Панацея от войн по-американски

6 июля 2018 г. 14:59:37

США рассматривают ядерное оружие как средство обеспечения своего превосходства

С самого начала появления ядерного оружия Соединенные Штаты считали его средством для обеспечения своего доминирования в мире. Известно высказывание президента Гарри Трумэна в 1945 году о том, что он получил в свои руки «атомную дубинку». Недавно нашлось и обоснование гуманитарной роли этого оружия. В опубликованном в феврале 2018 года документе Министерства обороны США «Обзор ядерной политики» (назовем его ОЯП-18) утверждается, что именно благодаря своему ядерному сдерживанию Соединенные Штаты добились снижения потерь населения нашей планеты в результате войн с 0,4% во второй половине прошлого века до 0,01% в текущем столетии. Этот документ полностью замалчивает значение существующей стратегической стабильности – состояния ядерного равновесия (ядерного пата), то есть неспособности любой из великих держав нанести безнаказанный ядерный первый удар из-за наличия у страны, которая подверглась бы такому удару, гарантированного потенциала ответного (второго) удара. Не американское ядерное сдерживание устрашением, а создание стратегической стабильности предотвратило очередную мировую войну.

СДЕРЖИВАНИЕ УСТРАШЕНИЕМ

Напомню, что ядерное сдерживание устрашением способствует достижению национальных целей (в США одной из таких целей является американская мировая гегемония – в формулировке президента Трумэна «постоянная и жгучая необходимость руководства миром») путем демонстрации ядерной мощи и угрозы применения ядерного оружия.

Еще в 1942 году в военных кругах США понимали, что ядерное оружие разрабатывается для борьбы против СССР, в 1945-м в США определили 20 городов в СССР для нанесения по ним ядерных ударов, в 1946 году разработали первый план ядерной войны против СССР.

Возможность в 50-е годы превратить европейскую часть нашей страны в «груду радиоактивных руин» подкрепилась в 60-е годы способностью США в рамках «ограничения ущерба» уничтожить 25–33% населения и 50–75% промышленности СССР. Создание в СССР в 1956–1960 годах ядерного потенциала «минимального сдерживания устрашением» окончательно лишило США каких-либо шансов по нанесению безнаказанных для себя ядерных ударов по своему главному противнику. Именно уязвимость территории континентальной части США от ответных ядерных ударов СССР стала основой возникшей стратегической стабильности между этими двумя державами и отсутствия обычных и ядерных войн между двумя блоками – НАТО и ОВД.

Ничто в мире не является прочным, и никто не исключает возможности ядерной войны. Поэтому нужно помнить, что говорил Маршал Советского Союза Георгий Жуков: «Лучше быть готовым к тому, чего не будет, чем не быть готовым». Вопрос о том, кем и против кого, где и когда, при каких условиях на нашей планете вновь может быть применено ядерное оружие, не является риторическим.

БЕЗОПАСНО ЛИ ЖИТЬ ПОД ЗОНТИКОМ США

В каких районах мира США теоретически могли бы применить ядерное оружие? Сейчас на земном шаре существует несколько зон, свободных от ядерного оружия: Антарктида и Австралия, Южная Америка и Африка, Средняя Азия и юго-восточная часть Азии. Некоторые ядерные государства время от времени сообщают, по каким странам и при каких условиях они не будут наносить ядерные удары. Например, «США не будут использовать ядерное оружие или угрожать его использованием против не имеющих ядерного оружия стран, которые являются участниками Договора о нераспространении ядерного оружия и соблюдают принятые на себя обязательства по ядерному нераспространению».

Под защитой ядерного зонтика США находится свыше 30 неядерных государств, в число которых входят страны НАТО, Япония, Южная Корея и некоторые другие «союзники и партнеры». Ядерным оружием владеют союзные с США Великобритания и Франция, дружественный им Израиль, прагматичные по отношению к США Индия и Пакистан, а также потенциальные противники США в лице РФ, КНР и КНДР. Вот и получается, что, формально говоря, местом для применения ядерного оружия США остается территория РФ, КНР, КНДР, Ближнего и Среднего Востока и водное пространство Северного Ледовитого и Индийского океанов, а также северной части Атлантического и Тихого океанов.

