Как либеральная идеологическая матрица уничтожает русский язык

Михаил Беглов

25 ноября 2018 г. 20:56:38

Не пора ли остановить беспощадное издевательство над родным языком?

Если б мог, то залез бы на колокольню Ивана Великого и зазвонил, как говорится, во всю Ивановскую во все ее 34 колокола. Вот уже почти три десятилетия на наших глазах совершается отвратительное преступление века – зверское, причем в особо извращенной форме, групповое изнасилование нашего родного русского языка. И вольно или невольно в нем принимаем участие мы сами, русские люди, для которых наш язык по идее должен быть святыней. Святыней, которую надо лелеять и оберегать, особенно от всяких чужестранцев и иноверцев.

Пожалуй, никогда за всю историю наша родная речь не подвергалась такому массированному и беспощадному издевательству. Начало этого усиливающегося с каждым годом процесса пришлось на 1990-е годы. Отказ от коммунистической идеологии, ликвидация искусственных барьеров на пути общения России с остальным миром, стремительное развитие Интернета, сохраняющееся лидерство Запада в некоторых областях науки и технологии – вот лишь некоторые из объективных причин этого.

А катализатором для его ускорения стало явное падение общего уровня образования, как школьного, так и высшего. Переход на так называемые «новые», скопированные с западных примитивные стандарты на самом деле привели к тому, что во взрослую жизнь выходят полуграмотные, плохо образованные люди.

Наш родной язык подвергается зверской бомбардировке зарубежными заимствованиями, большинство из которых совершенно не нужны. Более того, фактически сейчас стало своего рода модой коверкать родной язык.

В силу профессиональной привычки - все-таки уже сорок лет в журналистике - я каждый день читаю новостные ленты наших статусных и не очень информационных агентств. Господи, чего там только не встретишь!

Вот очередной, совсем свежий пример, в котором как в капле воды отражаются эти проблемы. Буквально на днях уважаемое мной на генетическом уровне РИА «Новости» (батюшка мой не просто проработал в нем всю свою сознательную жизнь, но и был среди тех, кто в свое время создавал его с нуля) опубликовало заметку из Гренобля с интервью Брайана Орсера, канадского тренера нашей Медведевой. Цитируя его слова, автор - в силу врожденной тактичности не буду называть его имя – пишет: «Женя в великолепном состоянии (здесь и далее выделено мной – МБ). Я рад тому, что она упорно работает и набрала хорошие кондиции. На этих соревнованиях мы изменим контент программы…»

Просто какой-то тройной риттбергер бессмысленности! Приятно осознавать, что Медведева пребывает в прекрасном расположении духа. Но лично у меня настроение после прочтения только ухудшилось. Не надо видеть оригинального текста на языке, чтобы понять - на русский сказанное тренером можно перевести только одним фразеологическим словосочетанием - «набрала хорошую форму».

Более того, у слова «кондиция» в русском языке не существует множественного числа, потому что состояние человека может быть только одно. Если только речь не идет о душевнобольных, страдающих шизофренией или раздвоением личности. Даже не буду спрашивать у автора, прочитал ли он хоть одну книгу из русской классики, но один из лучших советских фильмов «Бриллиантовая рука» никак не мог пройти мимо него, если только он не существовал в каком-то ином измерении. Помните пассаж из этой кинокомедии:

- Теперь твоя задача… Ты приводишь клиента в ресторан, доводишь его до нужной кондиции, и быстренько выводишь освежиться...

Никулин:

- Зачем же я так напился?

Миронов:

- Сеня, ты уже дошёл до кондиции?

Никулин:

- До какой?

Миронов:

Создается такое впечатление, что некоторые наши авторы перманентно находятся именно в такой «кондиции», когда пишут подобные нелепости, да еще подбрасывают нам на «сладкое» словечки типа «контент». Только с очень большой натяжкой такое слово в русском языке может быть, да и то совершенно в ином контексте. Кстати, господа из РИА Новости, вы все же проявите к самим себе уважение и как-то определитесь, как пишется название вашего агентства: слово «новости» с маленькой буквы или заглавной, в кавычках или без. А то у вас даже в этом сообщении можно увидеть разные варианты.

И если бы это был единичный пример. Когда я читаю новостные ленты или слушаю новости по радио или ТВ, то покрываюсь потом от ужаса и боли за родной язык. Чего только и не услышишь. То о какой-то «коллаборации», то о «массшутинге» в российской школе. И так далее, и тому подобное. Со всеми остановками.

Из статьи в статью, а затем и из выступления в выступление официальных лиц кочуют бессмысленные заимствования типа «имплементация». Нет в русском языке такого слова, а есть исполнение, выполнение, претворение в жизнь и т.д. Нет, если этот термин специально придумали для того, чтобы ввести в заблуждение наших западных «партнеров»: типа «мы собираемся имплементировать, но не выполнять», то тогда, конечно.

И мировые лидеры встречаются не «на полях», а, как правило, все же в закрытых помещениях. А пока получается, что взяли английское выражение и тупо перевели, причем неправильно. Почему неправильно? Да потому что английское «on the grounds» не имеет никакого отношения к полям. А на самом деле переводится как «в рамках», «в ходе», «во время», «в кулуарах» и так далее.

Летом во время поездки по стране я посмотрел как-то выпуск новостей в компании, скажем так, простых людей. Так, услышав фразу про встречу «на полях», один из них просто заржал во весь голос: «Если бы они действительно собирались где-нибудь на полях и помогали крестьянам собирать урожай, то, быть может, и пользы от этих встреч было бы больше».

