Украина поставила рекорд протестной консолидации

Андрей Ганжа

24 апреля 2019 г. 10:56:36

Низкий поклон Петру Порошенко

Голосование от 21 апреля является вершиной консолидации украинского населения за последние четверть века. Если рассматривать персону Владимира Зеленского как «икону», то на нее сейчас «молятся» три четверти политически активных (= принявших участие в голосовании) украинцев. Точнее — 73,22% от принявших участие в голосовании. Или 44,93% от всех, имеющих право голоса. Это побольше, чем в США 2016 года: там Трампа избрали голосами 25,67% американских избирателей.

Круче было только на всеукраинском референдуме 1 декабря 1991 года, когда 90,32% принявших участие в голосовании ответили «ДА» на вопрос «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Но тогда речь шла не о персоне, а о самом факте независимости страны. Что же касается президентов, то Леонид Кравчук в 1991 году получил 61,59%, Леонид Кучма — 52,15% в первый (1994 год) и 56,25% во второй раз (1999-й).

Виктор Ющенко, в очень смешном третьем туре выборов 2004 года, набрал 51,99% голосов, а сменивший его Виктор Янукович в 2010 году вообще довольствовался 48,95%. Ну и «однотуровый» Порошенко, под обещание мгновенного завершения антитеррористической операции (АТО) на востоке страны, набрал 54,7%, что позволило ему превратить «АТО» в «войну», а войну — в средство обогащения немалой часть украинского, гм… истеблишмента.

Со «своим кругом» у Петра Алексеевича все получилось успешно, а вот индекс промышленного производства за четыре с половиной года его правления упал на 22,2% (данные минфина Украины). А о последних месяцах даже и вспоминать не хочется: падение промышленного производства только в январе — феврале 2019-го — в целом еще на 13,4%.

Во внешней торговле еще страшнее. В последний полный год правления Порошенко (2018-й) отрицательное сальдо (превышение импорта над экспортом) составило 9801 106 тысяч долларов (данные Госстата Украины). А это 8,7% всего ВВП Украины.

Страну спасала в первую очередь макрофинансовая помощь Запада. В конце прошлого года глава представительства ЕС на Украине Хьюг Мингарелли с гордостью заявил, что Европейский союз за последние четыре года предоставил Украине около 10 млрд евро помощи. Из них более двухсот миллионов ежегодно — в качестве безвозмездной помощи. Ну остальное? «Также мы подготовили 3,4 миллиарда евро макрофинансовой помощи, плюс 1 миллиард евро, то есть в целом это 4,4 млрд евро макрофинансовой помощи. Но это уже в форме займов (курсив мой — А.Г.)».

Еще три миллиарда, в виде займов Украине, мобилизовал Европейский банк реконструкции и развития. Еще девять миллиардов долларов — кредиты Международного валютного фонда. В результате за четыре года Украина поменялась с Молдовой местами и… стала самой бедной страной Европы. Вот уж не зря мудрые римляне рекомендовали бояться данайцев, «даже дары приносящих»!

Но Порошенко явно сделал ставку «на дары» и активно продвигал свою триаду лозунгов «Армия! Мова! Віра!». Хотя практически все независимые эксперты предупреждали, что куда более актуальным для электората является «Мир! Тарифы! Благосостояние!». Результат президентского упрямства мы и увидели 21 апреля: 73,22 на 24,45 в пользу вторых. И это результат не только отрицания «поведения» команды Порошенко, о котором (олигархизация, клептократия, безграмотность и прочее) написано уже более, чем достаточно. Это, надеюсь и даже уверен, еще и неприятие мотиваций, предлагаемых Петром Алексеевичем, его хозяевами и подручными.

Много лет историки национального склада убеждали нас, что Украина — это унитарная страна с многовековой историей и единым населением — украинцами. Но это не так. Достаточно посмотреть на любую карту украинской территории — хоть археологическую, хоть лингвистическую, хоть электоральную, даже карту партизанского движения в годы Великой Отечественной войны — и можно убедиться в факте отчетливо проявляющегося противостояния, опирающегося на море/степь/лесостепь Юга и Востока и горно-лесного Запада и Центра.

Польский король Ян-Казимир и русский царь Алексей Михайлович это, очевидно, прекрасно понимали, когда Андрусовским перемирием разделили «Camporum Desertorum vulgo Ukraina» (Пустынные Долины, проще говоря, Украина) именно по Днепру (плюс Киев, в итоге доставшийся русским). Этого, правда, не понимал султан Мехмед IV, поэтому причерноморские степи еще добрых полтора века находились под властью Оттоманской порты.

И с тех пор у украинцев объединиться «своими силами» не было ни возможности, ни желания. Ведь от правды не скроешься: Украинская Народная Республика и Западно-Украинская Народная Республика, столь ярко объединившиеся «Актом Злуки» 22 января 1919 года, по факту очень быстро предали друг друга. Уже в декабре 1919-го председатель Директории УНР Семен Петлюра передал Польше западноукраинские Холмщину, Полесье, Подляшье, Западную Волынь и Восточную Галичину. В ответ 20 декабря 1919 года уполномоченный диктатор Евгений Петрушевич созвал в Вене заседание правительства ЗУНР, на котором приняли решение об односторонней отмене Акта Злуки.