Как американцы мыслят применять ядерное оружие? Общее условие применения ядерного оружия США было предельно четко изложено в 1979 году американским министром обороны Гарольдом Брауном: «Мы станем избегать полагаться на ядерное оружие, пока его применение не окажется явно в наших интересах и в интересах наших союзников или пока его применение не будет навязано нам ядерными действиями других». После окончания холодной войны применение ядерного оружия (ПЯО) США обусловливалось защитой жизненных интересов Соединенных Штатов, их союзников и партнеров (без указания каких именно жизненных интересов) и ядерным сдерживанием устрашением (в 2001 году в ОЯП-01 США признали существование у них «наступательного сдерживания устрашением»). В числе конкретных условий, при которых США применили бы свое ядерное оружие, обычно фигурировали угроза применения и применение ядерного, химического и биологического оружия противником и его крупномасштабная агрессия с использованием обычного оружия.

В ОЯП-18 фиксируется «значительное и быстрое ухудшение обстановки международной безопасности с 2010 года»; отмечается существование беспримерных по диапазону и сочетанию крупномасштабных обычных, химических, биологических, ядерных, космических и кибернетических угроз; утверждается, что Россия и Китай «повышают потенциал для военной конфронтации с США, их союзниками и партнерами», что «существует возросшая возможность региональных конфликтов с участием имеющих ядерное оружие противников в различных частях света и возможность ядерной эскалации противника во время кризиса или конфликта».

Если в ОЯП-10 объявлялось, что ядерное оружие предназначено для использования «в узком круге чрезвычайных обстоятельств», то в ОЯП-18 говорилось уже о его применении «в чрезвычайных обстоятельствах», что красноречиво свидетельствует о расширении этого диапазона.

«Соединенные Штаты только рассматривали бы применение ядерного оружия в чрезвычайных обстоятельствах для защиты жизненных интересов США, их союзников и партнеров. Чрезвычайные обстоятельства могли бы включать значительные неядерные стратегические нападения. Значительные неядерные стратегические нападения включают в себя, но не исчерпываются ими, нападения на гражданское население или гражданскую инфраструктуру США, союзников или партнеров и нападения на ядерные силы США или их союзников, их систему оперативного управления или системы и средства предупреждения о нападении и оценке нападения, – указывается в документе. – Принимая во внимание потенциал значительных неядерных стратегических нападений, США резервируют за собой право осуществлять любые уточнения в гарантии, которая может быть обусловлена развитием и распространением технологий неядерных стратегических нападений и способностью США противостоять этим угрозам».

Примечательно, что в проекте ОЯП-18 в перечне неядерных стратегических нападений числились и нападения на кибернетические и космические системы. Из окончательного текста документа эти два условия были убраны, при этом об отсутствии в перечне неядерных стратегических нападений нападения на кибернетические системы было подтверждено официально еще до публикации ОЯП-18.

Отметим, что в опубликованном в декабре 2017 года документе президента «Стратегия национальной безопасности США» (СНБ-17) содержится более четкий перечень чрезвычайных обстоятельств, при которых эта страна применила бы ядерное оружие. Как гласит текст СНБ-17, «хотя стратегии ядерного сдерживания устрашением не могут предотвратить все конфликты, они существенно важны для предотвращения ядерного нападения, неядерных стратегических нападений и крупномасштабной агрессии с использованием обычного оружия».

Все-таки странные люди эти американцы. Еще недавно в бытность президентом Барака Обамы они говорили об уменьшении роли ядерного оружия, об узком диапазоне чрезвычайных обстоятельств, требующих применения ядерного оружия, вели исследования о сокращении ядерного арсенала США до 300–400 ядерных боезарядов (ЯБЗ). И вдруг при президенте Дональде Трампе, который до избрания на эту должность упоминал о возможности ПЯО в предупредительных и ограниченных ударах, теперь ведут речь о расширении условий ПЯО, о повышении гибкости ядерных сил, о сохранении старых и создании новых ЯБЗ.

НА ЧЬЕЙ СТОРОНЕ ЗАКОН

Законно ли применение ядерного оружия?

В июле 2017 года в ООН была принята Конвенция о полном запрете ядерного оружия, которая вступит в силу после ее ратификации 50 странами. Страны, обладающие ядерным оружием, даже не обсуждали этот документ. В 1996 году Международный суд ООН в Гааге не смог сделать определенного вывода о том, будет ли угроза ядерным оружием или применение ядерного оружия законными или незаконными в чрезвычайных обстоятельствах самообороны, в которых само выживание государства окажется под угрозой.

