СССР – это Россия

Игорь Шишкин

25 февраля 2020 г. 9:15:24

Международное право и практика международных отношений

Заявление судьи Конституционного суда Константина Арановского о «незаконности Советского Союза» и о том, что «Российская Федерация не продолжает собою в праве, а заменяет на своей территории государство, незаконно однажды созданное [СССР]», вызвало бурю возмущения. И это естественно. В год 75-летия Победы из стен высшей судебной инстанции страны — Конституционного суда, гражданам России сообщили, что наше государство не имеет никакого отношения к Красному знамени над Рейхстагом, что Великая Отечественная война — это чужая для нас война, ее вело некое «незаконное» государство, прежде располагавшееся на данной территории. Не удивительно, что один из лидеров КПРФ Дмитрий Новиков даже потребовал создать в Государственной Думе специальную группу для расследования столь вопиющего случая, который иначе как идеологическую диверсию квалифицировать невозможно.

Добавлять что-либо к уже прозвучавшему в адрес г-на Арановского не вижу необходимости. О его профессиональном уровне, политической позиции и моральном облике сказано немало. Поэтому, полагаю куда более полезным отойти от личности судьи-провокатора и обратиться к сути его провокации. Тем более что это далеко не первая и наверняка не последняя попытка «внутренних друзей» России «разорвать связь времен», противопоставить Российскую Федерацию Советскому Союзу, а СССР Российской империи.

На вопрос, чем был распад Российской империи, а затем СССР и как соотносятся Империя, Советский Союз и современное российское государство в принципе могут быть два диаметрально противоположных ответа.

При одном варианте ответа — в 1917 г. и в 1991 г. государство исчезало, а на его месте образовались новые государства-правопреемники.

Такой ответ означает, что Российская Федерация — всего лишь один из правопреемников СССР, а Советский Союза — один из правопреемников Российской империи. В первом случае (1917 г.) их было меньше, во втором (1991 г.) — больше (прогресс).

Соответственно, правовой статус нынешней Российской Федерации ничем не отличается от статуса Молдавии или Грузии. Место РФ среди Постоянных членов Совбеза ООН в этом плане ничего не меняет — кому-то нужно было занять место СССР, вот и отдали его по общему соглашению бывших союзных республик Российской Федерации, как самому мощному в военно-политическом и экономическом плане новому государству.

Второй вариант ответа — в 1917 г. и в 1991 г. произошла радикальная социально-политическая трансформация государства, из-за которой страна утратила значительные территории, на которых возникли новые независимые государства.

При таком ответе, СССР — правопродолжатель Российской империи, а Российская Федерация — правопродолжатель СССР. Все они являются одним и тем же субъектом истории и международного права (Россией), только с новыми названиями, в новом социально-политическом обличии и с изменившимися границами.

Образно говоря, в первом случае, человек умер и его имущество, права и обязанности перешли к наследникам. Во втором случае, человек из богачей стал нищим, лишился ноги и попутно сменил фамилию. Под новой фамилией он сделал головокружительную карьеру, а затем вновь обанкротился, вдобавок потерял еще и руку и зачем-то опять сменил фамилию. Но, невзирая на все превратности судьбы, личность этого человека не изменилась, он остался самим собой.

Двум различным вариантам ответа на поставленный вопрос о соотношении Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации в международном праве соответствуют два различных понятия: «правопреемник» и «правопродолжатель» («континуитет»).

Понятие «континуитет» (непрерывность) государства в международном праве означает, что государство сохраняет свою международную правосубъектность, свою личность независимо от социальных катаклизмов, коренным образом меняющих его облик.

У государства может изменяться политическая и социально-экономическая системы, название, границы, но оно продолжает существовать как один и тот же субъект истории, участник межгосударственных отношений, носитель прав и обязанностей, вытекающих из распространения на него норм международного права.

Например, французские королевства Капетингов, Каролингов, Валуа и Бурбонов, две империи и пять республик при всех различиях в формациях (феодализм, капитализм), социально-политических и экономических системах, размерах территории, — это один и тот же непрерывный субъект истории и международного права Франция.

«Государство не прекращает своего существования ни в результате государственного переворота, ни в результате социальной революции, поскольку государство как субъект международного права представляет собой не просто государственный аппарат, а государственно организованный народ» (А. Фердросс, австрийский правовед, член Комиссии международного права при Генеральной Ассамблее ООН).