И вот, усилиями пятилетнего правления команды Порошенко, появился новый шанс консолидации. Консолидации активного населения (74%) и консолидации на всей территории Украины (за исключением Львовской области, где победителем стал Пётр Порошенко). Прошлая консолидация, в 1991 году, привела к созданию государства Украина, нынешняя может дать возможность его выживания. Именно физического выживания: ведь к территориям Украины присматривается не только Россия, но и, пусть не явно, Румыния (Буковина и дельта Дуная), Венгрия (Закарпатье), Польша (Галичина и Волынь), Турция (причерноморские степи).

Так что развалу Украины будут рады многие и политики, и бизнесмены. Буквально намедни один друг из Израиля прислал забавную версию: «Подозреваю, что через месяц начнутся разговоры про еврейский заговор на Украине. Ориентировочный сценарий: еврейский олигарх при поддержке еврейского днепропетровского клана под чутким руководством Хабада поставил еврея над Украиной для полной приватизации всех украинских активов. Возможно, что и через дефолт Украины». Пока смешно, но прислушаться стоило бы… Чтобы потом печально не хлюпать носом над «полностью приватизированными активами» …

Победа Зеленского дает пусть и призрачную, но возможность построения национального государства. Но не того, где политические активисты охотятся за цветом кожи, звуками языка или колористикой нагрудных ленточек. Не того, которое кого-то отправляет на «гілляку», а кого-то (красавицу-еврейку Милу Кунис) в Израиль.

Нет, речь идет о высшей форме national state, государстве политической нации. Когда население государства каждый день положительно отвечает на вопрос о том, что француз Эрнест Ренан когда-то назвал «повседневным плебисцитом»: «ясно выраженным желанием продолжать общую жизнь».

Спустя почти семь десятков лет немец Карл Реннер, руководствуясь именно этим соображением, заново сформировал государство. Маленькое, но очень уютное. Получилось неплохо: государство называется Австрия.

Сможет ли Владимир Зеленский использовать представленный ему шанс? С одной стороны, он в уникальном для политика положении: никому ничего не должен. Ведь ни в его программе, ни в его кампании не было прямых обещаний, а это редкость в наше популистское время.

Не поленюсь и приведу основные пункты программы Зеленского, об «Украине его мечты»:

  • вывести ее из тени и сделать прозрачной;
  • создать условия для свободы конкуренции;
  • развивать внутреннее производство;
  • предоставлять долгосрочное недорогое кредитование;
  • обеспечить потребности государства благодаря собственным энергетическим ресурсам;
  • сформировать прозрачный рынок земли.

Кто-нибудь может засечь здесь конкретику, которую требует для президентских программ теория политтехнологии? Я не могу. Более того, Зеленский не берет на себя даже ответственности за будущие решения, отдавая их на усмотрение граждан страны. Уже на следующий день после выборов один из фронтменов команды Зеленского, Дмитрий Разумков, заявил, что в числе приоритетов команды — законопроекты о народовластии, о равенстве всех перед законом, об импичменте и, что наиболее многозначительно, об отзыве народного депутата. Таким образом новый президент планирует предоставить гражданам возможность не только высказываться по поводу предстоящих решений, но и влиять на процедуру их принятия, вплоть до уничтожения политической карьеры инициаторов, сторонников или противников решений.

Правда, у данной ситуации есть и оборотная сторона. Зеленский не получил «кредита доверия» избирателей. Его не под что давать, поскольку он ничего не обещает. А это значит, что новый президент может быстро столкнуться с кризисом нереализованных ожиданий. У населения желаний много, желания разные, а отстаивать их за последние пять лет они научились — дай Бог? Да и инструментарием убеждения они прибарахлились знатно: сначала из разоренных оружейных комнат полиции, потом — потоком — из зон боевых действий на востоке страны.

Поэтому основной задачей Зеленского, хотя бы из инстинкта самосохранения, будет даже не народовластие, а восстановление правопорядка в стране. В стране, где парамилитарные группы и прочие радикальные активисты имеют ныне возможность заявить: «Если полиция этого не может, это сделаем мы».

Как это сделать? Я всего лишь историк и могу только вспомнить эпизод.

В Римской империи огромное значение в жизни страны имели так называемые «цирковые партии», или димы. Даже политическое, вплоть до организации антиправительственных мятежей. Императоры любили отдавать предпочтение какому-либо диму, очевидно, из соображений разделения подданных.

Один из величайших императоров, Юстиниан, «любил и подстрекал» венетов, («голубых», по цвету одежды цирковых возничих). Настолько «подстрекал», что, по свидетельству историка Прокопия Кесарийского, «все и всюду было приведено в смятение, и ничто не осталось таким, каким было прежде, но и законы, и государственное устройство, приведенные в расстройство, превращались в полную свою противоположность». Когда Юстиниан умер, противостояние венетов и их противников (прасинов, «зеленых») достигло такой крови и остроты, что новый император, Юстин II, «послал свой приговор обеим партиям в таких выражениях: венетам приказал сказать: «царь Юстиниан для вас умер»; а прасинам: «царь Юстиниан для вас жив». И услышав это, партии притихли и уже не ссорились между собою».

Недемократично, конечно, но эффективно и практично. Учитесь, потомки!


Источник