«Золотые акции» России в Африке. Судан: «ключи от мира» в сейфе в Москве

Александр Шпунт

25 февраля 2020 г. 9:23:37

Очевидно, что интересы России в более тесном партнерстве с Хартумом — это не только интересы Москвы в Судане. Повестка дня Москвы в Судане должна пониматься в контексте российского видения ее роли в Африканском Роге, на Красном море и в Африке к югу от Сахары в целом

В конце этой недели стало известно, о чем беседовали премьер-министр Судана Абдулла Хамдок с госсекретарем США Майком Помпео в прошлую субботу в кулуарах Мюнхенской конференции по безопасности, проходившей в баварской столице в течение трех дней.

В заявлении для прессы в четверг Министерство юстиции Судана подтвердило, что 7 февраля, уже на следующий день после разговора Хамдока и Помпео, было подписано соглашение об урегулировании с семьями жертв террористической атаки американского эсминца USS Cole, в отношении которой против Судана в США все еще продолжались судебные процессы.

USS COLE: Террористическая атака 12 октября 2000 года, когда двое терористов-смертников в маленькой лодке взорвали несколько сот килограммов взрывчатки у ватерлинии левого борта эсминца ВМФ США «Cole» во время дозаправки в южном йеменском порту Аден, убила 17 моряков эсминца и ранила более трех десятков человек.

Первый шаг к повороту позиции США в сторону Судана был сделан в марте 2019, когда в своем постановлении Верховный суд США запретил морякам США, получившим ранения в результате того террористического акта, взыскать с правительства Судана $314,7 млн за его предполагаемую роль в нападении.

Тогда большинство судей Верховного Суда — восемь судей против одного — отменило решение нижестоящего суда, которое позволило военнослужащим США взыскать убытки с определенных банков, в которых находились замороженные суданские активы. Однако то решение опиралось больше на юридическую формальность, чем оправдание властей Судана, — в 2010 году иски были переданы в посольство Судана в Вашингтоне, а не министру иностранных дел в Хартуме.

«Правительство Судана хотело бы указать, что в соглашении об урегулировании прямо указано, что правительство не несет ответственности за этот инцидент или любые другие террористические инциденты или действия, и что оно вступило в это урегулирование… только с целью выполнения условий, установленных администрацией США, для исключения Судана из списка государственных спонсоров терроризма с целью нормализации отношений с США и остальным миром».

В официальном заявлении не упоминается сумма; однако местные аналитики ее называют неофициально — между истцами будут поделены $70 млн.

Сразу же после этого заявления минюста Судана лично Госсекретарь США подтвердил на брифинге в Госдепартаменте, что «урегулирование вопроса о USS Cole является важным шагом в развитии отношений между Суданом и США». Помпео также подтвердил поддержку США важных изменений на внутриполитической арене Судана, выразив надежду, что «Судан пройдет нынешний важный период своей истории и оправдает стремления своего народа к рациональному и устойчивому демократическому правлению».

На протяжении многих лет Судан, которого Соединенные Штаты и другие западные державы рассматривали как страну-изгоя, почти естественным образом оказался в более тесном партнерстве с Россией.

Российско-суданские переговоры. 23 ноября 2017 года, Сочи

Kremlin.ru

С точки зрения Кремля, укрепление отношений с Хартумом во многом отвечает интересам России. Будучи богатой природными ресурсами страной, граничащей с семью другими ключевыми странами континента, Судан стал важной площадкой амбициозной внешней политики Москвы в Африке и в исламском мире.

Судан стал дружественной России страной много лет назад. Используя свое голосование в Совете Безопасности ООН, чтобы защитить Хартум от международного давления в связи с кризисом в Дарфуре 2000-х годов, российское руководство приобрело значительный вес и влияние в отношении режима президента Омара Башира.

В 2017 году около половины закупок оружия в Судане осуществлялось из России, что делало Судан вторым по величине покупателем оружия в Африке. В том же году российская горнодобывающая компания «M Invest» получила льготный доступ к запасам золота в Судане, что произошло после встречи Башира с президентом Владимиром Путиным в Сочи. Издание Africa Intelligence называло её в своих сообщениях «компанией, представляющей интересы Пригожина». Впрочем, если бы Пригожину действительно принадлежало все, что ему приписывается в Африке журналистами, продающими себя как аналитиков, то все китайские активы на континенте показались бы просто малозаметными на его фоне.

После кровавых столкновений прозападных демонстрантов в Хартуме с силами безопасности в начале июня 2019 года, вызвавших много шума в европейской прессе, дипмиссиями Соединенного Королевства и Германии было предложено, чтобы СБ ООН призвал власти сотрудничать с гражданской оппозицией, чтобы добиться «консенсусного решения».

