Глобальный экономический кризис: Сезон охоты

19 августа 2019 г. 20:41:19

В последнее время все чаще в среде экспертов начали появляться заявления о том, что осенью Европейский Союз станет новым участником большой торговой войны. В интервью политиков (чаще бывших) и аналитических работах это объяснится в первую очередь возросшей конкуренцией между экономиками мира за возможность сбыта своего товара. США перешли к политике откровенного и неприкрытого протекционизма, экономического давления, разрыва торговых соглашений и препятствования работе международных торговых организаций. Одни только заявления о выходе США из Всемирной торговой организации (после чего на ней можно будет ставить крест) и блокирование работы ее апелляционной комиссии чего стоит.

И данный процесс будет ускоряться и активизироваться. Это данность текущего момента. Вопрос лишь в сроках и обстоятельствах этой фазы эконмической войны.

Глобальный экономический кризис и конкуренция групп влияния

Ни для кого не секрет, что мировой кризис (о котором все и так много говорят) приближается. Ряд стран уже несколько кварталов прибывают в состоянии экономического спада. Некоторые отрасли мировой экономики испытывают рекордные падения. Курсы валют прибывают в состоянии волатильности, а Центробанки пытаются выбирать из двух зол меду количественными смягчениями и понижением ставки рефинансирования. С учетом того, что и без того доходность по облигациям все больше и больше уходит в минус, говорить о мировом экономическом кризисе можно с очень большой уверенностью.

События, которые развернутся в Европе этой осенью имеют сразу несколько плоскостей. Первая из них, это борьба за рынки сбыта. Как бы мы не оценивали Европу она до настоящего времени является одним из крупнейших рынков сбыта разного ширпотреба. Можно долго гадать что будет, когда мировая экономика будет в состоянии коллапса в самой заметной части кризиса, но то что именно население стран ЕС одно из самых больших потребителей товаров и услуг - бесспорно. Рынок по количеству населения близок к китайскому, а по уровню потребительских способностей не сравнимый с любыми другими будет в поле пристального внимания. Европейский рынок будут пытаться поделить, вытесняя из него собственно европейских производителей (или условно европейских, принимая к сведению, что многие европейские лейблы изготавливают далеко не в Европе) и ограничивая производителей конкурирующих экономик. По большому счету это спор лишь двух игроков – США и Китая с небольшими вкраплениями иных производителей. Именно между ними и развернется основная борьба. Япония, Южная Корея, ряд других стран представлены на рынках Европы лишь секторально, Россия находится частично в режиме секционных ограничений, частично опять же имеет секторальную активность. В глобальном плане с европейскими производителями могут конкурировать только США и Китай.

Вторая плоскость, это фрагмент глобальной борьбы между американскими группами влияния. Европа, имеющая собственные группы политического влияния испытывает достаточно серьезное воздействие на себя со стороны глобальных американских групп. Вмешательство в выборы является в настоящее время чуть ли не всеобщей забавой, а некоторые политики и вовсе проходят кастинг за рубежом. Американские глобалисты – евроатлантисты имеют в Европе достаточно большое число «политиков -закладок», которые приведены к власти за счет финансовых и медийных (масс медиа) ресурсов данной группы. Можно вспомнить и абсолютно искусственного президента Франции Макрона и ряд других столь же зависимых политиков. Они же обладают влиянием на руководство Бельгии и Нидерландов, Греции, Швеции, Дании, Швеции и Норвегии, некоторых политиков в Германии. В свою очередь группа политического влияния, поддерживающая Трампа, обладает влиянием на политические круги Венгрии, Италии, Чехии. Таким образом, Европа в настоящее время является пространством сражения между крупнейшими американскими группами влияния. И это сражение является одной из фаз сражения за президентство США. Для Трампа возможная экономическая война с ЕС может стать основанием для нанесения катастрофических ударов по его противникам из стана американских глобалистов. Однако и для них будущая торговая война с ЕС станет моментом возможностей, одной из последних, поскольку если они упустят этот момент, то следующий шанс им представится только через 5 лет.

