Россию потеснили на рынке оружия

Елизавета Шланова

26 июня 2019 г. 11:52:26

Россия кардинально обновит стратегию экспорта продукции ВПК. Об этом заявил Владимир Путин, потребовав сохранить лидирующие позиции на рынке вооружений. Пока что уровень дохода от поставок оружия за границу сохраняется, но общая доля России на мировом рынке падает. И перспективы России в сфере экспорта вооружений отнюдь не безоблачны.

В России готовится новая стратегия военно-технического сотрудничества (ВТС) с зарубежными странами, сообщил на этой неделе президент Владимир Путин. По его словам, готов проект новой стратегии, в котором будут увязаны воедино «меры политико-дипломатического, финансово-экономического и технического характера».

Выступая на заседании комиссии ВТС с иностранными государствами, глава государства отметил: финансовые показатели экспорта ВТС увеличиваются уже четвертый год подряд и уже вплотную приблизились к 16 млрд долларов. Совокупный портфель заказов достиг рекордного значения – почти 54 млрд долларов. Россия уверенно занимает второе место на мировом рынке вооружений.

Вместе с тем, признал Путин, меняются условия, в которых в мире «приходится вести торговлю военной техникой», поэтому требуется переналадить привычные подходы. Так, новым моментом он назвал растущую заинтересованность иностранных заказчиков в современных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (НИОКР), в локализации производства военной продукции на своей территории.

«Мы, разумеется, это учитываем. Так, за последние пять лет объем совместных НИОКР с целью модернизации и разработки новых образцов вооружений вырос на 35%, – сообщил он. – Важно развивать успешный опыт кооперации в сфере производства вооружений и военной техники. Там, где это отвечает взаимным интересам, продолжать практику совместного проведения опытно-конструкторских работ и передачи заказчикам российских технологий», – добавил Путин.

Что касается требований покупателей вооружений делиться с ними технологиями, в этом ничего удивительного, полагает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. По его словам, если страна хочет соблюдать абсолютный режим секретности, то она может вообще не продавать свои вооружения.

«Американцы, например, по целому ряду позиций воздерживаются.

Имей американцы более либеральную политику экспорта вооружений, они бы, наверное, имели еще большую долю рынка.

Соответственно, всегда нужно соблюдать баланс, нужно взвешивать. Может быть, то, что можно продать одним, нельзя сбывать другим», – говорит Пухов.

В свою очередь независимый военный эксперт Антон Лавров напоминает, что захват технологий всегда опасен, но такова общемировая тенденция: теперь никто не покупает высокотехнологичное оружие в больших объемах, если при этом не предусматривается еще и закупка технологий. «Это, конечно, неприятно, но без этого продавать оружие практически невозможно», – констатирует Лавров.

Пухов напомнил: в марте в индийской прессе сообщалось о том, что Москва за 3 млрд долларов дала Дели в лизинг вторую подводную лодку с ядерно-энергетической установкой. Индийцы утверждают, что подобного рода технологиями Россия готова делиться только с Дели. «Ясно, что есть целый ряд технологий, которые Россия готова передавать только странам, с которыми нет даже гипотетических противоречий», – рассказал Пухов.

Напомним, первая атомная подводная лодка «Нерпа» была получена Индией в аренду сроком на 10 лет. Она была официально принята в состав индийских военно-морских сил в 2012 году, получив название «Чакра».

Пухов также напоминает, что в условиях американских санкций существует риск сокращения клиентской базы России. Например, Кувейт «отложил закупку танков Т-90», а Филиппины публично признались, что из-за американских санкций не могут переводить деньги и поэтому не будут покупать русское оружие при всем желании.

«За последние несколько лет рынок вооружений показал огромный рост, по разным оценкам, от 30% до 50%. Мы контрактуем столько же, если считать в деньгах, или даже больше, но при этом наша доля падает. То есть, грубо говоря, рынок растет быстрее, чем наша доля на нем. То есть в абсолютных цифрах мы растем, а в относительных – падаем, потому что рынок растет быстрее», – сказал Пухов.

Лавров отмечает, что доля России на мировом рынке оружия снижается, но это не связано с санкциями США. Как и Пухов, он считает, что речь идет о расширении самого рынка, на котором наша доля просто остается прежней.

Так, например, в середине июня американские эксперты предсказали, что российские истребители Су-27/30, которые сейчас находятся на втором месте по популярности в мире, через 10 лет спустятся на третье место. Это произойдет из-за увеличения производства F-35.

«К 2029 году наиболее популярным боевым самолетом станет американский F-16, которых будет насчитываться в строю 2421 единица. Второе место займут истребители типа F-35 Lightning II с показателем 2181 самолет, а третье – истребители типа Су-27/30 российского производства с показателем 1905 машин», – цитирует РИА «Новости» отчет американского издания AW&ST.

Такой прогноз выглядит правдоподобно, соглашаются наши эксперты. Однако, по словам Пухова, это возможно при условии, что у «F-35 будет все так хорошо, как заявлено». Он напомнил об угрозах США лишить этих самолетов Турцию. «Не факт, что F-35 выиграет тендер в Финляндии. Но в том, что F-16 останется мегабестселлером, сомнений никаких нет. Он на рынке с 80-х годов», – напомнил Пухов.

Лавров тоже считает прогноз американского журнала «вполне вероятным». «Сейчас наконец-то решены проблемы с налаживанием производства F-35. Их уже давно должны были производить в массовых количествах, но добились этого только сейчас и в ближайшее десятилетие будет выпущено больше тысячи этих самолетов. Заказов на него много, что делает самолет действительно очень массовым», – заявил Лавров газете ВЗГЛЯД.

По его словам, чтобы продавать больше вооружений, Россия еще с начала 1990-х задействует систему МИД, свои посольства. Впрочем, винить российских дипломатов в том, что они слишком вяло продвигают наши вооружения, эксперт не склонен. «На рынке вооружений условия диктует не продавец, а покупатель. Покупателей, желающих приобрести столь дорогой товар, очень немного, зато продавцов становится все больше и больше», – подчеркнул эксперт.

Он напомнил, что если 15 лет назад Турция и Южная Корея закупали оружие, то сейчас они сами «мощно ворвались на мировые рынки вооружений».

«Даже нам они смогли бросить вызов. Скажем, Южная Корея стала мощным производителем кораблей, техники для ВМФ. У Турции очень интересные разработки беспилотной летательной авиации. У них уже есть ударные беспилотники, а у нас еще нет. У нас они еще испытываются, а турки их серийно производят и продают. У них также очень интересные образцы легкой бронетехники, колесной – ничем не хуже нашей, а может быть по целому ряду позиций и лучше нашей. По крайней мере, по соотношению цена-качество. То есть конкуренция в мире уплотняется», – констатирует Пухов.

«Например, за последнее десятилетие тот же Китай сильно продвинулся в своих технологических возможностях и составляет нам все более серьезную конкуренцию. В начале двухтысячных Китай был нашим крупнейшим покупателем оружия. Сейчас страна сама все больше экспортирует, причем технологичное оружие», – сказал Лавров. Он считает, что режим американских санкций всерьез «мешает расширять нашу клиентскую базу».


Источник