Очевидно, что все страны ядерной «девятки» считают, что обладание ядерным оружием и применение ядерного оружия в определенных ситуациях являются законными. Некоторые страны собираются применять свое ядерное оружие только в ответ на ядерное нападение, другие предпочитают не отказываться от использования его первыми, кто-то помалкивает о своих намерениях.

США считают применение ядерного оружия законным и не отказываются от использования ядерного оружия первыми, обещая при этом следовать законам и обычаям войны и своему кодексу военной юстиции. В наставлении по праву для ВС США, которое появилось в 2015 году и было подкорректировано в декабре 2016 года, содержится требование о соблюдении при ведении боевых действий пяти принципов: военной необходимости (нанесение противнику возможно быстрого и полного поражения всеми законными средствами), гуманности (запрещение причинять ненужные для достижения военной цели страдания, увечья или разрушения), соразмерности (отказ от применения необоснованной или чрезмерной силы, отказ от угрозы гражданскому населению и гражданским объектам), разграничения (введение различий между военными и гражданскими объектами, военным персоналом и гражданским населением) и чести.

При изучении этих заявлений вспоминаются слова двух американцев. Один (политолог) пришел к выводу, что «факты и законы не имеют для США ни малейшего значения, если они противоречат интересам США». Другой (бывший госсекретарь) признал, что «выживание страны – не вопрос права». Вряд ли можно верить сказкам о гуманизации применения ядерного оружия американцами. Стоит просто вспомнить о сотне тысяч сожженных и убитых горожан в ходе американской ядерной бомбежки по Хиросиме и Нагасаки и о проведенном в США в 2012 году знающими свое дело людьми исследовании, в котором говорилось, что если к 2022 году ядерный боезапас Соединенных Штатов сократится до 900 ядерных боезарядов, то 80 из них будут нацелены на Москву. Кстати, на 30 сентября 2017 года ВС США располагали 3822 ЯБЗ.

РЕШЕНИЕ НА ПРИМЕНЕНИЕ

Как в США принимают решение на применение ядерного оружия (ПЯО)?

В ОЯП-18 об этом сказано крайне скупо: «Любое решение Соединенных Штатов на ПЯО последовало бы за совещательным процессом». В период холодной войны на командно-штабных учениях (КШУ) США отрабатывался определенный порядок действий при двух условиях: когда было достаточно времени для принятия взвешенного и продуманного со всех сторон решения на ПЯО и когда это решение нужно было принимать в условиях ядерного нападения на США в течение 15 минут.

В первом случае решению предшествовали рекомендации верхнего звена гражданского и военного руководства страны либо предложения о ПЯО от командующих объединенными командованиями ВС США или от совета НАТО. Предложения на ПЯО рассматривались в специально создаваемом объединенном центре, который представлял их со своей оценкой и советом президенту и министру обороны. Решение на ПЯО принимали президент и министр обороны с участием председателя комитета начальников штабов (КНШ) ВС США. Приказ на ПЯО отдавал президент. Его приказ оформляла в национальном военном командном центре КНШ секция по чрезвычайным действиям, сообщая исполнителям обозначение подлежавшего выполнению плана ПЯО, время начала выполнения плана, коды для снятия блокировки с ядерного оружия и закрытое удостоверение подлинности приказа президента на ПЯО.

Во втором случае президент после краткого селекторного совещания с министром обороны, председателем КНШ и командующим объединенным стратегическим командованием (ОСК), оценки обстановки и принятия решения отдавал приказ на ответно-встречный ядерный удар в сроки, обеспечивавшие своевременный вывод межконтинентальных баллистических ракет (МБР) из-под удара противника.

Как показало недавнее обсуждение в Конгрессе США ядерных полномочий президента, ВС США выполнят законный приказ президента на ПЯО (соответствующий обстановке и отданный в согласии с установленной процедурой принятия решения на ПЯО) и не выполнят незаконный приказ. Система подстраховки, обеспечивающая невыполнение незаконного приказа на ПЯО, действует как вверху, так и на уровне исполнителей. Например, в 1999 году сообщалось, что командир американской ракетной подводной лодки (ПЛАРБ) с баллистическими ракетами (БРПЛ), получив в обстановке обычного мирного времени приказ на ПЯО, обязан был немедленно запросить у командного центра ОСК подтверждение достоверности этого приказа и получить это подтверждение перед тем, как начать пуск БРПЛ.

