Вперёд к победе олигархических корпоративов! Перешнуровка «Партии Роста»

Александр Халдей

25 февраля 2020 г. 9:07:22

«Шнур» во главе списка «Партии Роста» – это все равно что Шариков в партии кадетов, состоящей из профессоров Преображенских. Как сделать дворника Тихона («кому и кобыла невеста») предводителем уездного дворянства. Тут Титов рискует превратиться в Кису Воробьянинова, а «Партия Роста» – в Союз меча и орала.

Известный рок-музыкант Сергей Шнуров, выделяющийся не столько вокалом, сколько плебейским употреблением матерных слов в своих песнях и публичных концертных выступлениях, вступил в созданную предпринимателем Борисом Титовым «Партию Роста», где возглавит избирательный список.

Оказывается, есть такая партия — «о, сколько нам открытий чудных…». Она состоит из ближайшего окружения Бориса Титова и в значительной части из персонала принадлежащего ему завода шампанских вин посёлка Абрау-Дюрсо.

Сергей Шнуров по прозвищу «Шнур», матерщинник и эпатажник, по мнению специалистов пиара, своей целевой аудиторией имеет самые маргинальные слои российских забулдыг и одновременно — олигархические круги посетителей корпоративов, которые «для перца» многим эпатажным артистам дали хлеб, карьеру и кров. Ещё он нравится некоторому «среднему классу» — тонкому слою провинциальных фрондирующих студентов и ищущих сермяжную правду столичных либеральных интеллигентов, считающих, что настоящий поэт должен быть вечно пьяным и непосредственным.

Синтез партии «Абрау-Дюрсо» и эпатажного рок-поп-артиста — это не воплощение сюжета известного «Собрания на ликёро-водочном заводе», где «артисты, приглашённые в прошлом году, до сих пор не ушли». Здесь комедия становится политикой. Кому-то показалось, что это «взорвёт электорат» и приведёт его на участки для голосования. Больше того — пошли разговоры, что следующими кандидатами в Думу могут быть Дудь, Бузова и Канделаки.

Великие комбинаторы, стоящие за этим проектом, очень рискуют перегнуть палку — как соединить высоколобых богатых правых с люмпеном городских окраин? «Шнур» во главе списка «Партии роста» — это всё равно что сделать Шарикова фронтменом партии правых кадетов, состоящей из профессоров Преображенских.

Как сделать дворника Тихона («кому и кобыла невеста») предводителем уездного дворянства. Тут Титов рискует превратиться в Кису Воробьянинова, а «Партия роста» — в Союз меча и орала. Шока и эффекта будет много, но вот понять смысл такой «загогулины» дано «не только лишь всем».

Правые либералы у нас так и не выросли из детских политических штанишек. Самого Титова сделали в России бизнес-омбудсменом — слово русскому уху непонятное, но означающее борца за права угнетаемого и эксплуатируемого бизнеса. Крупный бизнес через РСПП у нас окучивает А. Шохин, а вот на средний и малый «бросили» Б. Титова.

Зачем всем этим людям для прохождения в Думу понадобился «Шнур», отирающийся в совершенно другом круге земного бытия, непонятно. Это как парижским аристократам вдруг своей целевой аудиторией сделать клошаров, а их запевалу сделать своим почётным символом. Смешно? Но только не в России.

Духовно и концептуально «Партия роста» в России представляет собой отделение партии Сороса и ничем не отличается от «Открытой России» Ходорковского, кроме того, что Ходорковский в эмиграции, а Титов нет. В любом случае электорат этой партии уж никак с аудиторией «Шнура» не пересекается.

Агитационный щит «Партия роста» Москва

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Политтехнологически инфоповод со вступлением «Шнура» в партию белых господ с офшорными активами совершенно бесперспективен. Дорасти аудитории «Шнура» до имущества в Лондоне точно не светит.

Использование звёзд эстрады в качестве локомотивов для прорыва в Думу малоизвестных и сомнительных партий давно уже в России не работает. Как известно, партии Прохорова не помогла даже Алла Пугачёва.

«Единая Россия» после провала на местных выборах с использованием Вики Цыгановой получила только проклятия артистки и ее сожаление, что повредила этим опрометчивым поступком своему сценическому имиджу. Сергею Шнурову, видимо, никакая антиреклама уже не повредит, как и пригласившей его партии правых либералов.

«Вот и встретились два одиночества, развели у дороги костёр. А костру разгораться не хочется. Вот и весь, вот и весь разговор». Эта старая советская песенка приходит на память, когда наблюдаешь, как два довольно пронафталиненных и подзабытых публикой персонажа — один из мира эстрады для плебеев, другой из мира периферийной политики — стараются напомнить о себе самыми отчаянными средствами антикризисного пиара. В мире политической физики минус на минус даёт не плюс, а минус в квадрате, но кто-то готов платить за такие рецепты серьёзные деньги.

