сергею Лаврову, и слиток золота. А письма уже писать и золото хранить на Украине, видимо, запрещено. Что тут скажешь, обыкновенный нацизм, без прикрас.

В этот же день обыск провели у лидера Союза левых сил Василия Волги. У него, по информации СБУ, изъяли оборудование для ведения тайных переговоров и магнитные носители информации. Теперь Василия Волгу СБУ хочет обвинить в шпионаже в пользу России. Обыски у Волги и Бережной — это действия, направленные против инакомыслящих, Порошенко и компания шаг за шагом пытаются зачистить всех, кто не считает Томос благом, а Бандеру героем. Таким образом, майданный президент показывает националистам перед выборами, какой он крутой, и как активно борется с пророссийскими активистами.

Ноябрь 2018 года прекрасно демонстрирует, что в преддверии выборов 2019 года на Украине война всех против всех будет набирать обороты.

Сергей Миркин, Донецк


Источник