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ И НЕСТРАТЕГИЧЕСКИЕ СИЛЫ

Ядерная мощь США, если судить по числу находящихся в ВС страны ядерных боезарядов, почти на 90% сосредоточена в стратегических ядерных силах (СЯС) и примерно на 10% в нестратегических ядерных силах. Что означает слово «стратегический»?

Создание в США стратегического авиационного командования связывалось с его способностью наносить ядерные удары по всей территории СССР («на всю глубину»). Понятие «стратегическая война» появилось, когда СССР приобрел способность наносить ядерные удары по всей территории США при обмене такими ударами.

Стратегические ядерные силы США – это бомбардировщики, МБР и ПЛАРБ с БРПЛ, обладающие межконтинентальной дальностью (более 5500 км), и органы управления и связи СЯС.

Нестратегические ядерные силы США – это часть из примерно 200 истребителей-бомбардировщиков F-15Е, обладающих дальностью, позволяющей применять их в рамках театра военных действий.

«Стратегическая огневая мощь», судя по документам времен однополярного мира, предназначалась для достижения «стратегического воздействия»: «нападения на избранные комплексы объектов противника на стратегической глубине для последовательного уничтожения, разрушения или снижения возможностей стратегических сил противника, объектов национальной системы управления и связи, других критически важных объектов (таких как по производству биологического и химического оружия и систем их доставки) и для подавления способности и воли противника к ведению войны». «Стратегическими» называются те «объекты на суше, на море, в воздушном и космическом пространстве, которые являются стратегически решающими точками, критически важными узлами и центрами тяжести». Под «стратегическим нападением» подразумевалось «любое нападение на стратегические объекты с использованием ядерных и неядерных, летальных и нелетальных средств».

Давно известно, что США традиционно планировали ядерное «стратегическое нападение» своих СЯС по вариантам главных, выборочных и ограниченных ядерных ударов в упреждающих и ответных видах действий. В ОЯП-18 упоминаются ограниченные и градуированные варианты ядерных ударов, но ничего не говорится о содержании градуированных вариантов. Содержащийся в ОЯП-18 отказ США от неприменения ядерного оружия первым свидетельствует о продолжении планирования ПЯО в упреждающих видах действий.

Переходя к содержанию неядерного стратегического нападения, вспомним о создании в США после завершения холодной войны, в 90-е годы, национального плана стратегического реагирования с семейством планов стратегического реагирования не только ядерным, но и обычным оружием. В этом семействе были не только планы использования гарантированного ядерного резерва, не только планы уменьшенных по своему масштабу главных, выборочных и ограниченных ядерных ударов, но и план массированного использования неядерных крылатых ракет. Отзвуком этого плана стала появившаяся на рубеже веков в СМИ оценка результативности подобного неядерного стратегического нападения США на стратегические объекты РФ: итогом внезапного удара высокоточным оружием стала бы ликвидация 30% ядерного потенциала СЯС РФ.

В опубликованном в 2013 году Пентагоном документе «Ядерная стратегия США» предписывалось осуществлять заблаговременное планирование неядерных вариантов, повысить неядерные возможности и «снизить роль ядерного оружия в сдерживании устрашением неядерного нападения» (в ОЯП-18 эта роль повышена). В США изыскивались варианты массированного применения КРВБ и КРМБ в обычном снаряжении в сочетании с ограниченным использованием маломощного ядерного оружия по РФ, хотя даже уничтожение и нейтрализация 70% ее ядерного потенциала при подобном сценарии действий не спасали бы США (судя по результатам недавнего учения) от массированного ядерного возмездия.

ОТВЕТ РОССИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЖЕСТКИМ

А как РФ будет реагировать на подобные значительные неядерные стратегические нападения на нее в действительности?