Понятие «континуитет» («правопродолжатель»), отражающее непрерывность государства, как субъекта истории и международного права, тесно связано с прямо противоположным ему по смыслу понятием «правопреемник», предполагающем исчезновение одного государства и его замену другим или другими (в СМИ эти понятия часто путают и употребляют как синонимы).

«Фундаментальное отличие между континуитетом государства и правопреемством государства состоит в том, что в одном случае «то самое же» государство продолжает существовать, несмотря на изменения в правительстве, территории и населении, а во втором случае можно говорить о смене одного государства другим в отношении какой-либо территории». (Профессор Джеймс Кроуфорд, специальный докладчик Комиссии международного права при Генеральной Ассамблее ООН).

Еще более четко на принципиальное различие понятий «правопреемство» и «континуитет» указывал один из крупнейших российских специалистов в области международного права, многие годы возглавлявший Центра международного права и гуманитарных проблем Дипломатической академии МИД России профессор С.В. Черниченко: «Государство как один и тот же субъект международного права не может быть правопреемником по отношению к самому себе».

Теперь после экскурса в область теории международного права давайте и попробуем разобраться, кем же является РФ по отношению к СССР, а СССР к Российской империи — правопреемником или правопродолжателем? С чем мы имеем дело — с тремя разными государствами на примерно одной и той же территории или с тремя различными воплощениями в жизнь одного и того же государства — России?

Проблема эта многопланова и многогранна, поэтому предлагаю в данной статье ограничиться ее рассмотрением в системе координат международного права и сложившейся практики международных отношений. Тем более что наши «внутренние друзья» так упорно борются за приоритет норм международного права, истоль любят ссылаться на опыт и позицию «цивилизованного мира».

На международной арене Российская Федерация практически единогласно признана правопродолжателем, а не правопреемником Советского Союза. Так уже 23 декабря 1991 г. Европейское сообщество, предтеча нынешнего Евросоюза, в специальном «Заявлении двенадцати» (число членов ЕС на тот момент) признало РФ тем же субъектом истории и международного права, что и СССР:

«Европейское сообщество и его государства-члены … принимают к сведению, что международные права и обязательства бывшего СССР, включая права и обязательства по Уставу ООН, будут продолжать осуществляться Россией. Они приветствуют согласие Правительства России принять на себя эти обязательства, и ответственность и в этом качестве будут продолжать свои дружественные отношения с Россией с учетом изменения ее конституционного статуса».

Как видим, в 1991 г. крах СССР трактовался ЕС не как прекращение существования одного государства и появление на его месте ряда других новых, включая РФ, а как изменение «конституционного статуса» России.

24 декабря 1991 г. Борис Ельцин направил Послание Генеральному Секретарю ООН г-ну Де Куэльяра, в котором сообщил, что при единодушном согласии государств только что созданного СНГ членство СССР во всех органах и организациях системы ООН, включая Совет Безопасности, «продолжается Российской Федерацией (РСФСР)», и что Россия «в полной мере сохраняет ответственность за все права и обязательства СССР в соответствии с Уставом ООН».

Показательна и реакция Генсека ООН. Разослав Послание Ельцина всем членам Организации, он со ссылкой на мнение юридического департамента Секретариата ООН уведомил их о том, что это Послание «констатирует реальность и не требует формального одобрения со стороны ООН».

С такой позицией Генсека согласились и все Постоянные члены Совета Безопасности. Российская Федерация автоматически, без голосования, сменила Советский Союз в качестве Постоянного члена в Совбезе ООН и это при том, что РСФСР, в отличие от УССР и БССР, вовсе не являлась членом Организации Объединенных Наций (все остальные бывшие союзные республики прошли через процедуру приема в члены ООН). То же произошло и во всех других международных организациях, членом которых являлся Советский Союз. Тем самым международное сообщество официально признало РФ тем же субъектом международного права, что и Советский Союз.

На всех советских посольствах были подняты российские флаги, при полном согласии правительств соответствующих стран, а их послы в СССР автоматически, без переаккредитации (что крайне показательно с точки зрения дипломатического протокола), стали послами в Российской Федерации.

«Большинство третьих государств не стало издавать какие-либо документы о признании России, показывая тем самым по умолчанию, что они согласились рассматривать Россию как продолжателя Союза ССР. Многие из них пошли еще дальше и официально заявили об этом».(Элен Аман."Взгляд европейских юристов на распад СССР»).

Среди государств, особо заявивших о признании континуитета России, были: Великобритания (Меморандум от 30 января 1992 г.), Финляндия (Протокол от 11 июля 1992 г.), Германия (Соглашение от 16 декабря 1992 г.), Япония (Декларация от 13 октября 1993 г.), Бельгия (Договор от 8 декабря 1993 г.), Испания (Договор от 12 апреля 1994 г.), Италия (Договор от 14 октября 1994 г.) и т. д.