Хочется напомнить бессмертный совет Федора Тютчева:

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовется.

Иными словами, думайте, что говорите.

И, наконец, мой «самый любимый» пример. Когда слышу это слово, вздрагиваю, как от удара током. «Очередная атака террористов», «атака в метро Санкт-Петербурга», «химическая атака в Солсбери» - подобные фразы в последнее время, к сожалению, мы слышим по нескольку раз на день. Не хочу вызвать ни у кого культурного шока, но есть такое понятие – омонимы, то есть слова, которые звучат на разных языках одинаково, но имеют разный смысл. Так вот английское attack и русское атака относятся именно к этой категории.

В английском слово attack означает нападение, вылазка, удар и так далее, но только не атака. Для этого есть другие слова - assault, offensive, onslaught, strike. А атака в русском языке – это достаточно узкий военный термин, означающий «стремительное наступление на противника», причем в ограниченном масштабе, в медицине - «приступ», ну, и в спортивных комментариях. Я шутил, что, если так дальше будет продолжаться, то скоро мы увидим на лентах сообщения типа «Трое подвыпивших подростков атаковали пенсионерку».

Дождался. Буквально вчера читаю на ленте одного агентства: «Глава института национальной памяти Украины Владимир Вятрович атаковал женщин и цветочный бизнес». И речь идет совсем не о случае массового «харассмента» или изнасилования. Из заметки выясняется, что этот «историк» предложил отказаться от празднования 8 Марта.

Причем вышеприведенные примеры взяты из - назовем это - «белой зоны», - то есть текстов вполне респектабельных агентств, новостных программ радио и телевидения. А оттуда они как вирус во время эпидемии распространяются дальше – в выступления официальных лиц, и, в том числе, первых лиц государства.

А если перейти в «серую зону» - почитать тексты многочисленных Интернет каналов, блогеров и сайтов, то начинают седеть последние волосы, и не только на голове. Трэш, лонгрид, зачекиниться, лайкнуть, перепостить или вот еще одно, которое даже выговариваю с трудом: откапслочить.

Просто какой-то новый птичий язык, причем наивысшей удалью считается, как я понимаю, густо перемешать эти слова с русским матом и тогда будет совсем круто! Этакий, - перефразируя классика, - новый вариант смешения «английского с нижегородским».

К сожалению, болезненная страсть к бессмысленным заимствованиям уже заразила мозг многих людей, относящихся и к нашей так называемой интеллектуальной элите. Некоторые считают, что стоит вставить в свою речь или текст что-то на английском, как ты сразу «будешь в тренде». Иногда дело доходит просто до откровенного маразма. Вот только два примера. Недавно один широко известный в узких кругах политический обозреватель, запутавшись в словах, как плохой танцор в том, что ему мешает, написал: «Трамп пытается имплементировать в американскую политику совершенно новый подход...» Видимо, он имел в виду «имплантировать», потому что «имплементировать» что-то во что-то невозможно!

Или вот еще перлы из «аналитического обзора» одного экономиста. Он умудрился в один пассаж вставить целую россыпь «жемчужин». У него там и перфоманс, и триггер, и ротация, и хай-тек, и чего только еще не намешано.

Если бы вместо этих слов-паразитов и английских названий секторов экономики стояли бы нормальные русские слова, разве текст что-то потерял? Думаю, что нет. Но автор, как говорят в таких случаях, хотел, видимо, ударить читателя интеллектом по морде.

Почему-то каждый раз, когда мне встречаются подобные тексты, вспоминаю слова Базарова из романа Тургенева «Отцы и дети»:

- О, друг мой, Аркадий Николаич! — воскликнул Базаров. — Об одном прошу тебя: не говори красиво.

Будучи человеком объективным, я понимаю, что этот процесс в определенной степени носит вполне естественный характер. Жаргоны различного рода существовали всегда. Но все же надо как-то стремиться оберегать от этой заразы наш, назовем его, литературный язык.

А весь ужас ситуации состоит в том, что у нас сейчас царит полное благодушие. Молчит наше министерство непонятно какого образования, молчат академики, которые, видимо, все еще не пришли в себя после того, как поменяли половую принадлежность кофе, безмолвствуют наши творческие союзы.

Между тем, начиная как минимум с Петра Великого, государство всегда держало под своим контролем развитие своего государственного языка. Если этого не делать, то какой смысл тогда говорить о какой-то национальной идее, или национальной гордости, если мы с пренебрежением относимся к их самой важной составляющей – инструменту нашего с вами общения.

Может, хватит уже измываться над нашим национальным чувством собственного достоинства и вспомнить, что уважение к себе как к нации начинается с уважения к собственному языку?! Давайте прислушаемся к словам Джорджа Орвелла:

«Никогда не используйте иностранных, научных слов или жаргон, если существует эквивалент на английском языке». Если просто заменить слово «английский» на слово «родной», то получается прекрасный универсальный совет для всех народов.

А еще лучше написал полтора века назад Иван Сергеевич Тургенев: «Берегите чистоту языка как святыню! Никогда не употребляйте иностранных слов. Русский язык так богат и гибок, что нам нечего брать у тех, кто беднее нас».

И каждому из нас вслед за героем Юрия Никулина из той же «Бриллиантовой руки» пришла пора воскликнуть:

- Не, не, не, не, больше... больше не буду!


Источник