В документе «Военная доктрина Российской Федерации» от 2014 года условие ПЯО в ответ на неядерную агрессию сформулировано так: «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие… в случае агрессии против Российской Федерации с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства». Если противник РФ произведет нападение с применением обычного оружия и уничтожит в море несколько наших подводных лодок с баллистическими ракетами (РПКСН) или разрушит наши заводы по производству МБР, то это не явится формальным основанием для ПЯО РФ по противнику, так как не означает угрозы «самому существованию государства». Ведь жила же наша страна когда-то без РПКСН и МБР. Необходимость творческого заимствования американских условий ПЯО в ответ на значительные неядерные стратегические нападения на РФ очевидна.

Почему приходится поднимать этот вопрос, поясню на примерах с нашими субмаринами.

В далекие 60-е годы в ВМС США действовала инструкция, которая давала право противолодочным силам уничтожать наши подводные лодки с баллистическими ракетами при обнаружении подготовки к пуску ракет. В 80-е годы к операции по уничтожению наших подлодок с баллистическими ракетами американцы планировали приступить, по словам тогдашнего министра ВМС США, «через пять минут после начала войны». В 2013 году командующий подводными силами ВМС США отметил, что «в то время, как наши ПЛАРБ гарантируют уверенность в нашей триаде, наши многоцелевые атомные подводные лодки гарантируют, что Россия никогда не будет иметь подобной уверенности в отношении своих ПЛАРБ». Воссоздание в 2018 году в ВМС США на Атлантике 2-го флота демонстрирует не столько его возможности по защите морских коммуникаций, сколько его способность развернуть в Северном Ледовитом океане и в крайней северо-восточной части Атлантического океана по две многоцелевые ПЛА с КРМБ и по шесть самолетов базовой патрульной авиации на каждый наш боеготовый РПКСН.

ОБЫЧНЫЕ ВОЙНЫ С ЯДЕРНЫМ «ДУШКОМ»

Третий комплекс условий ПЯО американцами касается обычных войн.

Судя по смыслу СНБ-17 и ОЯП-18, США намерены прибегать к ПЯО для предотвращения или нанесения поражения крупномасштабной агрессии с применением обычного оружия («неядерной агрессии») в Евразии. Можно не сомневаться, что превосходство США в проведении информационных операций в сочетании с разжиганием в СМИ «прогрессивного человечества» русофобии и синофобии превратит любую американскую военную провокацию в крупномасштабную агрессию «ревизионистов» против США, их союзников и партнеров, требующую применения ядерного оружия США.

Вернемся к толкованию американского ядерного сдерживания устрашением. Две цитаты их ОЯП-18: «Высший приоритет ядерной политики и стратегии Соединенных Штатов – сдержать устрашением потенциальных противников от ядерного нападения любого масштаба» (то есть убедить всех, что на США нападать нельзя) и «Соединенные Штаты никогда не придерживались политики «неприменения ядерного оружия первыми», с учетом современной обстановки угроз такая политика и сегодня является неоправданной» (это значит убедить, что вот Соединенным Штатам нападать с применением ядерного оружие первыми можно и должно).

Как видно, выпячивание американского оборонительного ядерного сдерживания устрашением с ответным применением ядерного оружия как панацеи, спасающей мир от обычных и ядерных войн, сопровождается наступательным ядерным сдерживанием устрашением с применением Соединенными Штатами ядерного оружия только первыми.

А теперь обратимся к тому, как США намерены, если это действительно так, защищать ядерным оружием свою «ватагу» как самих себя. Сначала расширенное ядерное сдерживание устрашением хранило союзников США (ОЯП-94), потом союзников и друзей (ОЯП-01), наконец союзников и партнеров (ОЯП-10). Что касается защиты своих союзников, друзей и партнеров, то припомним, как во время войны в Индокитае американцы предлагали помочь своим ядерным оружием французам, но предали южновьетнамского союзника, не осмелившись на применение ядерного оружия.

Еще раз напомню, что ядерное сдерживание устрашением состоит из двух половинок: одна – это запугивание противника демонстрацией своей ядерной мощи и угрозой причинения ему неприемлемого ущерба; вторая – это применение ядерного оружия в соответствии с ранее разработанными или срочно подготовленными планами ядерных операций.

