Кризис идеологий

2 декабря 2020 г. 10:03:03

За всю свою историю человечество выработало не так уж много типов успешного идеологического воздействия на людей. Среди них можно особо выделить «идеологическое» закрепление власти со стороны «избранной» прослойки над остальной частью населения и следующее за этим навязывание обществу идеи «сакральности» такого положения вещей.

По мере объединения разрозненных территорий идеологическое закрепление получает идея патриотизма.

В России особенно наглядно патриотизм как общенациональное политико-идеологическое явление заявил о себе в начале XVII века в период эпохи смуты и борьбы с польскими захватчиками.

Патриотизм в те годы становится подлинно всенародным явлением.

Важнейшей формой идеологического воздействия на население является также религия, особенно с момента успешного насильственного распространения ее на всю территорию государства. Вспомним в этой связи, как осуществлялось введение христианства на Руси. На Западе наблюдаются схожие, а порой и более жестокие формы распространения христианства, а на Востоке ― ислама.

Власть стала ценить монотеистические религии из-за возможности использовать их в качестве инструмента успешного политико-идеологического воздействия на людей. Вероятно, именно это обстоятельство послужило основной причиной выбора православия в качестве государственной религии Великим князем Владимиром в 988 г. Такой же выбор шестью веками ранее совершил и древнеримский император Константин, пришедший к власти в 312 году. Но еще раньше (в 301 г.) христианство стало государственной религией в Армении.

Совокупность религиозного, патриотического факторов, а также «божественного» характера власти в России было синтезировано в виде политического лозунга «За Бога (за Веру), Царя и Отечество!» Впервые этот лозунг появился и был закреплен Александром I в ходе Отечественной войны 1812 года на Знаке Государственного ополчения. Затем девиз был размещен на принятом в 1882 году Большом Государственном Гербе Российской империи.

После Октябрьской революции 1917 года лозунг, естественно, трансформировался, но сохранил в целом свою философскую сущность. «Отечество» в нем осталось неизменным ― прибавилось прилагательное «социалистическое». Место «Царя» заняли Коммунистическая партия и Сталин. «Бога» постарались заменить верой в «светлое будущее», по сути равной религиозной.

Не случайно «Моральный кодекс строителя коммунизма» во многом напоминает десять христианских заповедей.

Развал СССР (с философской точки зрения) был во многом вызван разрушением доминировавшей коммунистической идеологии. Удар по ней нанесла сама же коммунистическая партия, вернее, ее верхушка. Ведь декларируя всеобщее равенство, она одновременно создавала систему привилегий для политической, экономической, научной и культурной элит.

После развала Советского Союза новая власть исключила из идеологии идею равенства. Это не вызвало особо резкой реакции большинства населения, вероятно, по двум причинам: большинство населения уже привыкло к привилегиям верхушки, а меньшая его часть успешно воспользовалась ситуацией для личного обогащения.

Не способствовала целостности коммунистической идеологии и практика установления элементов рабовладельческой системы, когда в 30-е годы для обеспечения экономического роста страны стала проводиться массовая кампания репрессий и создания трудовых лагерей, а также по сути своей крепостное закрепление крестьянства на занимаемых землях. Информация о данном феномене была доведена до делегатов XX съезда КПСС Хрущевым и использована им в антисталинской пропаганде с чисто политическими целями.

Так политическая практика подорвала основы коммунистической идеологии. И процесса ее разрушения уже нельзя было остановить. Хотя довольно скоро стало известно, что руки в крови у Сталина не больше, чем у самого Хрущева, а вот заслуг у Хрущева перед государством несопоставимо меньше.

История показывает, что Россия не способна успешно развиваться без общепринятой идеологии. С потребностью общества в ней мы сталкиваемся на каждом шагу. И особенно ― в вопросе воспитания подрастающего поколения.

С момента развала СССР по идеологическим соображениям из школьного образования были изъяты важнейшие для нашей страны исторические моменты. Людям старшего поколения сегодня трудно в это поверить, но большинство современных детей не знает, кто такой Ленин, что такое Октябрьская революция 1917 года. Слабое представление они имеют даже о Великой Отечественной войне.

Учителя истории не знают, как объективно преподавать советский период российской истории.

Только преподаватели русского языка и литературы (особенно старшего поколения) еще пытаются сформировать некие нравственные основы у учащихся на основе произведений русских классиков. Большое количество произведений советских классиков исключено из школьной программы. Зато в нее включены произведения А. Солженицына. Идея соборности, созидательного труда, уважения друг к другу, к старшему поколению, к истории нашей страны ― ко всему этому предыдущие поколения приобщались и в семье, и школе и в средствах массовой информации.