К этому следует добавить, что положение о континуитете России поддержало и большинство зарубежных правоведов. Преобладающей среди теоретиков международного права после краха СССР стала позиция, сформулированная М. Коскенниеми и М. Лехто: «Россия просто занимает позицию бывшего Советского Союза — с изменениями, вызванными сменой правительства и сокращением территории в связи с разъединением»

Единственным государством мира, до сих пор наотрез отказывающимся согласиться с тем, что Российская Федерация и СССР — это один и тот же субъект истории и международного права, является Украина. В концентрированном виде позиция Украины была выражена ее представителем на заседании Совета управляющих МАГАТЭ 18 июня 1992 г.: «Исходя из принципиальных соображений, Украина не может признать какого-либо специального статуса Российской Федерации по сравнению с другими государствами — преемниками Советского Союза в отношении договоров, собственности или обязательств бывшего СССР. Единственным исключением является соглашение, достигнутое в рамках СНГ, позволяющее Российской Федерации занять место СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности».

Эту позицию Украина пытается отстаивать все последние десятилетия. Более того, ее юристы-международники уже начинают вбрасывать идеи о необходимости лишить Российскую Федерацию статуса Постоянного члена Совета безопасности ООН.

Вот, что например, пишет Александр Мережко, профессор, доктор юридических наук, заведующий кафедрой права Киевского лингвистического университета: «Речь сейчас идет не об исключении, а именно о непризнании России в качестве члена ООН, потому что она заняла место СССР неправомерно с нарушением Устава ООН. … Российская Федерация и СССР — это два разных субъекта международного права, два разных государства. … Украина отказывается признавать Россию в качестве продолжателя СССР».

Для обоснования своей позиции (Российская Федерация — это не СССР в новом облике) Украина постоянно ссылается на Беловежские соглашения и другие договоры периода создания СНГ, в которых декларировалось, что «Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование», а все бывшие союзные республики, включая РСФСР, объявлялись правопреемниками СССР.

Действительно, все это в соглашениях между бывшими союзными республиками имело место быть. Но надо учитывать специфику момента их подписания и специфику их авторов, породившие многие странности в документах того времени. Помнится, Андрей Козырев, тогдашний министр иностранных дел РСФСР, а затем и РФ, в период распада СССР пытался убедить Ельцина выступить с инициативой о передаче места СССР в Совете Безопасности ООН не России, а коллективному члену — СНГ. Чего тогда только не было.

Профессор С.В. Черниченко на основе всестороннего анализа межреспубликанских соглашений, связанных с образованием СНГ пришел выводу о том, что «их положения, очевидно, следует игнорировать, как юридическую нелепость, противоречащую реалиям международных отношений».

Казалось бы странное предложение от ведущего специалиста в области международного права. Но давайте вспомним решение Верховного суда Дании в связи с попыткой Украины, на основании ее «равенства» с Россией в статусе правопреемников СССР, оспорить переход всей советской собственности на датской территории под юрисдикцию РФ. В 2007 г., (когда еще никакие политические соображения не могли влиять на подход датских судей к спору между Украиной и Россией) Верховный суд Дании иск Киева отклонил. Показательна мотивировка решения Верховного суда Дании: «Признание Данией статуса Российской Федерации как государства-продолжателя носит с правовой точки зрения более высокий характер, чем подписанные бывшими союзными республиками соглашения, закрепляющие, в том числе, и прекращение существования Союза ССР как субъекта международного права». Иными словами, Верховный суд Дании, как и профессор С.В. Черниченко, признал все эти соглашения «юридической нелепостью», на которую не стоит обращать внимание, и еще раз официально подтвердил то, что Советский Союз, как субъект международного права не исчез, а продолжает свое существование в виде Российской Федерации.

Как видим, все международное сообщество (за исключением Украины) и большинство зарубежных специалистов в области международного права признают, что Российская Федерация — тот же субъект истории и международного права, что и Советский Союз, только с радикально иной социально-политической системой, в иных границах и с новым названием. Именно это, а не решение бывших союзных республик (кто бы на них обратил внимание) обеспечило Российской Федерации место Постоянного члена Совета безопасности ООН — статус одного из столпов современного миропорядка, имеющего право вето по всем важнейшим вопросам в ООН.