«Партия роста» позиционирует себя как либерально-консервативную партию, но абсолютно не имеет адекватной социальной базы и существует лишь в виртуальной реальности интернета. Там, где и делается в современном социуме вся предвыборная работа с булькающим мозаичным сознанием деклассированного и рыхлого электората.

Партия делалась под выборы 2016 года и провалилась на них с оглушительным треском. Борис Титов проходил тогда по ведомству администрации президента, трудясь там в небольшом чине и состоя в промышленном комитете ОНФ.

Борис Титов

Kremlin.ru

Тогда «Партию роста» создавали на базе либеральной партии «Правое дело» с целью лучше контролировать этот электоральный сегмент. Партию усилили с помощью «Единой России» и «Партии дела» Константина Бабкина. С тех пор слабым местом Титова у либералов Сороса стали упрёки в его зависимости от власти.

Титов был настолько откровенным спойлерским политтехнологическим проектом, что всерьёз его не принимали ни в либеральных кругах, ни в обществе, ни в оппозиции. Его назначение на правящий пост считали неприемлемым 25 регионов, где отделения партии были зарегистрированы.

Он не попал в свою целевую аудиторию, но проект партии не для этого создавался. Она должна была расколоть либеральный фронт, и она его на тот момент расколола. Большего от неё и не требовалось, и про неё успешно забыли до очередных выборов.

Нынешние политтехнологи — народ до запредельности ушлый и циничный. Судя по всему, им удалось убедить заказчиков в том, что фокус с реанимацией «Партии Роста» можно повторить на бис, а делегирование туда «Шнура» — очень выигрышный пиар-ход, помогающий перехватить городских хипстеров с протестной тематикой.

Титов оплатил идею, и вот уже Шнуров заявил о том, что он больше не вне политики, хотя еще в 2019 году заявлял прямо противоположное, и теперь он символ партии малого и среднего бизнеса. Если в России теперь малый бизнес от чего-то и умрёт, то разве что от удивления.

И, главное, разве кто-то скажет, что «Шнуру» просто заплатили, и он повелся на эту политическую чушь ради денег? Нет, конечно. «Шнура» в этом заподозрить просто невозможно — кристальной чистоты человек, только за-ради идеи.

Дело в том, что в малом и среднем бизнесе трудятся люди, чрезвычайно далёкие как от мира больших денег Бориса Титова, так и от мира линялых маек и отвислых треников Сергея Шнурова. Даже в ресторанах под шашлык и чебуреки с водкой люди этой страты слушают не матерную попсу Шнурова, а шансон. ЛОМами для них ни «Шнур», ни Титов не являются и референтными персонажами не считаются. Привлечение Шнурова для них — признак маргинализации и люмпенизации «Партии роста». Получается не «Партия Роста», а «Партия деградации». Только зачем это России? Матом будет Шнур общаться на митингах и в эфире?

Сергей Шнуров на концерте

Дарья Драй © ИА REGNUM

Но пиаровцы Титова это понимают, иллюзий относительно электората не испытывают, и потому пошли на «Шнура» с целью набрать каких угодно голосов для партии, так как самой широкой стратой является страта пикейных жилетов, сердитых городских обывателей. Именно для них нужны скандальные инфоповоды и эпатажные рокеры.

Смелые решения вроде скрещивания «Шнура» с «Партией Роста» являются признаком кризиса жанра в деле художественной политологии. Этот процесс описан весьма живо в «12 стульях», где «имели громовой успех портреты из проса, пшеницы и мака, смелые наброски кукурузой и ядрицей, пейзажи из риса и натюрморты из пшена. Сейчас он работал над групповым портретом. Большое полотно изображало заседание окрплана. Эту картину Феофан готовил из фасоли и гороха».

» — Кризис жанра. Овсом писать не пробовали? — весело спросил Остап.

— Пробовал, но бросил.

— Почему?

— Невыгодно. Прорастает!»

Сергей Шнуров

Дарья Драй © ИА REGNUM

Перешнуровка «Партии Роста» — это портреты овсом, невыгодность которых станет видна после окончания предвыборной кампании. Однако политтехнологические модернисты, прежде чем прорастёт овёс на их картинах, успеют получить свои тысячи, а Шнуров, отработав лицом, снова выйдет из политики, вернувшись к матерным куплетам и возросшим концертным сборам. Титов отработает спойлером очередную кампанию и тоже получит капитализацию имиджа и прочие утешения.

Единственными, кто проиграет, будут те, кто отдаст голоса за эту партию. Но, как говорится, колхоз — дело добровольное, и если «Партия роста» вырастет на аудиторию концертов Шнурова, на её судьбе это никак не скажется.


Источник