Нет идеологии ― нет системы воспитания школьников. Не знают, что делать с этой проблемой и в Министерстве просвещения. Не случайно министры там меняются так быстро.

По Жванецкому советского периода, это ― требовать смены продавщиц в овощном магазине с надеждой, что овощей и фруктов от этого станет больше в продаже.

Предпринимавшиеся одно время попытки восполнить издержки светского воспитания моралью религиозной в светской школе не привились. Во всяком случае, применительно к православию. От ислама пришлось отказаться из-за проникновения в исламскую умму проповедников-экстремистов и идей политизированного ислама. Тем не менее уйти целиком от использования исламского воспитания в республиках и областях компактного проживания мусульман в настоящее время невозможно, поскольку ислам ― это не только религия, но и образ жизни.

Единственное, что работает в современной российской идеологии, это патриотизм, причем патриотизм, заточенный на защиту отечества со стороны внешней угрозы. Об этом говорят и рейтинги политиков. Путин, разумеется, занимает в них первое место, а дальше идут министр обороны и министр иностранных дел.

Проявление патриотизма как идеи защиты отечества от внешней угрозы ― это понятно, но как быть с «внутренним» патриотизмом. Для наглядности возьмем период революции и гражданской войны. Были ли патриотами России Николай II и В. И. Ленин; Ф. Э. Дзержинский и А. В. Колчак? Каждый считал себя таковым, как и их последователи. И это не помешало прохождению России через кровавейшую гражданскую войну. Сработала в данном случае не идеология патриотизма, а внедрение в сознание масс идеологии классовой борьбы. А сталинский тезис о ее неизбежном обострении идеологически привел к созданию лагерей ГУЛАГа.

Вот так. Достаточно ли одного патриотизма для формирования идеологии современной России?

Без четкой и ясной идеологии в нашей стране невозможно организовать и стабильную преемственность передачи власти. Сегодня стабильность политической системы держится на доверии людей к профессиональным и личным качествам ВВП. Дай Бог, конечно, чтобы это продлилось как можно дольше, но вопрос объективной ротации власти в силу естественных причин никто отменить не может.

Хорошо, если Владимир Владимирович подготовит себе достойную смену. Но это вопрос чрезвычайно деликатный. Все мы с большим уважением относились к Ю. В. Андропову. А вот надо честно признать, что мы обязаны тому, что к власти в СССР пришел М. С. Горбачев, именно его кадровому выбору.

А Б. Н. Ельцину мы обязаны появлением во главе России В. В. Путина.

Так мы и остаемся в исторической парадигме: пришел хороший «царь», повезло ― Россия процветает; а плохой ― страна впадает в нищету и разруху.

Что делать в создавшейся ситуации, толком не знает никто. Ясно, что идеология патриотизма должна быть дополнена если не вопросами социальной справедливости, то по крайней мере положением о создании социально ориентированного государства.

Не приходится сомневаться, что ВВП понимает это и стремится многое сделать для выравнивания жизни разных слоев общества. Конечно, он ограничен экономическими возможностями страны и уровнем коррупции, заложенным еще в период правления Ельцина. К тому же вынесение положения о социальной справедливости на идеологический уровень могло бы вновь сделать востребованной у части общества идею классовой борьбы и привести к новому переделу собственности с перспективой если не гражданской войны, то уж точно серьезных социальных потрясений.

Чего-то похожего очень ждут за рубежом, чтобы замутить и у нас «цветную революцию».

В целом же ситуацию в России можно охарактеризовать как кризис идеологии.

Понимание того, что не меньший идеологический кризис охватил и западные страны, ― малое утешение! Ведь идеология политического терроризма в Европе и в России появилась в XIX веке и существует до наших дней. К настоящему времени она даже качественно «продвинулась» из-за того, что ее взяли на вооружение исламские экстремисты.

Реакцией населения Европы на проявления идеологии политического терроризма в конце XIX ― начале XX века можно считать попытки со стороны бюргеров/мещан добиться полной деидеологизации и деполитизации повседневной жизни. А ведь отказ от идеологии и политики ― это тоже идеология и политика. Недаром говорят, что, если ты не занимаешься политикой, это не значит, что она не займется тобой!

Не секрет, что именно идеология бюргеров и лавочников с их стремлением добиться любой ценой порядка ― ordung ― вызвала к жизни самую человеконенавистническую идеологию ― нацизм.