Наконец третьим аспектом, который имеет существенное значение, является окончательный ответ на вопрос: «может ли в Европе появиться инфраструктура для размещения там одного из центров силы». Сейчас ЕС, хотя номинально и представляется как сильная экономически кооперация стран, не обладает по большому счету ни общей политической волей, ни субъектностью, полностью поглощающую национальную, ни наконец таких вещей как армия, разведка и прочее. Если ЕС не выдержит испытания этой осенью и проиграет торговую войну, надеяться на то, что в скором времени ЕС станет реальным глобальным игроком уже не придется. Призрачные шансы на это, которые до сих пор выражали главным образом французские и немецкие политики станут если не невозможными совсем, то крайне затруднительными. В крайнем же случае нынешняя осень может оказаться роковой для Европейского Союза как геополитического, экономического и социального проекта. Особенно, если глобальные политические группы воспримут ситуацию в ракурсе большей выгодности национальных государств в Европе, чем общеевропейского политического пространства.

Итак, что же нас ждет этой осенью. Самый простой вопрос начало торговой войны между США и ЕС. Но это только на первый взгляд. Посмотрим, что нам может готовить ближайшая осень.

BREXIT

Ключевой момент всего европейского будущего это BREXIT. Хотя он и стал уже вещью нарицательной и практически бесконечной, именно пресловутый BREXIT станет тем камнем, который может вызвать лавину в ЕС.

Дело не в том, что этот самый выход Великобритании из ЕС создаст собственно экономические проблемы для ЕС. Создаст конечно, но не критические. Большие проблемы будут у самой Великобритании к слову. При этом новый премьер Великобритании, бодрый «капитан Титаника», упорно заявляет, что в октябре Великобритания точно выйдет из Европейского Союза. Да, Великобритания не часть валютного союза евро. Великобритания не участвует в некоторых общеевропейских вопросах. Великобритания всегда была пятым колесом в европейской телеге, а может стать тормозом.

Три вещи, которые нужно понимать, говоря о BREXIT:

Первое. Экономики Великобритании и ЕС связаны. И то что будет плохо для Великобритании отразится и на ЕС на банках европейских стран, на торговых компаниях, на транспорте, на биржах. Здесь же должен добавится и спекулятивный эффект. Ожидания, эффект от публикаций в СМИ, возрастающая нестабильность рынков вкупе с текущими экономическими трудностями. Это то, что ждет ЕС обязательно.

Второе. Ожидание следующей серии игры. Выхода Великобритании из ЕС ждут многие политические силы. Если этот выход окажется для Лондона не катастрофическим, то многие голоса в Европе за независимость государств воспрянут. При этом данные голоса будут раздавать и в национальных парламентах, и на страницах газет и на уличных митингах, и в кулуарах, создавая вокруг ЕС дополнительную нервозность. Более того, данная нервозность может превратится в кошмар, особенно, если в некоторых странах победят евроскептики.

Наконец, третье. Синергия. В период выхода Великобритании из ЕС будет накладываться сразу три фактора. Кроме самого выхода Великобритании, это то что рецессия будет зафиксирована по итогам лета в многих странах ЕС, и наконец, Евросоюз попадет под жесткий прессинг США с введением ограничений на некоторые компании и банки, обвинений в нарушении законодательства и закрытии для европейских товаров американского рынка.

Таким образом, использование синергии экономической и политической нестабильности в ЕС является привлекательным моментом для атаки на позиции европейских государств в вопросах торговли и экономического развития. Это понимает и Трамп и лидеры Европейского союза. Торговая война практически неизбежна.

Раскол единой Европы

При этом экономические сложности будут наложены на политические проблемы и помимо выхода Великобритании из ЕС.

Как минимум мы имеем обострение ситуации в Австрии. 29 сентября (аккурат под BREХIT) состоятся парламентские выборы в Австрии. Надеюсь никому не надо напоминать, что стало основанием для досрочных выборов? Совершенно феноменальная провокация и наглый нажим, связанный якобы с русским следом в деятельности отдельных членов австрийского правительства привел к отставке кабинета С. Курца. Выборы обещают быть горячими и скандальными, а их результат хотя и предсказуем, но вряд ли окажется беспроблемным. Австрия - это конечно не Украина с третьими турами и прочей дурью, но нервы попортить вполне могут.

Еще одной горячей точкой является Италия, где М.Сальвини пошел на роспуск коалиционного правительства. На самом деле его популярность позволяет ему пойти на такой шаг. Но шаг при любых обстоятельствах рискованный. Однако видимо Сальвини либо полагает, что дальше может быть только хуже, либо именно осенью нужно обострить ситуацию. Как пишут СМИ, 20 августа может окончательно распасться правящая коалиция и будет названа дата новых выборов. Если это будет октябрь, то политическая нестабильность затронет и Италию в которой парламентские выборы всегда проходят оживлённо, а иногда и нервно.