Довольно штатная, много раз повторявшаяся в других странах схема: виктимное поведение инициаторов уличной политики имеет целью спровоцировать насилие; не умеющие бескровно работать с толпой силовики это насилие реализуют перед камерами западных телеканалов; инициируется «переговорный процесс», в рамках которого оппозиция, не имеющая ничего за спиной кроме скромных выделенных комнат в офисах без табличек в европейских столицах, становится ширмой для давления Запада внутри страны. Скучно, как шахматная партия с роботом первого уровня из мобильного телефона.

Нубийские пирамиды в Мероэ, Судан

Nina R

В последние месяцы правления Омара аль-Башира власти Судана активно искали в Москве помощь в различных формах, и получили ее. Про дипломатическую поддержку мы уже говорили, а про присутствие в Судане частных военных компаний с российскими корнями или про информационные атаки в социальных сетях континента говорить не хотим — тысячи публикаций, все до единой не опирающиеся хотя бы на один доказанный факт, сказали об этом лучше нас. Хотите приобщиться — почитайте, например, тексты официального пентагоновского «мозгового треста» Africa Center for Strategic Studies — безбрежный океан рассуждений с отсылкой к «Фейсбуку» и другим диванным аналитическим «ресурсам».

Можно с уверенностью сказать, что Россия, наблюдая попытки США сблизить позиции с новыми властями Судана, приложит значительные усилия, чтобы удержать Хартум в пределах своей орбиты геополитического влияния, независимо от того, как будут развиваться события на политической арене Судана в предстоящие месяцы и годы. Идея ясна: показать, что, в отличие от США, которые «предали» своего давнего союзника Хосни Мубарака в 2011 году, Россия поддерживает своих союзников в регионе.

После апрельского переворота 2019 года, свергнувшего правящего три десятилетия Башира, Москва быстро поддержала суданских военных. Подобно тому, как Россия использовала свою власть в СБ ООН для защиты президента Башира, Москва сразу же, в середине 2019 года, взяла под дипломатическую защиту Переходный военный совет.

Одновременно с поддержкой Москвой военного кабинета, свергнувшего Башира, российские власти де-факто вытащили на себе соглашение о разделении власти с оппозицией, достигнутое в августе 2019 года.

С тех пор, как это соглашение было достигнуто, Москва стремилась придерживаться двойной повестки дня в Судане, одновременно углубляя связи с военными Судана, и с гражданской оппозицией, которая внезапно, получив из рук Хартума при давлении Москвы часть власти, перестала быть прозападной.

Такая позиция России представляется очевидно выигрышной. Поскольку выборы в Судане назначены только на 2022 год, сегодня крайне сложно предсказать, как будет развиваться суданская политика в промежуточный период. Но позиция «держателя ключей» соглашения военных и гражданской оппозиции будет важнейшей в любом случае. И эта позиция сегодня у Москвы, а не в Вашингтоне. Ставка США и Европы на «демократический рассвет» — цветочный переворот — в Судане не сработала.

Судан

Nina R

Очевидно, что интересы России в более тесном партнерстве с Хартумом — это не только интересы Москвы в Судане. Повестка дня Москвы в Судане должна пониматься в контексте российского видения ее роли в Африканском Роге, на Красном море и в Африке к югу от Сахары в целом — мы об этом неоднократно говорили здесь.

Установление более постоянного военного присутствия в Красном море имеет решающее значение для России, поскольку Москва конкурирует за влияние с западными государствами и Китаем в этом регионе, что делает отношения Москва-Хартум огромной геостратегической ценностью.

Кроме того, учитывая решительную поддержку со стороны Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии военных лидеров Судана, защита Россией внешнеполитических позиций Переходного военного совета сделала Москву неожиданным партнером Абу-Даби и Эр-Рияда по вопросу, в котором Вашингтон оказался в противостоянии с этими двумя давними американскими союзниками, что хорошо показывает, как Россия эффективно использует напряженность в отношениях США и монархий Персидского залива для продвижения собственных интересов.

При этом Россия не закрывает все остальные двери, оставляя тольrо партнерство с Суданом. Внешняя политика Москвы в регионе предполагает надежное хеджирование, говоря в бизнес-терминах, что подчеркивается растущими связями России с соседями Судана, у которых с Хартумом очень непростые отношения — включая Южный Судан и Эфиопию.

Поскольку западные санкции продолжают препятствовать любым перспективам развития в пост-Баширском Судане, действуя удушающе на новые власти точно так же, как действовали на режим Башира, то трудно представить ситуацию сейчас и в обозримом будущем, при которой руководство Судана отказалось бы обращаться к России за все большей поддержкой — от далекой атомной энергетики и до куда более близкого прямого военного сотрудничества.


Источник