Расширенное ядерное сдерживание устрашением США для союзников и партнеров также состоит из двух половинок. Первая – это гарантирование (assuarance). «Критически важное» для расширенного ядерного сдерживания устрашением «гарантирование» безопасности – это то же самое стращание потенциального противника своей ядерной мощью с угрозой причинения невыносимого ущерба и постоянное повторение о приверженности США своим обязательствам по ПЯО для защиты своих союзников и партнеров. Интересно, что задача «гарантирования» появилась в СЯС США несколько лет назад, когда союзники и партнеры стали сомневаться в действенности американского ядерного зонтика.

Другая половинка расширенного ядерного сдерживания устрашением – это применение ядерного оружия США на театре войны в соответствии с планами использования нестратегических и стратегических ядерных сил США и НАТО. Разговоры о намерении США применить ядерное оружие в ответ на использование тактического ядерного оружия РФ в ходе ее «агрессии» призваны скрыть намерение США применять ядерное оружие первыми под предлогом предотвращения нападения или предотвращения эскалации конфликта.

«Война – это столь серьезное дело, ведение которого нельзя доверять военным», – приблизительно так говорил один государственный деятель. На память приходят эпизоды по командно-штабному учению ОВС НАТО «Зима» в 1989 году. КШУ прославилось политическим скандалом в виде бунта двух стран по вопросу о районах ПЯО с досрочным выходом ФРГ из состава участников «ядерной фазы» учения по личному приказу канцлера этой страны. По сценарию этого КШУ, английский самолет из ударных ядерных сил НАТО применял ядерное оружие по военно-морской базе СССР на Кольском полуострове. Военное руководство НАТО, утвердившее такой сценарий, и думать не хотело о возможности какого-либо ответного ядерного воздействия СССР по базам ПЛАРБ в США и Великобритании.

КОРЕНЬ ВСЕХ ЗОЛ

Что лежит в основе внезапного восхваления американского ядерного сдерживания устрашением как универсального лекарства от войн?

Преподнося свое ядерное сдерживание устрашением в качестве средства поддержания мирового порядка «избранной нацией», американцы затушевывают значение стратегической стабильности, обеспечиваемой нашими СЯС, и подстраховываются от нивелирования в мире обычных вооружений. Берлогу хищника вот-вот обложат его соперники с кольями и вилами, и гризли хватается за дубину, да не простую, а атомную. США уже вынуждены признать, что «территория страны более не является безопасным убежищем» не только от ядерных, но и от неядерных ударов своих противников по критически важной военной, управленческой и экономической инфраструктуре.

США пытаются представить себя обладателем права решать, кому можно иметь и применять ядерное оружие, а кому нельзя. Чтобы удержать потенциальных противников от стратегических ядерных и неядерных нападений на себя и своих сателлитов, США объявили, что будут предотвращать такие нападения и наносить им поражение посредством применения ядерного оружия.

Считая, что «никогда нельзя вести войну, в которой нельзя победить», США стремятся к восстановлению своего былого неоспоримого военного превосходства для недопущения любых стратегических нападений угрозой нанесения поражения любому потенциальному противнику в любом обычном или ядерном военном конфликте. Применение ядерного оружия мыслится в виде нанесения по потенциальным противникам ограниченных и градуированных ядерных ударов с очевидным сохранением для полнокровных контрценностных ударов гарантированного ядерного резерва.

Отказываясь от политики неприменения ядерного оружия первыми, США расширяют перечень условий применения своего ядерного оружия. Обещание завершения войны на наиболее благоприятных достижимых условиях и при наименьшем ущербе для себя и своих сателлитов явно равнозначно стремлению США к нанесению потенциальным противникам максимального ущерба в результате удара первыми для одержания победы.

Однако угрожая РФ, на которую давно не действуют приемы ядерного шантажа, причинением «невыносимого и неисчислимого ущерба», творцы ядерной политики и стратегии США забывают о бренности своей страны после осуществления неотвратимого ядерного возмездия с нашей стороны.

Соединенные Штаты сейчас напоминают одного из персонажей книги Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны», который говаривал: «Вы меня еще не знаете, вы меня еще узнаете!»

Но пока мы точно знаем, что жизнелюбивый военно-промышленный комплекс США, который уже больше 70 лет накапливает жирок на производстве не находящих боевого применения ядерных вооружений, при предстоящем обновлении стратегических и нестратегических ядерных сил не останется внакладе.

Маркелл Федорович Бойцов


Источник