Точно также мировое сообщество восприняло и образование СССР. После Октябрьской революции ни одно государство даже и не подумало ставить вопрос опризнании Советского государства как вновь возникшего нового субъекта международного права. Даже государства, отказывавшиеся признавать большевиков, не сомневались, в каком именно государстве они не признают их власть — в сменившей социально-политический строй и название России.

Так, например, в телеграмме премьера Франции Р. Пуанкаре от 16 марта 1923 г. наркому Г.В. Чичерину по поводу ушедшей в Бизерту эскадры Черноморского флота сообщалось, что Франция рассматривает ее в качестве собственности российского государства, возврат которой будет возможен сразу же после официального признания Францией советского правительства.

Как писал один из наиболее известных правоведов первой половины ХХ в. Ч. Фенвик: «Радикальная трансформация устройства России, ее переход от империи к федерации (РСФСР) и, в свою очередь, к более широкому союзу (СССР) не оказали никакого влияния на корпоративный характер России как государства; и никогда не возникал вопрос о позиции России как члена международного сообщества, стремились или нет другие члены сообщества поддерживать отношения с правительством, осуществляющим контроль в стране».

Следует отметить и то, что те государства, которые признали правительство Советской России, не сочли для себя нужным после 1922 г. особо признавать правительство СССР. На посольствах просто поменяли таблички. Точно так, как это произошло и после 1991 г.

Признание в международном праве и в практике международных отношений Советского Союза правопродолжателем Российской империи, а Российской Федерации правопродолжателем Советского Союза автоматически означает и признание того, что современное российское государство является правопродолжателем Российской империи.

В этом отношении крайне показателен завершившийся в 2011 г. судебный процесс во Франции о праве собственности на земельный участок и Собор Св. Николая в Ницце. Константинопольский патриархат, пытаясь совершить рейдерский захват храма, основной упор делал на якобы отсутствующий континуитет России, на то что Российская империя и Советский Союз являются разными государствами, а, следовательно, Российская Федерация не имеет никаких прав на принадлежавший когда-то Российской империи Собор.

В иске, так и утверждалось: «Между Российской империей и СССР произошел исторический и юридический разрыв. Из этого следует, что преемственности Российской Федерации в правах и обязательствах Российской империи не существует, поскольку к Советскому Союзу не перешли права и обязательства Российской империи. В результате, поскольку Российская Федерация не приобретала больше прав, чем те, которые принадлежали СССР, она так и не стала ни собственником, ни арендодателем Русского православного собора в Ницце».

Кстати сказать, «научным» обоснованием атаки Константинопольского патриархата на собственность российского государства и храм Русской Православной Церкви, доказательством того, что Российская империя и современная Российская Федерация — разные государства и субъекты международного права, занимались два приверженных либеральным ценностям профессора МГИМО МИД РФ — Андрей Зубов и Ольга Зименкова.

Однако поле нескольких лет разбирательств в различных судебных инстанциях французский суд отклонил иск Константинопольского патриархата, основанный на доводах российских либералов, и признал факт перехода права собственности на Собор и земельный участок от государства «Российская империя» к государству «СССР», а от него к государству «Российская Федерация».

Как писал доктор юридических наук, заведующий кафедрой истории государства и права юридического факультета МГУ, профессор В. А. Томсинов (отстаивавший в том судебном процессе интересы России и Русской Православной Церкви) решение французского суда — юридическое признание того факта, что «со сменой Российской империи на Советское государство, выступавшее сначала под названием «Российская Республика», затем — «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика» и наконец — «Союз Советских Социалистических Республик», именно к нему — Советскому государству — перешли имущественные права (так же как и обязательства), принадлежавшие Российская империи, и в том числе права на земельный участок в Ницце, на котором был возведен собор Святого Николая».

Это в свою очередь является еще одним подтверждением справедливости утверждения профессора С.В. Черниченко о том, что в международном праве «восторжествовала точка зрения, согласно которой РСФСР сохранила международную правосубъектность Российской империи, СССР — международную правосубъектность РСФСР, а Российская Федерация — Советского Союза».

В заключение необходимо обратить внимание на то, что вопрос о континуитете России имеет самое непосредственное практическое значение. Только один пример. Международное признание того, что СССР — это Россия, означает международное признание «маленьких, но гордых» прибалтийских республик, постоянно выставляющих Российской Федерации претензии за советскую «оккупацию», незаконно отторгнутыми от России территориями. Остается надеяться, что российские власти, наконец, начнут использовать этот мощный внешнеполитический инструмент для отстаивания интересов России и наших соотечественников.


Источник