В наши дни замалчивание или даже поощрение со стороны властей некоторых западных стран деятельности неонацистских организаций ― это явление того же порядка.

Сегодня у Запада нет доминирующей идеологии, и главная причина этого ― завершение его пятисотлетнего превосходства в мировой политике, экономике и культуре.

Вектор сместился на Восток. Процесс этот не был спонтанным, а подготовили его в первую очередь западные транснациональные корпорации, в погоне за прибылью переместившие свои самые передовые производства в страны Юго-Восточной Азии. Семена были брошены в очень плодородную почву, и основным бенефициаром такой политики стал Китай.

Лишившись экономического превосходства, страны Европы и США в одночасье утратили и основу своей идеологии превосходства над всем остальным миром. Последней соломинкой, переломившей спину верблюда, стал совершенно неожиданный для Запада технологический и военный прорыв России, создавший самое передовое, не имеющее аналогов в мире оружие.

Соединенные Штаты, первыми применившие ядерное оружие против мирного населения Японии, а сегодня разрушающие все основы международного права, озаботились вдруг вопросом о соответствии российской системы «Посейдон» нормам международного права. Это верх лицемерия и цинизма!

Экономическое отставание США от Китая и военное ― от России, а также внутриполитическая чехарда в связи с очередными президентскими выборами и почти уже катастрофические последствия вирусной пандемии COVID-19 способствовали появлению в этой стране атмосферы идеологического вакуума.

Это четко ощутил Дональд Трамп уже в период подготовки к своим первым президентским выборам. Его основной предвыборный лозунг «Сделаем Америку снова великой!» свидетельствует именно об этом, поскольку ключевое слово в этом лозунге ― «снова».

И результаты вторых президентских выборов Трампа наглядно показали, что ему не удалось реализовать свой лозунг. Выбирая между Трампом и Байденом, американцы голосовали не столько за того или иного кандидата, сколько против его соперника. Поскольку и те и другие не видели у кандидатов ни политической программы, ни четких идеологических установок, какие было бы необходимо реализовать в новом политико-экономическом ландшафте сегодняшнего мира.

Еще более интересные идеологические трансформации происходят сейчас на европейском континенте. Оставив позади нацистскую, коммунистическую и хороня постепенно идеологии демократического либерализма и трансатлантического единства, а также пройдя через падение влияния церквей и религиозной идеологии с ее моральными принципами, европейцы также оказываются во все более усиливающемся идеологическом вакууме. И это влияет не только на умонастроения населения, но и на появление новых политических идей, что, безусловно, сказывается и на настроениях политиков. Этот идеологический раскоряк побуждает их к принятию самых противоречивых решений.

Часть политиков стремится повернуть колесо истории и вернуться к проверенным идеологиям, таким как трансатлантическое единство. Но есть старый добрый совет: никогда не возвращайтесь туда, где вам когда-то было хорошо. Иначе не избежите разочарований!

Другие понимают, что трансатлантического единства уже нет и надеяться на его возрождение ― это утопия, не имеющая под собой, прежде всего, экономического основания.

Поэтому то появляется, то пропадает идея отказа от НАТО и создания собственных европейских вооруженных сил. Все вроде бы хорошо, но дело за малым: для реализации подобных планов необходимо политическое и идеологическое единство европейских стран, а его уже нет и в помине. Как нет и НАТО времен холодной войны. А есть уже открытая политическая конкуренция между членами альянса, борьба за военные заказы между американскими и европейскими производителями вооружений.

В качестве последнего средства спасения тонущего корабля и для сохранения хотя бы видимости единства Запада Брюссель пытается использовать русофобию. И делает при этом фатальную диалектическую ошибку, ибо нельзя построить что-то исключительно на отрицании.

Современный мир еще более взаимозависим, чем совсем недавно полагали политики. Это наглядно продемонстрировали не только проблемы, вызванные глобализацией, изменением климата и пандемией коронавируса, единство мира все сильнее ощущается и на идеологическом уровне.

От того, как завершится современный кризис идеологий в мире, зависит судьба не только отдельных стран и регионов, но, может быть, и всего человечества на долгие годы вперед. Как в свое время наука стала реальной производительной силой, так сегодня идеология становится основой для создания нового миропорядка. Так что дело за идеологами.

Но, как говорил профессор Преображенский в романе Михаила Булгакова «Собачье сердце»: «…разруха не в клозетах, а в головах!»

Со своими клозетами нынешние идеологи, безусловно, справляются, а что делать с разрухой в собственных головах, они явно не знают…

Сергей Кузнецов


Источник