Наконец нельзя забывать и еще об одном обстоятельстве. Осенью пройдут земельные выборы в Германии. Ряд политиков из числа коалиции ХДС/ХСС сейчас делают столь провокационные заявления, что говорят даже о потенциальном возможном роспуске коалиции (что по немецким политическим меркам является вообще катастрофой и фактическими похоронами политической системы Германии). Если к этому присовокупить еще и слабые (рекордно) показатели СДПГ, то можно смело констатировать факт, что после осенних земельных выборов в Германии будет политический кризис, который видимо можно будет купировать только досрочными парламентскими выборами. Хотя купированием это не назовёшь, поскольку фактически эти выборы приведут либо к повторным выборам, либо к широкой коалиции, которая при этом будет плохо управляемой и вполне возможно разнонаправленной с точки зрения политического вектора.

Итак, мы видим, что на экономические сложности осенью 2019 года будет наслаиваться целый ворох политических кризисов. И это только неизбежное. А если посмотреть шире? Фактически половина стран ЕС осенью 2019 года может быть охвачена политическими кризисами, где-то связанными с парламентскими выборами, а где-то с формированием недовольства правительством. Очень благодатное время для торговой войны.

Подготовительные действия и экономические нюансы.

При этом США активно готовились к тому, чтобы осень стала для них более «мягкой» чем могла бы быть. Снят вопрос по импичменту Трампу. Снят вопрос по потолку госдолга. Вполне вероятно достаточно быстро может быть решен вопрос по бюджету (как ни странно).

Сейчас разворачивается битва вокруг торгового соглашения с Китаем. Для США важно (хотя и не критично) договорится по торговым вопросам с Китаем до октября 2019 года. Тогда заручившись дополнительно торговым договором с Великобританией (а то, что он будет подписан на американских условиях сомневаться практически не приходится), крепившись политически и финансово США могут смело начать крупнейшее и широкомасштабное наступление на ЕС в период пика его ослабления.

Однако торговые переговоры США и Китая затягиваются, поскольку Китай отлично понимает, что в случае, если он даст слабину и пойдет на уступки США, он не только потеряет возможность серьезно навязывать свою волю в торговых вопросах, но и фактически вылетит из борьбы за торговые отношения с Европой. Одним только пунктом договора с ЕС о запрете продажи в Европе «фальшивых лейблов», который Трамп обязательно будет навязывать ЕС, можно добиться критических последствий для отношений в торговле между ЕС и Китаем. Китай при этом, испытывая на себе и политическое воздействие (проблема Гон-Конга) и экономическое (продолжающееся давление на Хуавей и прочее) и даже международные (включая спор Индии и Пакистана по Дддму и Кашмир, в которой Китай присутствует в качестве третьего непосредственного участника, по-прежнему проявляет упорство.

При этом, судя по всему Трамп уже не рассчитывает на возможность решить вопросы с Китаем до октября 2019 года и пытается обеспечить более удобный экономический фон для торговой войны с ЕС и одновременно более выгодную позицию по сравнению с тем же Китаем за счет снижения ставки рефинансирования. Удастся ли ему это? Пока что вопрос сложный. Но при любых обстоятельствах отступать ему некуда.

Если не решить вопросы с торговыми договорами до весны, то уже США в преддверии президентских выборов окажется в более уязвимом положении.

Будущее

Таким образом торговая война между США и ЕС будет непременно. При этом США с очень большой вероятностью придется вести войну сразу на два фронта (если не больше) и с ЕС и с Китаем. При этом разумеется все участники этой войны будут в уязвимом положении. Китай за счет всей совокупности мер, предпринимаемых США, ЕС из-за описанных мною экономических и политических трудностей, США за счет продолжающейся борьбы между двумя американскими глобальными группами влияния.

Будет ли достигнуто торговое соглашение между ЕС и США в пользу США осенью 2019 года? Вряд ли. Данный вопрос с одной стороны сложен технически, а с другой чреват большими сложностями в будущем экономическом развитии. Даже в условиях серьезного давления, ЕС будет пытаться держать удар вплоть до конца весны 2019 года, когда США выйдет на пик избирательной компании на президентских выборах.

Совершенно иное развитие ситуации может быть в условиях критической фазы международного экономического кризиса. В таком случае, последствия кризиса будут ощущаться участниками торговых войн по-разному. Пострадают, разумеется все, но тот участник торговых войн, экономика которого первой испытает на себе тяжесть удара и даст критическую просадку, в конечном итоге получит наибольшие экономические и политические потери.


Источник