Доколе Минфин будет «лечить» наш народ социальными вивисекциями?

Андрей Маленький

2 июня 2020 г. 16:09:28

Как «оптимизировать» Минфин, чтобы стране полегчало?

Средства, которые выручил Минфин от «оптимизации» 2014−2019 годов, не покроют затрат, которые несло и продолжает нести государство в связи COVID-19 и из-за последствий той самой «оптимизации».

Минфиновская программа «оптимизации бюджетных расходов» привнесла разруху не только в больничный сектор. По пятилетней примерке планировалось высвободить 56,8 млрд рублей несопоставимой ценой реорганизации социальных центров, само перечисление которых утомительно: центров социального обслуживания населения, центров социальной помощи семье и детям, социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей, социальных приютов для детей и подростков, центров психолого-педагогической помощи населению, центров экстренной психологической помощи по телефону, центров социальной помощи на дому, домов ночного пребывания, специальных домов для одиноких престарелых; стационарных учреждений социального обслуживания (домов-интернатов для престарелых и инвалидов, психоневрологических интернатов, детских домов-интернатов для умственно отсталых детей, домов-интернатов для детей с физическими недостатками), геронтологических центров.

Регионы обросли планами оптимизации, и пошла писать губерния! Первый год планового периода принес мэрии Москвы и вынес из социалки 511,8 млн рублей. В Белгородской области (по данным Счетной палаты) фактическое перевыполнение плана составило 526,5 процента. Прирост произошел за счет сокращения социальных работников. В «лидерах» оптимизации численности оказалась Ростовская область (146 процентов от плана), а в аутсайдерах по ликвидации учреждений социального обслуживания населения — Вологодская область. Она упразднила всего 3 учреждения, но не из-за оппозиции минфиновским установкам: накануне в ней ликвидировано 73 учреждения. В результате перестали исполняться социальные планы, например по сокращению очереди в стационарные организации социального обслуживания. 6,6 тысячи человек более одного года прождали появления места в психоневрологических интернатах.

В 2013 году численность работников учреждений социального обслуживания составляла 619 028 человек. В 2014 году — 555 576 человек, а должно было остаться 500 тысяч. Тем временем число получателей социальных услуг выросло на 892,8 тысяч человек. Людей же росчерком пера не сократишь. Регионы рапортовали о перевыполнении планов по росту доходов некоммерческих государственных и муниципальных учреждений от платных услуг. В Рязани этот доходный план был перевыполнен на 363,9%, в Белгородской области — на 209,5, в Пермском крае — на 290,6 процента.

Глава Минфин РФ Антон Силуанов

Дарья Антонова © ИА REGNUM

Так бывает, что одно и то же слово со временем меняет свое содержание на прямо противоположное. Во время Великой Отечественной войны конверсия обозначала перевод гражданской промышленности на военные рельсы. В 90-х годах этим же словом был назван перезапуск оборонки как гражданского производства. Но со словом «оптимизация» произошло всё шиворот-навыворот. Раньше был только один смысл — наилучшего варианта решения, процесса, конструкции, системы. Как «кратчайшее расстояние между двумя точками — прямая». Как только власть в системе государственного управления стала всё больше и больше определяться фискальными институтами, понятие оптимизация монетизировалось: максимум выгоды или минимум затрат. В тех же отраслях, выгода от деятельности которых не могла быть оцифрована ни при каких обстоятельствах, всё свели к поиску путей минимизации затрат. Это и стало смыслом оптимизации отрасли.

Минфин «оприходовал» функции всех профильных министерств, служб и агентств. 26 февраля 2018 года он опубликовал на сайте minfin.ru методические рекомендации по оптимизации расходов бюджетов субъектов РФ в рамках региональных программ, касающихся всех социальных и управленческих сфер. Надо отдать должное специалистам из Минфина: их изобретательность оказалась превосходной, разнообразной и наглой. Регионам методически предписывалось:

— прекратить индексацию региональных социальных выплат; снять льготы по ЖКХ с членов семей носителя льготы; сократить прирост получателей льгот путем исключения тех, кто имеет задолженность по оплате жилого помещения и коммунальных услуг в течение двух и более месяцев подряд; отказаться от увеличения региональных стандартов нормативной площади жилого помещения и нормативов потребления услуг; ввести критерий нуждаемости в бесплатном проезде, компенсации родительской платы за воспитание и обучение детей, посещающих образовательные организации, реализующие образовательную программу дошкольного образования, других мер социальной поддержки; прекратить региональные выплаты тем, кто имеет возможность получать соответствующие выплаты за счет средств федерального бюджета (например, отказ от регионального материнского капитала или введение критерия нуждаемости в правила его назначения); участить периодичность подтверждения прав на те или иные льготы; мониторить непревышение целевых показателей заработной платы в образовании и науке, в сферах культуры, здравоохранения и социального обслуживания населения;

— укрупнить или присоединить «мелкие» учреждения к более крупным. То же самое осуществить в отношении организаций, «загруженных менее чем на 50%»; разместить разнопрофильные учреждения под «одной крышей» (например, комплекс «школа — развивающие секции — библиотека — тренажерные залы — дом культуры и т.п.»);

