Церковь на Украине: от автокефалии – к единению православных с униатами?

Яков Рудь

16 мая 2018 г. 10:25:03

Об истинном единстве украинского православия остается мечтать. Проект, предполагающий «единство» одной части православного мира в отрыве от другой – канонической, – в конфликте с ней, неспособен преодолеть раскол

Известный из седой древности принцип, согласно которому подобное следует врачевать подобным, в ситуации с церковным расколом в Украине приобрел неожиданное звучание. Обращение президента П.Порошенко к Вселенскому Патриарху Варфоломею, поддержанное Верховной Радой и клиром УПЦ (КП) и УАПЦ, по поводу дарования декрета об автокефалии «Единой поместной православной церкви», по сути, предлагает преодолевать раскол специфическим способом — углублением раскола и разгромом канонической Украинской православной церкви, выступающей против этого. Парадоксальность и всего «автокефального» замысла, и его первой стадии становится еще более удивительной и поразительной от того, что их субъекты из числа церковных деятелей, взявшись с каким-то особенным упоением и рвением, объяснять, кому и зачем все это вдруг понадобилось, совсем запутались сами и вконец запутали других. Да, еще, ко всему прочему, и, пусть простит меня читатель за резкость, заврались. Чего стоит одно только упоминание о том, что в свое время Московский Патриархат получил от Константинопольского право на включение Киевской кафедры в свою юрисдикцию… за взятку? Получается, что, обращаясь к кир-Варфоломею с просьбой о предоставлении томоса на автокефалию, филаретовцы чуть ли не прямо обвиняют «ведомство», которое он возглавляет, и архиерея, который был одним из его предшественников во главе этого «ведомства», в одном из страшных грехов. А содержащееся в последнем «Обращении» Синода УПЦ (КП) утверждение, согласно которому новый всплеск автокефальной активности — это вопрос двусторонних отношений Филарета и Вселенского Патриарха, а президент Порошенко, мол, «не принимает в этом никакого участия»? Ничего себе «не принимает»!

Ну, это — так, к слову. Куда важнее концептуальное наполнение проекта создания Единой Украинской Православной Церкви, предлагаемое поборниками автокефалии без участия Москвы. И не просто без участия, а в пику Москве, назло Москве, против Москвы, с ущербом для нее. Собственно духовного содержания, связанного с Верой, в нем очень немного. Главным образом, речь идет о чистой политике, причем, в ее наиболее приземленном, утилитарном и пошлом, варианте. Национальное, при этом, предстало в превратно истолкованном, крайне вульгаризованном виде, в основу которого положена архаичная разновидность национализма. В одном из церковных «темников» АП, пущенных в ход для информационно-пропагандистского обеспечения президентского обращения к патриарху Варфоломею с просьбой об автокефалии, содержится тезис, согласно которому Русская Православная Церковь «сначала «Русская» и только потом «Православная» и «Церковь». Что называется, в чужом глазу — соринку, в своем — бревно. Если говорить о приоритете национального над духовным, то эта особенность со всей очевидностью просматривается именно в том автокефальном проекте, который взялись активно продвигать в Киеве.

Особый упор на национальном начале в любой сфере материальной и духовной жизни в современной Украине превратился едва ли не в фетиш. В этом начале оказался выпяченным в такой степени, что заслонил собой всё остальное, один элемент из одной региональной модели. Положение в еще большей степени усугубилось тем, что произошло противопоставление своего национального чужому (и, следовательно, чужим), начиная с тех, что более всего близки по сущности, особенностям, традиции, исторической судьбе. Кто именно из соседей был выбран на эту роль, лишний раз уточнять и повторять вряд ли стоит, это, к сожалению, хорошо известно. После весьма тщательной и достаточно длительной предварительной подготовки, пришедшейся на 1990−2000-е гг., национальное начало было окончательно политизировано и заточено против России. Украинского интереса в таком повороте не было. Для украинцев он создал новую проблему — угрозу утраты традиционной национальной идентичности значительной их части. Дело зашло так далеко, что новый украинский национальный проект оказался глубоко чужд значительному числу этнических украинцев! При том, что для современного цивилизованного мира, к которому мы себя любим причислять, этническая нация является анахронизмом. И Европа, и большая часть мира, пройдя этап культивирования этничности, перешли к созданию политических наций, в которых этническая принадлежность вторична.

Сфера религии, межконфессиональных отношений — не исключение. Именно поэтому главные баталии в украинском православии идут не между канонической Церковью и неканоническими церковными организациями, а по линии: украинская церковь против «русской». В церковных делах и вопросах национальное начало вышло на первый план, оттеснив на второй и даже третий все, что связано с Верой, религией, каноническими правилами, свободой вероисповедания. Для будущей «единой» украинской церкви приоритетом становится ее принадлежность к украинскому началу.

В этой связи возникает вопрос об отношениях между украинскими провластными православными и греко-католиками. Униаты ведь тоже — украинские. Недаром же они с некоторых пор стали именовать себя «украинскими католиками». Светская власть, хоть пока и не признается в этом, была бы, видимо, не против того, чтобы они — православные и униаты — в будущем тоже объединились. Не отбрасывают такую возможность как один из сценариев дальнейшего развития событий и в самой УГКЦ. Ее глава архиепископ С.Шевчук, например, в ходе недавней встречи с послом США в Украине М.Йованович выразил одобрение идее создания Единой поместной православной церкви в Украине.

Архиепископ Святослав Шевчук

«Нужно иметь в виду, — сказал он, — что на самом деле речь идет лишь о единой православной церкви. УГКЦ не участвует в этом процессе, так как считает это внутренним делом православных церквей, но и не отстраняется от него». Греко-католики, по словам Шевчука, видят в обращении Киева к Патриарху Варфоломею «важный шаг к преодолению раскола в украинском православии». «В связи с этим, — говорит он, — мы положительно оцениваем все усилия для возможного признания единой православной Церкви со стороны Константинопольского патриархата». А «положительно оценивая» — внимание! — униаты ожидают вслед за первым шагом второй! Его Шевчук называет «экуменическим диалогом между УГКЦ и объединенным украинским православием в направлении восстановления первоначального единства этой Церкви» (имеется в виду, понятное дело, украинская национальная — Авт.).

Чиновники из Администрации президента сегодня, услышав об этом, делают большие глаза и машут руками: «Нет, мы ничего не знаем! Никто нам об этом ничего никогда не говорил!». Их можно понять: указаний разглашать информацию «для служебного пользования» не было. Не говорил, так скажет. Когда время придет. Если, конечно, когда-нибудь все-таки придет. Если же задуматься над сущностью того, что, видимо, содержит в себе то, что сегодня скрывается в АП под грифом «для служебного пользования», то придется признать, что автокефалия от Варфоломея — это, скорее всего, только операция прикрытия. Истинная цель всей этой возни — создание повода для фронтального «наезда» на УПЦ с целью ее разгрома.


Источник