Враг у ворот. Что готова повторить Россия

16 марта 2020 г. 14:04:58

Автор: Цыганов Александр

"Мы повторим", — сказал Владимир Путин в интервью агентству ТАСС. Речь шла о Великой Отечественной войне. Но… и не о ней. Потому что понятно: Путин говорил о готовности ответить любому агрессору.

А ведь это уже страшно. Понятно, что интервью президента в медийном формате — не выступление его же с трибуны ООН. Но тем не менее уже сама такая постановка вопроса о том, что руководимое им государство готово ответить на угрозу так, как ответил СССР фашистам, показывает, у какого опасного порога находится наш мир.

И всё же что мы сможем повторить?

В возможном "повторе" сразу несколько измерений.

Первое: сама возможность повтора — то есть, получается, ответа — намекает на наличие (ну, пусть на возможность наличия) агрессивного врага. Есть ли таковой сегодня?

Давайте подумаем. В слове "повторим" — шифр. Раскрывается он так: повторим коллективному то, что было ему продемонстрировано в 1945 году. То есть если западные варвары забыли, чем для них заканчивались войны с Россией, можно напомнить.

Чем эти войны оборачивались для России, тоже, впрочем, стоит помнить.

Далее. Запад — враг: да, а почему этого надо стесняться? Запад принял живейшее участие в разграблении России в 1990-х годах. Да, военного нападения не было, грабить свою страну принялись собственные элиты, а Запад только пользовался ситуацией. Но тем не менее это действия врага. Санкции — ещё одна враждебная кампания. Якобы Запад защищает общечеловеческие ценности? Нерушимость границ, территориальную целостность и тому подобное? Расплакаться от умиления мешает одно обстоятельство — странная избирательность в подходе к ценностям. Почему у России можно оттяпывать её территории в Прибалтике, выкупленные Петром Великим, а, скажем, у той же Украины нельзя? В конце концов, ведь и Украина в середине XVII века вступала в состав России, вовсе не подразумевая того, что нынешние правители решат пересмотреть ту сделку. Наконец, почему у вполне демократической Сербии можно отнять Косово, не проделав ни одной принятой демократической процедуры, а единодушно проголосовавший за уход от нацистской Украины Крым нельзя?

Да потому! Потому что Запад — враг. И общение с Россией для него — игра с фиксированной суммой. То есть чем хуже для неё, тем лучше для него. И ради обретения такого вот баланса Запад будет идти на двойную и даже тройную мораль, на санкции, на подрывные действия, на пестование своей пятой колонны и тому подобное.

Есть ли смысл для такого врага повторить май 1945 года? Ну разумеется. Да и сентябрь, когда в две недели угрохали Японию, с которой Запад мучился четыре года, тоже заслуживает повторения.

Враг у ворот?

Правда, шапками закидывать врага тоже не стоит. Вспомним: перед 1945 годом были ещё и 1941-й, и 1942-й. Можем ли мы сегодня сравнивать наши нынешние показатели — как экономические, так и моральные — с тем СССР, который победил гитлеровскую Германию?

Сложный вопрос. Важно не путать ту сверхдержаву, которой Советский Союз был в последние годы своего существования, и его же — в 1941 году. В начале Великой Отечественной он по своему промышленному и военному потенциалу далеко не превосходил даже Германию, не говоря уже о потенциале подчинившейся фашизму Европы. Плюс неготовность к тогдашней современной войне, слабая подготовка командного состава при тотальном перевешивании мнения состава политического. Плюс общее отношение к военному делу как к чему-то такому, где тщательное изучение передовой политической доктрины и учения классиков марксизма-ленинизма само по себе дарует победу.

Извлечены ли уроки из тех тяжких, мучительных поражений 1941-1942 годов? Пересмотрены ли политические доктрины в пользу обыденного, но необходимого учения военного дела настоящим образом?

На первый взгляд, да. Уж относительно марксизма-ленинизма точно! Но если непредвзято посмотреть на то, что представляет собой современная российская армия, много ли поводов найдётся для уверенности, что и для нас 1941 год не повторится?

Что же, давайте посмотрим. Где, например, те десятки подводных атомных ракетоносцев, само количество которых должно внушать потенциальному агрессору мысль о гарантированном ответном уничтожении? Где эскадрильи, полки, дивизии самолётов 5-го поколения Су-57? Где танки на платформе "Армата"? Где те самые ракеты "Сармат", о постановке которых на дежурство говорят уже который год подряд? Где тяжёлые атомные крейсера класса "Киров", проекта 1144 "Орлан"? Один "Пётр Великий" из таковых в море выходит, в реальной войне способный в одиночку только героически погибнуть…

Так что если враг у ворот, то подготовка к его встрече у нынешней России идёт, что называется, "со сдвигом вправо". С постоянным опозданием, иначе говоря.

Страна одного удара?

Есть ещё один немаловажный фактор — готовность населения страны выстоять и выдержать первые удары войны и довести её до победы. Причём "население" здесь — понятие условное. Рядового Ваньку и так призовут, поставят в строй и потребуют: "Умри геройски!". Но решают-то судьбы страны не массы, а элиты — военные, управленческие, политические. И можно ли ожидать подвигов даже не на поле боя — это вообще фантастика! — а хотя бы в зале заседаний Государственной думы от депутатов, которые отклоняют законопроект о конфискации имущества у родственников коррупционеров? И которые из проекта поправок в Конституцию вымарывают запрет на владение иностранной недвижимостью?

Нет, понятно, что война нынешняя — война одного удара. По крайней мере, если дело дойдёт до глобального конфликта цивилизаций — нашей и варварской западной. И при встречно-ответном ударе мнения депутатов никто не спросит. Но если война будет, что скорее всего, длительной и тягучей? Собственно, она таковая сегодня и идёт, несмотря на кажущееся технически мирное время. Ведь как показывает история того же СССР, для его ликвидации Западу не понадобилось применение военной силы, достаточно оказалось образа ценностей, захватившего умы и сердца советских элит и советских граждан.

И тоже ведь одного удара и хватило…

Готовы ли мы сегодня подобный удар выдержать, чтобы потом подняться всем миром и действительно повторить май 1945-го?

Вопрос, не правда ли?


Источник