— продать или законсервировать излишнее имущество учреждений, выделить земельные участки для их последующей реализации или сдачи в аренду;

— сократить сторожей, поваров, уборщиков помещений, водителей, завхозов, электриков, рабочих, слесарей, плотников и т.д.; передать на аутсорсинг организацию теплоснабжения, питания школьников, уборку помещений, транспортное обеспечение обучающихся, вывести медицинских работников детских садов и школ в систему здравоохранения;

— слить органы управления в сфере туризма и культуры, объединить органы управления в сферах: архитектуры, градостроительства и строительства; молодежной политики и образования и так далее; укрупнить территориальные подразделения органов власти путем создания территориальных управлений по нескольким муниципальным образованиям; укрупнить органы власти путем слияния нескольких органов исполнительной власти, выполняющих схожие функции, например: объединение органов, выполняющих функции по предоставлению социально значимых государственных услуг населению в сферах занятости, социальной защиты населения и регулирования рынка труда; объединить два или более органов, исполняющих контрольно-надзорные функции и пр.

Регистратура поликлиники

Правительство Ярославской области

Если бы такого рода советы выдали профильные федеральные органы исполнительной власти: Минтрудсоцразвития, Минпрос, Минздрав, Минкульт, Минспорт и др., это было бы, конечно, антисоциально, контрпродуктивно, однако — правомерно. Эти ведомства уполномочены государством на регулирование своих отраслей, на выработку и реализацию государственной политики в соответствующих сферах. У Минфина таких полномочий нет, зато есть денежная власть: большинство субъектов РФ — дотационные.

Регионы не ждали от Минфина внятных и мотивирующих разъяснений, как сокращение их управленческого и структурного потенциала скажется на здоровье, обучении и воспитании, социальном благополучии старого и малого населения их территории. Не задавали таких вопросов, а перестраивались на ходу, переучивались, отвлекались в ущерб исполнению полномочий, в которых понятие оптимизации не прописано никак. В Челябинской области организовали самофотографию деятельности 2796 муниципальных служащих, потратив на это 41 день. Образовалось 500 тысяч информационных записей о продолжительности выполнения процессов в структуре рабочего времени работников. Анализ и синтез выявил 1019 функций органов местного самоуправления. Их обобщили в 74 типовых управленческих процесса, исполняемых в органах местного самоуправления. Так об этом рассказывают в правительстве области. Легко догадаться, от кого исходила идея поверить алгеброй гармонию (не в пушкинском контексте). Дальше — как-то умудрились рассчитать зависимость штатной численности от показателей социально-экономического развития муниципального образования, ввести норматив численности муниципальных служащих «по нормам времени и объемам исполняемой деятельности».

Оптимизацией социальной сферы в Челябинской области занималась Ирина Гехт, занимавшая с 2012 года пост вице-губернатора по социальным вопросам, рассказывает уральское агентство «Новый День». Через 2 года, к моменту назначения Гехт сенатором, число учреждений фтизиатрической службы, например, сократилось почти в 3 раза, число психиатрических больниц — на треть, медико-биологических служб — в 2,5 раза. За счет этого удалось сэкономить 76,8 миллионов рублей. В ряде населенных пунктов систем оказания медицинской помощи оказалась практически разрушена. В начале этого года глава регионального минздрава Ю. Семенов сообщил: обеспеченность врачами на 10 тысяч населения в целом по области составила 33,5%, средним медперсоналом — 80,6%. Обеспеченность врачами сельского населения еще меньше — 12,9%, средним медперсоналом — 51,4%. Более всего на Южном Урале не хватает педиатров, терапевтов, хирургов, оториноларингологов и офтальмологов. Для того, чтобы ликвидировать сложившийся дефицит, региону в ближайшие годы необходимо привлекать в лечебные учреждение по 400 врачей в год. Добавим, что в правительстве Челябинской области сферу здравоохранения вновь курирует Ирина Гехт, вернувшаяся в должность после того, как набралась опыта в Совете Федерации в качестве сенатора.

Николай Петрович Загорский. У земской больницы. 1880

Пандемия в России сходит на нет, оставляя, как и оптимизация, глубокие шрамы на теле всех органах государственного и муниципального управления. Высшие органы власти еще не придумали, как страна будет жить дальше в новой реальности, но рано или поздно концепция восстановления разрушенного народного хозяйства появится обязательно. Важно, чтобы в неё вновь не попали слова типа «оптимизации», «отрицательные темпы роста» и другие, очень похожие не на вакцину, а на само заболевание. Найдется ли иное место Минфина в новой системе координат с освобождением его от того положения, которое он, никого не спрашивая, по факту самозанял? Как лишить его лицензии на хирургию социального? Изнутри Минфина этого может не произойти. Почему? Потому что трудно самому отказаться от дурных привычек. От каких еще, помимо пресловутой оптимизации? Рассмотрим.


Источник